Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Непротивление злу «Обороной»

15.03.2005, 12:27

Публичная политика перемещается в ювенильную, инфантильную, почти детскую область. То, что не дозволено взрослым представителям взрослых партий, пекущимся о местах в парламенте, галстуках от Патрика Хеллмана и казенной даче, дозволено малолетним хулиганствующим элементам.

Угрюмых национал-патриотов в публичном секторе заменяют бесшабашные нацболы, пузатых единороссов-номенклатурщиков — диковатые в своих варварских перфоpмансах «Идущие вместе», занудливых «яблочников» — развеселая зеленая молодежь. Молодежные организации больших традиционных партий оказываются их оправданием и спасением. Поэтому вполне естественным шагом стало создание непартийной, точнее, межпартийной структуры молодых либералов под названием «Оборона». Оборонять юноши и девушки будут не только и не столько либеральные ценности от поругания, сколько само существование старых во всех смыслах партий, вычерпывающих свой биологический потенциал, — тех же «Яблока» и СПС.

Впрочем, не надо питать иллюзий: «оборонное сознание» молодежи правого и левого, либерального и националистического толка, вне всякого сомнения, порождение пиаровского креатива старших товарищей. Это, конечно, не означает, что молодежь не в состоянии самоорганизовываться. Просто ее оргусилиям на низовом уровне увядающие и осознающие собственное увядание старшие товарищи придают высокий политический смысл. «Мертвые» не хватают за руки «живых», а, наоборот, вытаскивают их на божий свет, под прямые лучи телевизионных софитов и на загазованный воздух больших городских площадей.

В условиях отсутствия публичной политики молодежные организации позволяют старым крупным политическим брендам не выпасть окончательно из информационного пространства.

Правда, в ряде случаев получается так, что молодежь не просто крепит «оборону» традиционных партий, а все-таки формирует собственную протестную субкультуру — отчасти подражательную, частично оригинальную. Если в исполнении одних получается постмодернистская пародия на май 1968 года, то другие начинают действовать непосредственно в стилистике action directe, швыряться портретами руководителя и, как следствие, имеют дело с реалиями постсоветского уголовного судопроизводства.

Либеральные партии, очевидно, не готовы подставлять свою молодежь всерьез, и потому лидеры «Обороны» ведут разговор о «гражданском сопротивлении без использования насилия». Такой политический «гандизм» (от фамилии Ганди), слава богу, не слишком опасен, а с точки зрения пиара достаточно эффективен, чтобы поддерживать на плаву отцовские и материнские партийные марки. Если бы идеология либеральных молодежных движений была бы чуть жестче, хотя бы на уровне реального шоу, такая деятельность была бы достойна быть названной не пассивным, а активным существительным. Например, «Отпор». Но, быть может, это звучало бы чрезмерно «оранжево» для наших не слишком вегетарианских политических обстоятельств…

Понятие «оборона», впрочем, ассоциируется не столько с защитой легких, светлых, буквально-таки ажурных демократических и либеральных ценностей, сколько с глухим забором сумеречного оборонного сознания, чугунной тяжеловесностью оборонного комплекса, польской скандально-популистской националистической партией «Самооборона». Само название в этом смысле сразу несколько обесценило политическую обороноспособность либерального молодежного движения.

Может ли «оборонный» и — шире — молодежный протест любой окраски стать массовым? Если действия власти не затронут напрямую коллективный интерес молодых, например, в случае отмены студенческих отсрочек от службы в армии, — скорее всего, нет. 1968 года от молодых коммунистов, нацболов, либералов ожидать не следует. Молодежные движения будут сильны яркими точечными акциями, наполненными выдумками, креативом, продуманной безбашенностью и (или) расчетливой глупостью.

Юная энергия тем и хороша, что она позволяет задавать вопросы в жанре «то, о чем вы хотели, но боялись спросить» и реализовывать на практике то, что взрослые партии хотели бы, но бояться сделать.

Российская партийная система очень напоминает возрастную структуру современного общества, где все меньшему числу молодых работающих приходится содержать все большее число старых и нетрудоспособных: молодежные организации не финансово, конечно, но энергетически начинают содержать своих старших товарищей, которым нынешняя власть отказывает в трудоустройстве на реальную публичную политическую работу.

Характерно, что не только оппозиционные, но и провластные партии ищут спасения в молодой энергии. И если бы детско-юношеские политические школы способны были бы выращивать настоящих харизматических лидеров, возможно, лицо российской политики могло бы измениться. Однако пока «социальные лифты» в политических партиях не выносят наверх новые, массово привлекательные лица. И это уже не вина старших товарищей, а их беда:

молодежь хорошо подходит на роль костылей стариков, ей удаются перформансы, но из ее рядов пока не вышел ни один значимый политический лидер, способный влиять на политическую повестку завтрашнего дня.

Для этого нужно нечто большее, чем непротивление злу «Обороной» и исполнение функций службы спасения партийных торговых марок.