Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

По заветам американцев

06.09.2012, 11:57

Игорь Свинаренко о случайных разговорах

Учебники бизнеса, изданные в Америке, учат нас заводить разговоры со случайными людьми. От которых как бы никакого толку. Но бывали случаи, когда уборщица пробалтывалась случайно похвалившему ее швабру визитеру насчет коммерческих секретов своей фирмы, которые нашла на помойке. В таком духе. Я когда узнал про это, порадовался за свою интуицию, которая толкает меня на разговоры с совершенно случайными людьми.

Вот юноша из дальнего Подмосковья, закомплексованный и тянущийся к городской цивилизации, он ходит в белой рубашке, которая никак не вяжется с прочими его тряпками. Осматривает мегаполис широко открытыми глазами. Чего я к нему прицепился и как вылезла тема Америки — уж и не вспомнить по мелкости разговорчика. И вот я возьми да спроси его: а как различаются ВВП наших стран? Пусть прикинет! Он думал, думал и говорит: «Они нас опережают на 50%».

Таково было его оценочное суждение. Вот ведь как: человек приехал завоевывать столицу, а там и мир, осталось совсем чуть-чуть, пятьдесят процентов каких-то. А оказывается – разница-то в разы. И разов тех 12. Что мы наработали за год и порвали жилы при этом, то в Штатах играючи за месяц быстро проворачивают — и все идут беззаботно пить пиво… Что ж в школе этого пацану не объяснили? Выкинули его на ринг, хилого доходягу, биться насмерть с боксером-профи? Чтоб после размахивать его бездыханным тельцем с целью заклеймить закулису?

«Пойми, — говорю, — картина такая. Ты сидишь в тамбовской деревне, и вас там воспитали, что вы самые крутые, а в Москве одни дебилы. И ты так живешь, и все это — правда, если в Москву не ездить». В общем, привел человека в состояние страшного ужаса. Наверное, уже поздно, и все кончено, он пропащий и лузер навеки, начнет теперь бухать и ширяться. А может, возьмет себя в руки? Я призвал его никому не верить и самому пошарить в инете, там много всяких ответов, были б вопросы.

А страна в общем так и живет, как этот пацан! В школах физкультура, в ящике типа культура, я вижу там мелькание тупых сериалов, щелкая пультом за ужином по старой привычке. Сериалы таковы, что скоро уж надо будет ликвидировать кино как таковое. А работу в Останкино приравнять к отравлению колодцев.

Кстати, не закрыть ли страну на капремонт? Укладка плитки в Москве прекращена, остров Русский обустроен, ресурсы высвободились для оставшейся территории РФ…

А вот выходит из дверей поликлиники – перед которыми курил наивный подмосковный пацаненок – типа медсестра и нелегко идет куда-то вдаль, к остановке. Подвезу-ка я ее до метро! Сажаю, везу бедную. Иногда такие суют деньги, чистые люди. Хотя если так и дальше пойдет, с кризисом и с закрытием СМИ, не ровен час пойдешь «бомбить», дерясь с таджиками за клиента! Слово за слово, дама рассказала, что она из Грузии, давно уже. Неизбежная тема: как там всегда тонко и деликатно, и уважительно все. «А тут люди часто не очень вежливо высказываются, не очень хорошо. Разве можно – про цвет кожи так грубо говорить? Нельзя ведь. Как же их дома не научили? Каждый день приходится слышать такое».

Я скосил глаз: конечно, с Кавказа, оттуда, и еще же видно, что у нее роскошные добрые глаза, счастливые, вот она мне не нужна и даже знакомиться не буду, но какой взгляд, какой тембр, какая радостная струна! Как правильно я ее везу, вампиря ее веселую энергию, чуть-чуть. Потом, кстати, целый день был в хорошем настроении. Надо как-то таких людей выискивать и расселять по городам, чтоб другие их встречали и подпитывались, вот как в аэропортах на Западе есть бесплатные зарядки для мобильных.

И еще мне эта пассажирка рассказала про маленькую внучку. Которая ее спрашивает: «А эти дяди на улице, они что, подсматривают, когда я купаюсь?» Медсестра стесняется сказать слово, которое слышит от взрослых уродов смуглая девчонка, и не называет, конечно, ту часть тела, которая имелась в виду. Мы как-то вдвоем смутились и молчим, даром что я и матерщинник, конечно.

