Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пить не будем

30.08.2011, 09:48

Ценителям «Боржоми» и грузинских вин ни к чему их легальное возвращение в Россию

В величайшем фильме всех времен и народов «Не горюй!» Георгия Данелия главный герой Бенджамен Глонти (Вахтанг Кикабидзе), заманивая своего собутыльника Луку (Георгий Кавтарадзе) в духан, произносит фразу, вынесенную в заголовок этой колонки: «Пить не будем. Просто посидим».

Ровно это противоестественное для грузинского народа действие совершили главный санитарный врач РФ, он же по совместительству «теневой» министр иностранных дел РФ Геннадий Онищенко и председатель партии «Свободная Грузия», депутат парламента Каха Кукава. Судя по всему, встреча прошла без особой теплоты, но и не в конфронтационном режиме. Во всяком случае, другую классическую фразу «Гамарджоба арици, бичо!» — «Здороваться надо, парень!» никому из представителей высоких договаривающихся сторон произносить не пришлось. Правда, санитарный врач вдогонку мрачно пробурчал, что, мол, разъездились тут политики и депутаты, в то время как производителям грузинского вина и «Боржоми», желающим вернуться на российский рынок, пора бы самим приехать и составить заявку в Роспотребнадзор. Тогда и пошлем делегацию в Грузию для проверки качества продукции…

Ах, как живо я себе представляю встречу российских «дегустаторов», истосковавшихся по настоящему грузинскому вину, с местными виноделами! И эта сцена описана средствами кинематографа в вышеупомянутой бессмертной картине: русские люди будут чокаться и громко петь песни «На рэчкэ, на рэчкэ, на том бэрэжо-о-очкэ…», а также «Однажды русский генерал вдоль по Кавказу проезжал и грузинскую он песню по-менгрельски напевал…». Как говорил корифей всех наук и генералиссимус: «Завидовать будэм». Завидовать делегации Роспотребнадзора…

Судя по всему, Онищенко, несмотря на высокий политический смысл его деятельности (объявление «войны» целым странам из российской «оси зла» методом запрета ввоза того или иного товара), и в самом деле уже не против возвращения поставок. Во-первых, это чудесное средство для дальнейших политических манипуляций:

вернув грузинское вино и «Боржоми», всегда можно снова запретить их ввоз. Действует лучше всяких дипломатических нот, интервью президента по грузинской проблематике или даже введения ограниченного контингента российских генералов, привыкших «вдоль по Кавказу» проезжать, на территорию независимой Грузии.

Во-вторых, в России, ну уж во всяком случае в Москве, фанаты «Боржоми» и грузинского вина могут, если постараются, получить этот продукт: слава жестокому режиму батьки Лукашенко! Именно с его благословенной территории поступает эта продукция, причем в лучшем виде – никаких подделок! И этот поток контрабанды Онищенко хотел бы приостановить.

Вот у нас в стране, равно как и в сопредельной Белоруссии, не любят либералов и либерализм. Но что же делать, если бабло неизменно побеждает зло, а свободный рынок, вооруженный невидимой рукой Адама Смита, успешно штурмует любые крепости, даже если они возведены доблестной российской таможней и великим и ужасным главным санитарным врачом. Есть спрос – будет и предложение. Вот хоть ты тресни!

Сидим недавно в скромном небольшом грузинском ресторанчике. «А что такое у вас в меню «кавказские вина»?» — спрашиваем. «А это, — отвечают нам с ласкающим слух акцентом из грузинских короткометражек, — вина из Краснодара, как вы понимаете. Но если хотите, есть у нас и грузинское вино». – «Настоящее?! Какое?» И тут официантка выдает список, известный из стихотворения Евгения Евтушенко «Грузинские вина», популярного в годы застоя:

«…Ненавязчиво вас пожалевши,
сладость мягкую даст «Оджалеши»…

…С ободком лиловатым по краю
«Ахашени» приблизит вас к раю…

Лгать нельзя с этой самой поры,
если вы свой язык обернули
красным бархатом «Киндзмараули»
или алой парчой «Хванчкары»!»

Ну и так далее. Вряд ли официантка знает, кто такой Евтушенко, но ее торопливая речь звучала, как забытый древний язык, приятный на звук и имеющий прочные цветовые и звуковые ассоциации.

«Если хотите, — добавила она, почувствовав оптимистическое онемение клиентов, — есть еще «Боржоми» — 150 рублей бутылка». На вопрос «откуда?» последовал очередной ответ из классики: «Оттуда». То есть из Белоруссии. Мне и самому приятель привозил из Минска «Саперави»: смело могу сказать, что

итальянские, испанские, французские вина не заменяют грузинского вина. Все дело в винограде.

А в Латвии этим же летом я попробовал настоящий «Боржоми». Поэтому могу констатировать – «минский» тоже был подлинный.

И вот здесь возникает вопрос, который окажется актуальным в том случае, если запрет на грузинское вино и «Боржоми» таки будет снят. Почему при кровавом режиме Лукашенко вино и вода продаются нефальсифицированные, а при кровавом режиме Путина, как нетрудно догадаться, немедленно, в ту же секунду пойдут подделки, дискредитирующие грузинское вино и «Боржоми»? (И не дай Бог, если пакет акций «Боржоми», как тут давеча объявлялось, купит неназванная российская компания – производство соды растворимой будет поставлено на поток.) Ответ: коррупция. И если вы скажете, что коррупцию приносит этот ваш свободный рынок, я адресую вас в страну, где царят рыночные порядки и про которую сегодня спрашивают: «Почему у Грузии получилось?»

Вот что я вам скажу, товарищ Онищенко, как рядовой потребитель. От всего грузинского вы уже отучили целое поколение россиян. Как показывает опрос ФОМа, подозрительным образом подоспевший к переговорам с грузинскими меньшевиками, 36% респондентов никогда в жизни не пили «Боржоми» и среди них много молодых людей возрастной группы 18–35 лет. Столько же считают, что не надо эту воду, услаждавшую языки и небо генеральных секретарей, возвращать на российский рынок (34% полагают, что надо).

Поразительно, но социальные характеристики делят почитателей «Боржоми» и его противников практически как демократов и ретроградов: за грузинскую воду — образованные специалисты с высоким доходом из городов-миллионников и особенно из Москвы; а против – служащие и технические исполнители из малых городов и ПГТ.

Русской слободе не надо воды супостата! А вот партия «Правое дело» смело может выходить на свою аудиторию, которую она никак не нащупает, с лозунгом: «Верните народу «Боржоми», гады!». Маркетинговое попадание гарантировано…

Ну так вот, товарищ Онищенко. Не надо пускать сюда эти элитные не по происхождению, а по нашей общей с грузинским народом культурной памяти вина. Не надо пускать ради этих высокодоходных москвичей лицензионный «Боржоми». Sapienti sat: понимающим хватит и тех объемов, которые есть в грузинских ресторанах, где рынок побеждает ваши искусственные политические препятствия, где нет и не может быть никакого фальсификата. Потому что фальсификат там, где ваши запреты, рогатки и, прости господи, «экспертизы», согласно которым пестициды в вине обнаруживаются ровно тогда, когда ухудшаются отношения между странами.

А мы уж обещаем, что… пить не будем, просто посидим.