Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Дань человечности

Российским властям следует законодательно закрепить порядок выплаты компенсаций жертвам терактов

«Газета.Ru» 20.12.2011, 18:27
ТАСС

Если бы в России ценили жизнь и здоровье своих граждан, решения ЕСПЧ, принуждающего правительство выплатить компенсации жертвам теракта на Дубровке, могло бы и не быть. Как и самого процесса: власти должны были сами давно позаботиться о пострадавших.

Европейский суд по правам человека вынес положительное решение по жалобе потерпевших от теракта в Театральном центре на Дубровке в Москве в 2002 году. По решению ЕСПЧ Россия должна выплатить пострадавшим более 1,2 млн евро. Суд признал, что власти недолжным образом спланировали и провели спасательную операцию, а также не смогли провести эффективное расследование ее хода. Иск в ЕСПЧ направляли 64 человека, среди которых пострадавшие и родственники погибших. Они пожаловались на непропорциональное применение силы спецслужбами России во время освобождения заложников, на нехватку медицинской помощи, оказанной заложникам, а также на неспособность властей провести эффективное расследование в связи с происшествием. Жалоба была принята к производству в апреле 2007 года, причем по требованию Российской Федерации дело было засекречено.

Но и до рассмотрения дела в Страсбурге, и параллельно ему родственники погибших (погибли 130 человек) и пострадавшие в теракте на Дубровке много лет безуспешно пытались добиться компенсации в российских судах.

Российские власти, которые постепенно расширили перечень и законодательно увеличили компенсации жертвам техногенных катастроф, по-прежнему категорически отказываются признать заслуживающими компенсации жертв терактов.

Это оборотная сторона нежелания власти признать долю своей ответственности за громкие теракты последнего десятилетия, в том числе самые крупные — «Норд-ост» и Беслан. По версии руководства страны, виноваты только террористы-смертники, но они уничтожены, значит, компенсацию требовать не с кого: государство ни при чем.

О реальном расследовании действий спецслужб во время терактов в Москве на Дубровке и в Беслане не было и речи. Истории с тем, какой именно газ и почему применяли при штурме театрального центра, из-за чего на самом деле произошел взрыв в спортзале бесланской школы, следствие в России спустило на тормозах. Более того, именно под влиянием этих терактов власть таким образом изменила закон о парламентском расследовании, чтобы сразу вывести из поля зрения слишком любопытных депутатов и тем более правоохранительных органов первых лиц силовых структур, проморгавших захват театрального центра во время представления мюзикла в Москве и средней школы в День знаний в Беслане.

По начальственной логике, признать пострадавших в терактах жертвами почему-то означало бы согласиться с ответственностью власти за случившееся. Хотя ничто не мешало за девять лет, прошедших со дня трагедии на Дубровке, законодательно закрепить компенсации жертвам терактов и их семьям, чтобы пережившие страшную трагедию люди не обивали годами пороги судов.

Понятно, что компенсации платятся из бюджета, а значит, за счет всех граждан-налогоплательщиков. Но едва ли какой-нибудь нормальный человек был бы против закона, устанавливающего материальную ответственность государства за жертв террористических атак.

В США, например, был принят закон о выплатах компенсаций пострадавшим от терактов 9/11. Согласно ему, не только раненым в результате террористической атаки, но и ликвидаторам ее последствий, получившим травмы, в течение 5 лет должны быть выплачены компенсации в размере $4,3 млрд. И американцы критиковали власти за то, что те несколько лет тянули с принятием этого закона.

В России, где по-прежнему ежегодно происходят десятки и сотни терактов, они воспринимаются государством и обществом как обычный фон жизни. Когда цена человеческой жизни ничтожно мала и с государства никто не может спросить за это, власть считает возможным пренебрегать элементарными нормами человечности. А бесчеловечность, возведенная в норму, приводит к тому, что Страсбургский суд становится для россиян высшей и последней инстанцией, где можно доказать свою правоту. Даже тогда, когда доказывать вроде бы ничего не надо, как в случае теракта на Дубровке. Россия в результате проигрывает каждый год множество дел, связанных с выплатой компенсаций жертвам терактов или зачисток на Кавказе, когда за террористов принимают мирных граждан. Но она продолжает считать виноватой в таких поражениях предвзятость судей ЕСПЧ, а не собственное пренебрежение человеческими жизнями и качество национального правосудия.

Главным уроком нынешнего вердикта ЕСПЧ должно стать четкое закрепление компенсаций жертвам терактов в российском законодательстве.

Сам процесс «Жертвы теракта на Дубровке против России» — позор для государства, не случайно российские власти настояли на его секретности.

Если решение Страсбургского суда хоть немного уменьшит обычную норму бесчеловечности власти в России, пренебрежения к отдельной человеческой жизни, оно станет историческим. А если нет — то рутинным. И Россия снова из года в год будет проигрывать дела в ЕСПЧ и платить компенсации по суду тем, кто не смог добиться человеческого отношения к себе от своей страны.