Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Учитесь, мальчики!

23.04.2008, 14:00

Как прежде исчезали из телеэфира программы и люди? Раз, и нет ни передачи, ни человека, будто и не было вовсе. Уж сколько их упало в эту бездну, и какие имена – Сорокина, Парфенов, Киселев, Доренко, Миткова, Романова. А сейчас, во времена суверенной демократии, все по-другому. Решил Глеб Павловский сам (или с помощью старших товарищей) закрыть свой проект «Реальная политика» и закрыл – изящно, эффектно, в антураже предельной прозрачности. В последнем выпуске ведущий доложил зрителям о мощных сдвигах, имевших место в стране за время существования «Реальной политики», то есть за последние три года. Тем, кто не понял, что перемены случились не без помощи Глеба Олеговича, он сообщил: «Мы выиграли все, что могли». Тем, кто забыл о его статусе, напомнил: «Благодарен всем, кто помогал – в Кремле и вне его». И уж совсем для тупых расставил точки над «и»: «Я думаю, что поработал результативно».

Финальная программа прозвучала апрельскими тезисами Павловского. Пафосный стиль итогового послания городу и миру смягчен пронзительной лиричностью светлого чувства автора к главе государства. Путин, по его мнению, первая кадровая удача в нашей политике за последние сто лет. Он состоялся не просто как президент, но и как человек, искушенный в русской власти. Вот Сталин, говорит Г.П., не выдержал искушение, а Путин выдержал, он сильнее даже Сталина. Трогательное «даже» намекает на перемену политической ориентации. Лет шесть назад Глеб Олегович, помнится, считал Владимира Владимировича первым серьезным главой государства со времен Александра I, теперь решил, что актуальнее сравнение со Сталиным. Свое отношение к кумиру (Путину, а не Сталину) он поясняет с неожиданным простодушием, претендующим на вхождение в анналы: «Это не пропаганда, я и сейчас им восхищаюсь».

Как-то Павловский заметил: на политсцене вижу себя осветителем. Так что стоит прислушаться к предсказаниям человека, приобщенного к неким высшим тайным знаниям. С помощью кукольного сюжета о кремлевском субботнике под присмотром Медведева Г.П. сначала показал, а потом отдельным списком назвал фамилии и должности тех, кто (если я правильно понимаю эту изощренную метафору), вместе с ленинским бревном покидает окрестности Кремля: Патрушев, Онищенко, Зубков, Устинов, Лавров, Иванов, Лужков. Другой сюжет, не такой высокохудожественный, но с выразительным заголовком «Скорей занимайте места в длинной очереди на «Титаник», намекает на судьбу либералов. В прибрежном сочинском кафе нервно ждут отплытия Немцов, Каспаров, Чубайс, Кириенко. Их потарапливает Путин – «пароход уже отправляется».

Вообще Глеб Олегович был в ударе. Он жал на разные регистры – от высокой публицистики («гражданам осталось взять в руки три ветви власти») до разящего сарказма («потерявшийся в дремучем лесу мальчик-с-пальчик Лимонов российской оппозиции»). Он твердил о незаменимости Путина и осторожно напутствовал Медведева слогом высокой литературы. Но подлинное восхищение вызывает сам поступок Г.П. Не каждый ведущий способен на столь радикальный жест (закрыть программу, которая выполнила свое дело), хотя каждый, за исключением Максимовской, ковал путинскую победу и, стало быть, уже достиг высшей цели.

Дальше – только спад, о чем красноречиво свидетельствует эфир последней недели. Узость круга дозволенных к обсуждению проблем и аналитиков приводит к анекдотическим ситуациям. Пара гнедых, Веллер с Прохановым, привычно занимающихся словоблудием на тему демократии в передаче «К барьеру!», уже воспринимается как акт о полной капитуляции жанра. К чести Соловьева, он чувствует абсурдность данной комедии положений: «Вот стоим мы тут, три русских писателя как три тополя на Плющихе, а народ вообще не понимает, о чем речь». Аналогичные тополя неизменно произрастают в программе «Судите сами». Пока Проханов на автопилоте, уже без былого драйва орет на НТВ: «Не надо пугать народ моим другом Макашевым», на Первом параллельно взбухает дискуссия на краеугольную тему: допустима ли химическая кастрация маньяков-педофилов? Мелькают знакомые лица Шевченко, Дугина, Хинштейна, специалистов хоть по НАТО с Византией, хоть по абортам с кастрацией…

При кажущейся незыблемости нынешнего миропорядка что-то в атмосфере меняется. Долгие годы единственным содержанием реальной политики в кавычках и без (и соответственно того, что весьма условно можно назвать аналитическое ТВ) оставалась любовь к Путину. Сейчас наступает эра, когда, воспользуемся формулой мудрого Ключевского, следует «жить на два ума, держать две парадные физиономии». Так он трактовал статус Александра I, вынужденного постоянно лавировать между любимой бабушкой Екатериной II и менее любимым отцом Павлом I. Задача, стоящая перед политическим классом России, еще более сложная – лавировать придется между двумя лидерами нации, фактическим и юридическим. С подобной тонкой работой на ТВ вряд ли справятся и громокипящие витии с необновляемым набором мыслей, чувств, слов и пассионарные ведущие, давно перешедшие из стана модераторов дискуссий в стан громокипящих витий.

Опять же, трижды прав Глеб Олегович. Восторгаясь тем, как Путин одним своим шагом перевернул государственную сцену России, он назидает паству: учитесь, мальчики! И верно, учитесь. Будьте как Путин и Павловский. Талант вовремя уйти, чтобы остаться, дарован только избранным.