Чему в наших школах учат? Физкультуре? Там удобно объяснять, как бить недовольных на улице. Хотя — не надо все валить в негатив: могут же научить, и как быстро убегать от ментов.

Довез прекрасную грузинку, бросил машину, далее на метро, и вот на гранитном парапете над ступеньками подземного перехода вижу толстяка-пенсионера, пьющего пиво из бутылки. Какая знакомая картина! Как ее не хватает в заморских странах! В которых люди тупо просиживают штаны в банальных барах. А вот наши на миру, среди своих, в толпе, среди бегущих и толкающихся и малохольных, — застывают в некой позе, не описанной йогой, и медитируют с поллитровкой темного стекла. Это, может, и есть короткий миг свободы, какая только и выпадает русскому человеку – промежность (прошу оставить словцо, оно ведь невинно, не мат), отделяющая тяжкую унизительную службу или, что еще хуже, физическую, как у коня, работу от домашнего рабства в тесной квартире с тонкими стенами. Где из тебя выпьют кровь за то, что ты лузер – ведь другие и не пьют пива на улице второпях.

И конечно, пара слов с этим мужиком, актуальное интервью о жизни, причем без диктофона, а так беззаботно и неторопливо, как бы ни о чем. А потом такие притчи, такой буддизм вылезает, такие коаны, что ты! Хоть в граните, как говорится, отливай. Не зря я до него докопался! Мужик мне рассказал бесхитростно про то, как строил дом в деревне. Фундамент ленточный он делал как? Стал собирать бутылки вокруг и складывать на огороде.

— Зачем? – спросили досужие соседи.
— После узнаете.

Видно, не имея сил терпеть в ожидании отгадки, местные стали собирать и стаскивать ему со всех сторон бутылки. Подгоняя время. А, думали они, он забор поставит прозрачный из бутылок этих! Или и вовсе – дом. Такое бывало, думали люди, но уверены до конца не были.

И вот настал день заливки фундамента. Мужик укладывал внутри опалубки слой бутылок, лежа, горло к горлу – а после заливал бетоном. И так раз за разом, слой за слоем. Он бы мог их побить, эти бутылки, тогда б это было за щебень, не хуже. А раз целые – теплоизоляция прекрасная. Местные подивились, а после спрашивают:

— А мыл-то ты зачем эти бутылки? Чистюля нах, — и кивнули на старую ванну с водой, откуда он и правда доставал стройматериал этот вот. – С ума, что ли, сошел?
— Не мыл я их — а надо, чтоб этикетки отлепились.
— Зачем?
— У бумаги адгезивность слабая. А вот бетон со стеклом очень хорошо склеивается, и там и там песок ведь, — снисходительно объяснил мужик уже мне, в ответ на мой наводящий вопрос.

Домов у него, как выяснилось, пара-тройка, не считая квартиры и прочего. К чему я считаю его дома? К тому, что он недавно спорил с соседкой. Та, начитавшись статей моего товарища Прилепина, сказала: Сталин хороший, а репрессий никаких не было.

— Как не было? Вон у меня в семье только пятерых расстреляли! Не считая посаженных!
— Все врешь, не было репрессий!

Мужик улыбался, не знал, что ему еще сказать дурной своей соседке, которая уж лучше б и читать не умела, когда так. Он сидел на парапете с этим пивом, прикидываясь бедным пролетарием, видно, мимикрируя по семейной привычке, чтоб не удавили и не пожгли. Выжил вот один из большой кулацкой семьи, которая, видать, вся пахала, и вот ему передались прекрасные гены, которые даже кажутся, пардон, нерусскими какими-то. Какая радость была смотреть на него, живого, крепкого, плотного и мало пьющего – ну, бутылка пива не в счет. А еще ж в этот день была грузинка, которую с внучкой мучают добрые люди, и пацаненок, которого перед тем, как увлечься журавлиными полетами, убедили, что Америку можно закидать нашими лаптями так, что она сникнет и зачахнет.

В общем, не знаю, что в стране происходит, про что пишут СМИ: журавли эти вызвали во мне ужасную ненависть к казенной информации. И потому я написал вам о простой жизни.

Она все еще идет. Как ни странно.