Сталин внутри

09.04.2010, 09:01

Мы несем груз вины за ужасы нашей прошлой истории до тех пор, пока не признаем вину.

70-летие Катыни дало России исторический шанс сделать то, что сделала послевоенная Германия по отношению к гитлеровскому Третьему рейху. А именно покаяться и строить страну так, чтобы тоталитаризм и фашистское варварство не имели ни малейших шансов вернуться. Российская власть как никогда близко в путинскую эпоху, фактически начавшую ползучую реабилитацию Сталина на волне нараставшей великодержавной риторики, подошла к осознанию очевидного.

Фотография коленопреклоненного Путина, возлагающего венок жертвам сталинских репрессий в мемориальном комплексе «Катынь» вместе с польским премьером Дональдом Туском, станет одной из важнейших в истории путинского правления. Оказывается, иногда преклонить колени значит проявить достоинство, а не потерять его.

И совесть — это не слабость, как можно подумать по действиям российской власти в последние десять лет, а сила. Путин даже впервые произнес имя «Сталин» применительно к расстрелу поляков в 1940 году. Более того, в России с высочайшего дозволения наконец показали по государственному телеканалу фильм живого классика мирового кино Анджея Вайды «Катынь», еще пару лет назад запрещенный к показу как «русофобский».

Но все-таки решающего шага к честному пониманию своей истории Россия не сделала и сейчас. «Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах, но такая же ложь – возлагать вину за эти преступления на российский народ», — сказал Владимир Путин в Катыни. Это очень больная и тонкая проблема. Конечно, россиян в Катыни было расстреляно больше, чем поляков. Но народ, увы, разделяет ответственность за своих правителей даже там, где правители лишают население любых прав на соучастие в управлении государством. Сталинский режим обслуживали миллионы россиян, причем многие из них не из-за страха за собственную жизнь (что вполне объяснимо), но и вполне сознательно. Эту ответственность разделяем и мы, живущие сейчас, потому что преступление совершала наша страна.

Еще более опасную не только для объективного взгляда на историю, но и для полноценного развития сегодняшней России логику озвучил директор Института российской истории РАН Андрей Сахаров: «Россия не должна брать на себя ответственность за массовые расстрелы органами НКВД в 1940 году польских военнослужащих. Россия не может признать вину, «виноватой» страны уже не существует. Мы можем только выразить сожаление, что наш предшественник – Советский Союз – допускал такие жестокие, репрессивные и негуманные действия».

Простите, но тогда ведь не существует и страны, которая выиграла Вторую мировую войну, избавила мир от «коричневой чумы», как любит говорить наша власть вслед за советской. Про «красную чуму» не говоря при этом ни слова. Почему же сейчас Россия утверждает, что она выиграла ту войну, а не «наш предшественник Советский Союз», выражаясь словами Сахарова? Мы же с таким размахом празднуем 65-летие нашей Победы, а не победы несуществующего государства. К тому же, надеюсь, ни у одного нормального человека не вызывает сомнений, что Россия обязана обеспечить жильем нуждающихся ветеранов Великой Отечественной, не считая их людьми из страны, которой уже нет. Хотя ее действительно нет.

Более того, признание вины России за расстрелы поляков в Катыни нужнее нам, а не Польше. Для Польши это лишь подспорье в ее состоявшейся национальной самоидентификации как европейского демократического государства, а для России — краеугольный камень так и не завершенной самоидентификации.

Для нас признание полноты ответственности за всю советскую историю—это четкое заявление, что мы больше никогда не хотим быть сталинской Россией, не намерены опять становиться «империей зла», не желаем «вставать с колен», пытаясь поставить на колени собственный и другие народы.

Как были нужнее нам, а не полякам извинения за эти события, прозвучавшие из уст первого президента России Бориса Ельцина. Потому что это ведь в нашей стране долгие годы правил бесчеловечный режим, принесший огромные страдания и уничтоживший миллионы наших граждан, так искалечивший мозги нации, что сегодня многие россияне готовы оправдывать и даже славить сталинский морок.

Советская власть, к слову, начала с того, что активно пыталась убедить население: история начинается с нас, Российская империя — другая страна, ее больше не существует. Но в итоге повторила и приумножила самые страшные злодеяния имперского периода. Кончилось все это распадом страны.

Если мы цинично присваиваем достижения отцов и дедов, не видя трагедий нашей истории, открещиваясь от них, мы теряем иммунитет против повторения таких трагедий. Если их победы — наши, то и преступления той страны тоже наши, такая же часть нашей истории.

Российская рок-группа «Краденое солнце» поет песню, где есть строчка «а внутри меня Сталин — голова с голубыми глазами». Наша власть, многие российские граждане и, главное, нация в целом продолжают жить со Сталиным внутри.

Выдавливать из себя Сталина Россия обязана, чтобы выдавить из себя вековое рабство и наконец стать страной, которая не считает «страх» и «уважение» синонимами во внешней политике, а «сильное государство» и «подавление свобод» синонимами во внутренней.

Мы как раз несем груз вины за ужасы нашей прошлой истории до тех пор, пока вину не признаем: только признанием и можно избавиться от этого груза. «Мы виноваты, и мы больше никогда так не будем», — сказала разрушенная и посрамленная благодаря гитлеровскому варварству послевоенная Германия. У России, выигравшей ту войну, но однозначно проигравшей послевоенную историю, до сих пор не находится мужества произнести те же слова.