Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Греко-римская борьба

11.11.2011, 09:22

Технологически мы уже живем в новом глобальном мире, а ментально — нет

Долговой кризис в ЕС, «арабская весна», глобальный экономический кризис 2008—2009 годов, террористическая атака 9/11 на США, распад соцлагеря и советской империи — звенья одной цепи. Похоже, мы имеем дело с глобальным цивилизационным сбоем, тупиком господствующих базовых представлений о смысле и способах существования человечества. А реагируем исключительно на частности — хаотично и без больших шансов понять, что с нами вообще происходит.

У глобального по факту мира не оказалось глобальных, пригодных к употреблению, разделяемых «квалифицированным большинством» граждан идей и принципов, на которых этот мир можно более или менее комфортно и относительно справедливо обустроить.

Франция и Германия ведут секретные переговоры о реорганизации еврозоны. Экс-президент США Билл Клинтон заявляет, что вполне нормально, если президенты идут на третий срок, если только не подряд. Казавшихся вечными (то есть пожизненными) лидеров Египта, Ливии, Туниса свергли в считанные месяцы. Набирает популярность совершенно бессмысленное, но точно улавливающее нерв эпохи движение «Оккупируй Уолл-Стрит». Ощущение нарастающего хаоса в мире в последние два десятилетия неуклонно растет. Оно не обманчиво: действительно рушатся основы.

История опять сделала нам красиво. Еврозону (а возможно, и весь Евросоюз, самый амбициозный «глобалистский» интеграционный проект после Второй мировой войны) разрушают Греция с Италией. Это страны, которые наследуют ключевым родоначальникам нынешнего миропорядка. Античная Греция породила содержание этого миропорядка, базовые ценности, прежде всего культурные. Древний Рим дал форму, империю. Хотя с тех пор появились две великие мировые религии — христианство и магометанство, движение мира вперед обеспечивали античные ценности демократии (агора) и конкуренции (ее самое вульгарное проявление — обычай сбрасывать в пропасть слабых мальчиков в древней Спарте). Кроме того, практически всегда со времен Первого Рима во все эпохи находились альфа-самцы мировой политики, доминирующие империи, государства — хозяева мира.

Теперь все более явно проявляет себя кризис несоответствия образа жизни человечества, политических институтов и доминирующих идей объективной реальности.

Видимо, мы присутствуеь при конце века капитализма и века социализма, а также века отдельных цивилизаций, основанных на локальных религиозных ценностях.

Похоже, истекает срок годности экономики, основанной на постоянном росте потребления как главной видимой цели развития человечества. Экономика потребительской цивилизации создала проблему жизни в неоплатный вечный кредит (когда люди и компании берут новые кредиты, чтобы отдавать прошлые) и глобальных финансовых пирамид, куда более масштабных, чем пирамиды египетские. При этом провалились и попытки силой не допустить массы людей к благам этой потребительской цивилизации: порожденные такими попытками тоталитарные и авторитарные изоляционистские режимы оказались еще менее прочными и дееспособными, чем погрязшие в долгах демократические государства. Не говоря уже об их вопиющей бесчеловечности.

Мы по-прежнему реагируем на эти события ситуативно, в режиме пожарной команды. Но, видимо, настает пора поднимать голову, не зацикливаться только на решении тактических неотложных проблем вроде долгового кризиса ЕС, пытаться вырабатывать реальную стратегию и идеологию глобального мира, идеологию неоглобализма. Это могут делать и лидеры всяких G8 и G20, и международные организации, и ученые. Потому что технологически мы уже живем в этом новом, не до конца понятном глобальном мире, а ментально — нет.

Отставание понимания жизни и принципов устройства человеческих сообществ от технологических возможностей становится критическим. Да еще и усугубляется критическим сокращением природных ресурсов, необходимых для выживания человечества. При нынешних раскладах голод, бедность и, в конце концов, энтропия человечества будут только нарастать.

Вряд ли экономический рост и конкуренция могут быть безоговорочными признаками нормального развития в этом новом мире, равно как, например, отстаивание любой ценой государственного суверенитета, узких национальных или религиозных ценностей. Скорее, речь идет об экуменизме в религиозной сфере, преодолении животной конкуренции за счет сотрудничества в сфере политической и макроэкономической, попытках формировать надгосударственные механизмы реального регулирования глобальных экономических процессов. Создание того самого мирового правительства, разговор о котором еще и сейчас может считаться признаком душевного нездоровья говорящего, на самом деле становится все более актуальной задачей. События последнего десятилетия показали, что в современном глобальном мире нет локальной неуязвимости, «островков стабильности» и «тихих гаваней». Создав общечеловеческие транснациональные технологии, информационные системы, оружие, способное уничтожить нас всех практически одномоментно, мы оказались в одном Ноевом ковчеге или «Титанике» — в зависимости от исхода плавания.

Политикам придется научиться забыть понятие «национальные интересы», потому что залог развития и выживания мира — интересы глобальные, общечеловеческие. Проблема в том, что с нами это происходит впервые, мы внутри совершенно новых для человечества процессов. Тем важнее понимать, что эта наша «греко-римская» борьба за существование окажется безуспешной, если мы не расширим горизонт восприятия происходящего, не научимся выбирать направление движения и солидарно грести в одну сторону. Причем не под себя.