Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

ТНК-BP: Возвращение хищников

20.06.2008, 16:26

Когда после ареста шпиона Заславского, обнаруженного нашими бдительными органами в ТНК-BP, ваша покорная слуга написала, что за пару недель до ареста один из российских акционеров «Альфы» жаловался Путину, что, мол, «иностранцы мешают работать», то даже весьма осведомленные бизнесмены говорили мне, что это вздор: мол, зачем «Альфе» разбираться с британцами? Их же потом со свету сживут везде, кроме России.

Теперь вполне очевидно: внутри ТНК-BP — корпоративный конфликт. И самое важное то, что это первый внутрикорпоративный конфликт постпутинской эпохи, и развивается он по тем же законам, по которым развивались конфликты в эпоху Ельцина. То есть государство в нем, конечно, используют, но оно является инструментом, а не арбитром. Лопаточкой, которой добывают песок, а не песочницей, в которую его весь ссыпают (способы применения этой лопаточки я тут не перечисляю — стошнит).

По правде говоря, меня не очень интересуют претензии, которые Михаил Фридман и его партнеры предъявляют британцам. Они недовольны тем, что именно британцы имеют решающее слово в управлении компанией и что BP блокирует экспансию российской-британской компании на международных рынках.

Правда, в 2003 году, когда образовывалась ТНК-BP, британцы заплатили российским акционерам $7 млрд, в том числе и за решающее слово. Как заметил директор Института энергетической политики Владимир Милов, это как-то странно: сначала взять $7 млрд, а потом жаловаться на неравенство условий. Что же до «международной экспансии», то российская сторона пока избегает детальных примеров. Единственный пример, который знаю я, — это какая-то паленая лицензия в иракском Курдистане. «Альфисты» хотели купить эту лицензию для компании, британцы воспротивились, и кончилось тем, что due diligence провели за деньги ТНК-BP, а лицензию купили сами акционеры.

Но, как я уже сказала, содержательность этих претензий меня не очень волнует. Довольно того, что они кажутся российским акционерам достаточно содержательными, чтобы начать корпоративную войну с целью добиться паритета в правах и увольнения главы ТНК-BP Роберта Дадли.

Самым важным мне кажется вот что. В течение последних пяти лет все корпоративные конфликты в России развивались по одной схеме. Два олигарха сцеплялись за актив, один бежал в Кремль, другой бежал в Кремль, обоих в Кремле обнадеживали.

В итоге ни один олигарх не одерживал окончательной победы (в этом и было кардинальное отличие от алюминиевых и прочих takeover конца 90-х), и у обоих возрастала зависимость от Кремля. Любая корпоративная война превращалась в Первую мировую с затяжным сидением в окопах и бессмысленными, но дорогостоящими бомбардировками с применением судебных приставов и арбитражных судов.

По такой схеме развивалась «лесная война» Дерипаски и Смушкина, или борьба между Брештом и Вексельбергом за «АВИСМу», или конфликт за «Мегафон» между Рейманом и «Альфой».

Покупая 25% акций «Мегафона», «Альфа» была уверена, что Реймана уволят, и уверения получила на самом верху. Но Реймана не уволили, а «Альфа» в поисках защиты попала в довольно тяжелую зависимость от Кремля и, как говорят, лично от Игоря Сечина.

Новая драка, в которую ввязалась «Альфа», началась после 1 января 2008 года, когда истек срок моратория на продажу акций акционерами ТНК-BP, а также после того как был завершен конфликт вокруг «Мегафона» (все выкупил Усманов, и тут только Реймана уволили). Но прежде всего она началась в междуцарствие, когда всемогущие покровители «Альфы» еще могут решать ее проблемы, но уже не могут использовать эти проблемы для поглощения самой «Альфы».

Ведь замглавы администрации президента Игорь Сечин, который играл такую важную роль в нефтегазовой отрасли при президенте Путине, и вице-премьер Игорь Сечин сейчас – это два разных человека. Позиции Сечина резко ослабли. Он так и не заменил Богданчикова в «Роснефти», более того, его амбиции, похоже, кончились тем, что между ним и Богданчиковым пробежала большая черная кошка. Не присоединили к «Роснефти» и «Сургутнефтегаз», как об этом было много толков. Г-н Белковский утверждает, что «Сургутнефтегаз» принадлежит теперь Путину. Сложно сказать. Во всяком случае, никто достоверно не знает, кому он принадлежит. И точно он не принадлежит «Роснефти».

Одним словом, тот Сечин был если не первый человек в государстве, то и не второй. А этот, новый Сечин – просто вице-премьер, который, разумеется, может помочь российским акционерам против проклятых британцев, но вряд ли за эту помощь сможет отъесть от российских акционеров кусок. Эти два Сечина, можно сказать, не родственники. Даже не однофамильцы.

Заметим, кстати, что ослаблена не только российская вертикаль. Ослаблена и сама BP, которую после ухода лорда Брауна сотрясает внутрикорпоративная чистка, более пристойная в каком-нибудь усть-урюпинском главке, чем в западной компании.

Все это сильно повышает шансы «Альфы» на успех. В конце концов, в свое время «Альфа» с блеском выиграла корпоративную войну против той же BP, — я имею в виду банкротство «Сиданко». Преимущество «Альфы» в использовании специфически русских методов takeover и corporate governance было так велико, что та победа закончилась капитуляцией британцев и созданием ТНК-BP.

Похоже, нас ждет «Сиданко-2» — с уходом Роберта Дадли и восстановлением паритета в управлении компанией. То есть уступками, которые принесут существенные выгоды российским акционерам, но не нанесут BP того ущерба, после которого будет выгодно щемить «Альфу» на Западе. И вряд ли государственные компании смогут вмешаться в этот процесс, вопреки надеждам наивных британцев, которые, в отличие от Фридмана и Хана, еще не знают, что времена изменились, и думают, что нефтегазовые динозавры эпохи Путина способны принять участие в войнах хищных млекопитающих.