Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ничего политического

28.06.2011, 15:02

Божена Рынска о вручении премии «Серебряная калоша-2011»

Пятнадцатую «Серебряную калошу» все московские «все» ждали с опаской. Прошлогодняя церемония некогда самой талантливой премии Москвы была провальной: сказался творческий развод генерального директора радиостанции «Серебряный дождь» (создателя премии) со своей очень бывшей женой Натальей Синдеевой (соавтор премии). И именно этот год должен был определить, сдох самый остроумный светский проект или нет. Рады констатировать: не сдох — наоборот, пошел на поправку. Конечно, «таперича не то, что давеча», — гениальную «Калошу-2009» пока не переплюнули. Но гомерически смешные моменты попадались, а Ксения Собчак как ведущая растет от «Калоши» к «Калоше».

Госпожа Собчак изначально человек с не самой обаятельной органикой и более чем рядовыми актерскими способностями. Женщины вообще посредственные ведущие церемоний. Конферанс — это какая-то чисто мужская история: самая способная тетка и близко не подберется к уровню Урганта, Цекало и Парфенова. Но именно мужская природа Собчак дает возможности для зажигательного конферанса. Движимая упорством и сверхжеланием навязать себя обществу, она с каждым годом становится все профессиональней. И в этот раз госпожа Собчак провела «Калошу» еще бодрее, чем в прошлый.

Из недочетов «Калоши-2011»: организаторы сильно затянули начало. Приученные калошеводами к пунктуальности гости прибывали на ступени Театра Российской армии так, как указано в приглашении: ровно к 18.00. Обычно тусовка на ступенях или в саду Театра Сатиры (вторая ставка «Серебряной калоши») длилась час-полтора, после чего всех насильно (щекоткой или пинками — по-другому никак) гнали в зал. В этот раз светских активистов мариновали два с половиной часа. В зал загоняли нежно и вяло. В итоге действие началось только в половине девятого и зрители были перегоревшие.

Пока полувыдохшиеся гости рассаживались, репродуктор зачитывал твиттер «Серебряной калоши»:

— Не ходите, девки, замуж, а ходите вы в развод.
Роза Сябитова.
—- Тина Канделаки, ты супер!!!!
Тина Канделаки.
— Лично мне свадьба Андрея Малахова понравилась больше, чем принца Вильяма.
Андрей Малахов.

Сюжет церемонии, на который нанизывалось действие, — предсказатели из племени майя и портрет Майи Плисецкой, швыряющейся пуантами с именами номинантов, — не показался мне остроумным. Он скорее портил общую картину. Однако голос с небес возвестил, что «Калоша» в этом году будет «предапокалиптической» и только Ксения Собчак и Андрей Фомин способны этот конец света предотвратить. Сказка — ложь, да в ней намек: на апокалипсис в этом году намекают и очень серьезные мастера культуры. Что-то такое носится в воздухе... По сценарию «Калоше» предстояло собрать отличившихся представителей нашего шоу-бизнеса и ввести их в спасительный «ковчег».

Первая номинация называлась «Морда с билборда, или Облом с еблушки». В пассажиры калошного ковчега выдвигались группа «Чай вдвоем», Наоми Кэмпбелл, Марина Голуб и Евгений Плющенко. На экране показали, что и как рекламировали эти добрые люди.

«Мы всегда знали, что наши спортсмены сосут. Но благодаря рекламе мы, например, узнали, что именно сосет Евгений Плющенко», — объявила Ксения Собчак. И действительно, на экране появился знаменитый фигурист в ролике «Что сосут чемпионы?».

Перед тем как портрет Майи попросили выбросить пуанту с именем победителя, зал взревел: «Плющенко!!! Плющенко!!!» Но приз выпал Марине Голуб — за рекламу средства для чистки унитазов. Про Плющенко точно могу сказать: его опять дисквалифицировали, и опять несправедливо. Его первое место в этом чемпионате было неоспоримо, и только интригами его супруги Яны Рудковской можно объяснить такой чудовищный пролет мимо ковчега.

