Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Как россиян превратить в китайцев

Первый зампред ЦБ предлагает демонтировать Пенсионный фонд

«Газета.Ru» 11.03.2012, 16:49
Алексей Улюкаев предлагает платить пенсии непосредственно из госбюджета ИТАР-ТАСС
Алексей Улюкаев предлагает платить пенсии непосредственно из госбюджета

Впервые чиновник такого высокого ранга произнес очевидное: пенсионная система России реформированию не подлежит. Ее можно только ликвидировать, выплачивать старикам пособие из бюджета и с детства приучать россиян к мысли о долге перед престарелыми родителями.

Первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев выступил с резкой, можно сказать, революционной статьей о пенсионной системе. Революционность этой публикации в газете «Ведомости» заключается не в том, что в ней сделаны какие-то потрясающие открытия, а в том, что впервые государственный финансист высокого ранга публично, откровенно и адекватно описал, как на самом деле обстоят дела с пенсионным обеспечением, его текущими проблемами и самыми его основами.

Алексей Улюкаев открыто диагностирует неизлечимость нынешней пенсионной системы как в ее распределительной, так и в накопительной части.

Можно только добавить, что эти изъяны механизмов социальной поддержки носят слишком масштабный характер, чтобы можно было надеяться преодолеть их, излечив наши национальные пороки — низкую производительность труда при относительно высокой стоимости рабочей силы, слабость институтов и системную коррупцию. На сегодняшний день пенсионные системы многих государств, в которых такие дефекты проявляются гораздо менее явно, становятся неподъемны для их экономик, которым у нас по традиции принято завидовать. Забавно, что один из критиков статьи Улюкаева в комментариях к ней пожелал гражданам России таких же пенсий, как в Греции: это выглядит особенно актуально на фоне ее фактического дефолта.

Открытая реализация предложений первого зампреда ЦБ означала бы отказ от иллюзий о социальном государстве (то есть от соответствующей строки в Конституции). Кроме того, закрывая проблему «вивисекторского», по выражению финансиста, подхода к формированию страховых сборов, она бы поставила на повестку дня резкое сокращение социальных обязательств государства (что в большой степени и обеспечивало в последние десятилетия успех «китайского пути», к которому так любят апеллировать критики российских реформ), а также неприкрытое фискальное давление на нефтегазовых экспортеров. Еще один источник — прямое налоговое изъятие средств предприятий — судя по всему, уже исчерпан. Все это вместе — взрывоопасная смесь, на которую не в силах решиться те страны, где вопрос давно назрел, но политическая система не позволяет идти на меры, резко понижающие уровень жизни избирателей.

Самым принципиальным в рассуждениях г-на Улюкаева является замечание о том, что на нынешнем историческом этапе пенсия становится пособием, а вовсе не выплатой гражданам созданных ими за трудовую деятельность накоплений.

Все содержащиеся в публикации технические подробности предлагаемой реформы пенсионного обеспечения являются лишь следствием этой констатации. Но практически невероятно, что политическое руководство, только что не без усилий получившее мандат на управление Россией на следующие 6 лет, решится последовать такой логике открыто. Потому что это прежде всего обидит бюджетников, составляющих большинство ядерного электората Владимира Путина. Выстроенная же им вертикаль власти в отличие от ельцинской системы «сдержек и противовесов» не умеет жить в катастрофической атмосфере. Она скорее рассыплется, чем позволит осуществить масштабные непопулярные меры.

Другое дело, что тот же самый радикализм высокопоставленного чиновника позволяет начать дискуссию, в которой можно, отвергая революционный подход, обсудить и принять решения, реально сокращающие социальные обязательства. По принципу известного анекдота, в котором Иосиф Сталин предложил расстрелять десяток старых большевиков и покрасить Красную площадь в зеленый цвет. Когда его окружение удивленно спросило, зачем в зеленый, он удовлетворенно заметил: значит, по первому вопросу разногласий нет.