Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Похмельный синдром победителя

10.05.2007, 17:06

День победы я отмечал дома, но концептуально. Я, значит, выпил Chianti — в знак победы над фашистской Италией, потом Hennessy – чтоб вишистская клика, немецкая прислужница, знала свое место, и закусил это японским квантунским милитаристским суши-сетом, тоже в честь нашего военного превосходства. Это все я сообщил по телефону товарищу, который поздравлял меня живя в Германии, и пожаловался ему, что в доме не нашлось ничего немецкого (я-то рассчитывал на Jagermeister, но тот уже оказывается незаметно выпился), и таким образом моя концепция хромает. Он меня утешил, сказал, что ситуацию можно спасти если утром похмелиться баварским пивом. Я радостно пошел завершать многофигурную композицию, за пивом.

И вот, проходя этим самым утром мимо зала игровых автоматов, это рядом с московским офисом одной богатой сибирской нефтянки, увидел там стоящего на своем обычном месте слепого седого, в берете, усатого старика, который торгует книгами. Книги – какая-то чистая ерунда, они все те же третий год, их не берет никто. Сунул ему в руку банкноту, как обычно, и пошел дальше не дослушав его «спасибо». Я подумал что это неплохой символ русской интеллигенции, — мало что понимает, тычется как слепой котенок, говорит о возвышенном, под которым понимает поочередно портреты Хемингуэя, социализм с человеческим лицом, Евтушенко, перестройку, Ельцина, чеченских «благородных» бородатых партизан, «уникальный журналистский коллектив» и все такое прочее. Иногда ей дают каких-то денег, но чтоб слушать, держать ее за интеллектуальную элиту – такого нет почему-то. Духовные ценности тоже не очень. А чтоб власть взять, как Гавел какой-нибудь – про это нет и разговора.

Про символ – это так, кстати. Но я понял, откуда у меня взялся позитив на почве слепого старика. Все дело в том, что он молодой, этот старик, ему едва ли 70, — то есть приятно, что не ветеран войны! Это было б как-то слишком в эти дни. Когда по улицам ходят ветераны с орденами. Их конечно очень мало сейчас, но они еще встречаются, я увидел на Малой Лубянке одного такого: у него было наград больше чем у Брежнева, и левый, и правый борта пиджака были покрыты сверкающим цветметом сплошь.

Кругом награды. Мне даже на этой почве приснился сон. Не очень политкорректный, в такой ситуации, но вполне допустимый. Мне приснилось, что я учусь на журфаке. Что действительно имело место. А главным предметом у нас была физкультура, что угодно прогуливай, только не ее – снимают стипендию; и это тоже правда. И вот меня вызывают в деканат, а ведь вызывали, бывало, — и спрашивают:

— Отчего ты прогулял позапрошлую физкультуру?

— Я? Я это… ну… а, вспомнил: я выполнял важное поручение партии и правительства!

— Ну что же, это уважительная причина. Ладно. Ну а прошлую физкультуру почему прогулял? – они думают, что тут мне крыть будет нечем.

— Прошлую? Прошлую, прошлую… — я переминаюсь с ноги на ногу, пытаясь придумать убедительную отмазку. И, заметив вдруг, что я почему-то в пальто, и догадавшись, что ж у меня там под ним спрятано, нахожусь:

— А, так я в Кремле был! Меня как раз награждали за выполнение того самого задания, ну, партии и правительства.

И тут я распахиваю полу пальто, а там – борт моего пиджака, и на нем – Орден Ленина, Орден Боевого красного знамени и медаль «За боевые заслуги».
Деканату даже неловко, что побеспокоили такого человека… Они извиняются.
Да, незаслуженно приснились мне боевые награды. Я пацифист, в войсках провел всего месяц, нося гимнастерку образца 1943 года, — это сколько ж их нашили, что даже нам хватило. В таких сейчас наши бойцы второй мировой войны в телевизоре, фильмы идут один за другим, я невольно насупливаюсь, увидев этот стоячий воротничок. Сколько я в этой форме принял страданий от тоталитарного режима, сколько ведер картошки я перечистил за то, что ходил небритый, в расстегнутой гимнастерке, с легким запахом водки «Пшеничная». Не знаю как сейчас, давно не бывал в войсках — но тогда с демократией в армии было не очень.

Но с заслуженной – вроде – победой нас сильно потеснили, а мы этого как бы не замечаем. Часто как-то за суетой не замечаешь очень важных вещей, и вот одна такая, эта мысль очень неприятно меня взволновала: как же так, нас, граждан страны-победителя, не пускают в побежденные и освобожденные страны? Без визы? Слабая отмазка – что и дедов наших не пускали, и совсем уж скользкая параллель – что-де когда им надо было, они и без визы туда попадали. Ладно, Франция и Швеция и Англия и т.д. могли б как-то оправдаться, но Германия с Австрией и бывшими соцстранами могла б соблюсти приличия. Мы находимся более чем в сомнительном положении! Вплоть до того, что мне и по этому поводу приснился актуальный, извините, сон. Такой. Гендиректор журнала «Медведь» Шура Воробьев показал мне документ, который он выправил, чтоб ездить в Европу без визы. Это был паспорт – по размеру раза в два больше обычного, но в карман вмещается, я проверял, и еще на нем тряпочные завязочки, как на старых папках для бумаг – значит, паспорт гражданина Азии. Во сне я был поражен простотой и гениальностью этого варианта, удивился, как мне это раньше не пришло в голову — и тут же побежал и себе выправлять аналогичную ксиву…

В реальной жизни же как-то все печальней, и попытки нашего президента нажать на европейцев, чтоб они нам позволили к ним ездить без виз, ни к чему пока не привели. Может, надо как-то тверже с ними? Газовую атаку устроить? Вон Украине отключили газ, так сразу Янукович как поднялся…

В этой связи я вам изложу свой самый свежий сон, тоже, как и все у меня, необычайно актуальный. Значит, так. Путин выпустил Указ, по которому слово «Россия» будет теперь мужского рода.

Ну, чтоб жестче отстаивать свою позицию на мировой арене.