Если первая номинация была смешной, то вторая стала просто блистательной. Награждали тех, кто в этом году «отстоял право на кулачные бои между мужчинами и женщинами». Выдвигались: Филипп Киркоров (знаменитая потасовка с Мариной Яблоковой), фигурист Алексей Ягудин (за драку с журналисткой) и актер Александр Баширов, напавший на телеведущую Ксению Бородину.

Номинацию назвали: «В бой идут одни мудаки». На этих словах зал опять взревел от хохота. Победил Филипп Киркоров. Но, хоть он на церемонию и не пришел, «вручантку» ему подобрали могучую — чемпионку страны по бодибилдингу, которая сразу врезала по изображавшему Киркорова муляжу.

Из других удачных моментов «Калоши»: авторы раскопали, что некий бизнесмен Аркадий заплатил миллион долларов за появление в клипе Леди Гага. Ведущие Ксения Собчак и Андрей Фомин крутили этот клип в замедленном режиме и все пытались понять, где таится этот боец невидимого фронта? Они рассматривали в лупу лица персонажей — не этот ли полуголый гламурный красавец наш Аркадий? Нет, не он. Наконец за дальним столиком в ночном клубе в увеличительное стекло удалось рассмотреть мелькнувшее на две секунды лицо щедрого миллионера. Слава настигла его пусть и не в клипе, но в Театре Российской армии точно.

Победителем в следующей номинации стал Алексей Воробьев. На «Евровидении» он уже доказал, что слово не воробей. А на «Калоше» этот дружелюбный лабрадор невесть с каких хренов стал «давать строгого господина». В этой роли ему даже удалось остановить извержение Ксении Собчак. «Ксения, когда говорят мужчины, молчат даже горы», — властным жестом остановил он, и госпожа Собчак удивленно замолчала, вглядываясь в господина Воробьева. «Надо же, какой альфа-доминант в нашем зоопарке нарисовался!» — как бы говорил ее взгляд.

Пародируя знаменитый спич Мутко «лет ми спик фром май харт», хит Налича «Гитар, гитар» (ай невер би клевер) переделали в «Мутко, Мутко, Мутко, ин Кремлин ай никто». И там и там забавно обыгрывался ломанный английский. В номинации «Промоушеничество года» победил, ясное дело, тот самый «дефедеративный» Владимир Киселев. В перебивках между награждениями показали сюжет о Михаиле Прохорове: оказывается, он создал не только «Ё-мобиль», но и ё-модель, которая стоит 300 долларов не за ночь, а за все время. Среди покупателей ожидались Стросс-Кан и Сильвио Берлускони. Ну а в ставшем традиционным разделе премии «Письмо-угроза» блеснула «в каждой бочке разведчица» Анна Чапман. Подробнее об истории этой незаурядной эпистолы можно прочитать у блогера Андрея Мальгина здесь, здесь и здесь

Последней, как всегда, была любимейшая старейшая номинация «Серебряной калоши». Вот уже пятнадцать лет бичом сатиры бьют за музыкальный плагиат, но по-прежнему — воруют-с. В этом году номинация опять поменяла имя. Теперь она называлась: «Беспроцентный взяйм, или Поделись мелодией своей». Мелкие стыдливые воришки коммуниздили у Modern Talking и Эдуарда Хиля. Стас Михайлов размениваться не стал — беспроцентно взял у Элтона Джона. А вот «Дискотека авария» попалась на крупной краже — они замахнулись на святыню, на саундтрек к фильму «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Собака Баскервилей» композитора Дашкевича. Вручать «Калошу» одному из солистов «Дискотеки» на сцену вышла сама собака Баскервилей — огромный мастиф.

И все было бы хорошо и смешно, если бы не одно обстоятельство. Боевое гвардейское оружие «Калоша» всю свою огневую мощь обрушивало только на тех, кого обижать не опасно. Любимая московская церемония окончательно перестала «хавать политику». И из-за этого «Серебряной калоше-2011» явно не хватало перца.