Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прощай, Америка

26.05.2003, 13:44

Еще несколько лет назад российский фондовый рынок жил по общемировым законам. Как известно, падение рынка в США вызывает снижение и всех европейских фондовых индексов. Теперь отечественный фондовый рынок живет своей, обособленной от мировых площадок жизнью. Лихорадит ли мировые рынки либо же они, напротив, находятся в состоянии неустойчивого роста — российские индексы все равно растут.

Несложно заметить, что двигателем роста российских индексов в последние месяцы становятся отдельные компании, резкий взлет курса которых толкает вверх весь рынок.

Началось все с «Сибнефти» — еще до официального объявления о сделке с ЮКОСом на рынок просочилась информация о ней. Слухи вызвали резкий рост стоимости акций «Сибнефти» и более умеренный — ЮКОСа. Теперь рынок ожидает от акционеров новой компании обещанных справедливых условий выкупа либо конвертации их акций в бумаги «ЮКОС-Сибнефти». Ожидается, что это предложение будет сделано по цене на 15–20% выше котировок «Сибнефти» на день объявления о сделке. Другое дело, что, по оценкам аналитических отделов компаний, профессионально занимающихся спекуляциями на фондовом рынке, воспользоваться предложением «ЮКОС-Сибнефти» миноритарные акционеры последней смогут не ранее конца 2004 года.

«Сибнефтью» дело не ограничилось. Вслед за ней пошел расти в цене и «Сургутнефтегаз»: поползли слухи о том, что некий стратегический инвестор намерен недружественно поглотить компанию. Впрочем, глава компании Владимир Богданов, не дожидаясь начала активных действий этого инвестора, объявил о преобразовании своей компании в ООО. За нефтяниками на повестку дня встало РАО ЕЭС, прибавившее в цене почти в полтора раза за полторы же недели. В самой компании этот процесс объясняют одобрение советом директоров в минувшую пятницу программы 5+5, которая есть собственно план реформы РАО.

Хитом конца прошлой недели стал «Ростелеком», прибавивший в цене 25% за один день, при том что ни текущие финансовые показатели компании, ни ее долгосрочные перспективы восторга у аналитиков не вызывают. Рост курса был вызван единственно слухами о возможном слиянии компании с другим оператором рынка — в первую очередь, со «Связьинвестом», продажа которого может состояться уже в этом году.

Участники рынка говорят, что на нем появились некие шальные деньги, которые «быки» — инвесторы, вкладывающие средства в расчете на рост акций, — перекладывают из одного актива в другой.

Принадлежат ли эти «быки» к одной группе (допустим, у акционеров ТНК или «Сибнефти» средств для проведения игры на фондовом рынке более чем достаточно) либо речь идет о несвязанных инвесторах, их стратегия — вкладывать деньги в компании, готовящиеся к слияниям и укрупнению своего бизнеса.

Иногда эти инвестиции однозначно успешны, как в случае с «Сибнефтью». Иногда — как в случае с «Сургутом» — угадать со слиянием не удается. В случае с РАО было понятно, что энергокомпаниям предстоит реорганизация и укрупнение и на месте восьми десятков АО-энерго появится несколько крупных генерирующих компаний. Рынок ждал отмашки — точной информации о планах раздела. В принципе, та же ситуация и с «Ростелекомом».

С этих позиций можно предсказать и грядущих лидеров роста.

Таковыми могут стать региональные компании системы «Связьинвеста». Например, «Уралсвязьинформ» и «Волга-телеком», консолидирующие сотовые компании и операторов фиксированной связи в Башкирии и Татарстане. Аналитики предрекают начало нового этапа консолидации в горно-металлургической промышленности, металлообработке и машиностроении. Небольшая, даже по российским меркам, капитализация этих компаний вряд ли смутит рынок — в конце концов, тем выше потенциал роста их бумаг. А примеров стремительного роста капитализации на российском рынке хоть отбавляй — скажем, акции того же ЮКОСа еще пять лет назад стоили более чем в 20 раз дешевле.

Пятилетнее ралли российского фондового рынка продолжается. В его начале рост курсов был связан с фантастической недооцененностью российских предприятий, вызванной последствиями дефолта и девальвации и последовавшего за ней коллапса фондового рынка. Истерика улеглась, и рынок отыграл назад часть катастрофического падения конца 98 года. Акции росли в цене. Затем отечественные компании принялись улучшать корпоративное управление. Повысилась открытость фирм и их прозрачность для инвесторов, уважение прав мелких акционеров стало более или менее нормой. Соответственно, снизились риски инвесторов, увеличилась привлекательность активов, и акции вновь пошли вверх.

Тем временем стало понятно, что Россия — достаточно надежный заемщик и, по крайней мере, по внешним долгам намерена и впредь платить четко и в срок. Рейтинг страны стал подниматься из руин, а российские долги — расти в цене, что, в свою очередь, автоматически привело к переоценке и долевых ценных бумаг. Наконец, на рубеже 2003 года, когда весь мир ожидал начала войны в Ираке, резко выросли цены на нефть. Поскольку Россия — крупнейший производитель ее, российские индексы вновь пошли вверх.

Сегодня рынок растет на волне слухов — порой превращающихся в факты — о слияниях и поглощениях крупнейших российских корпораций. Причем вера инвесторов в укрупнение бизнеса столь высока, что известное правило — buy the rumours, sell the facts — практически не работает. После официального объявления о событии — будь то слияние ЮКОСа с «Сибнефтью», ситуация вокруг консолидации «Сургутнефтегаза», принятие плана 5+5 в РАО ЕЭС — на рынке имеет место коррекция, однако ее масштабы несравнимы с темпами роста акций компаний в предыдущие 2–3 недели. Очевидно, находятся желающие приобрести акции укрупняющихся фирм даже после достижения ими своего локального максимума, которые готовы ждать результатов этих слияний по полтора года и более.

Пожалуй, впервые за свою историю рынок растет по сугубо внутренним экономическим причинам.

И, вероятно, до тех пор, пока эти причины будут в силе — то есть слияния и поглощения будут продолжаться, российским инвесторам будет абсолютно безразлично, как себя чувствуют американские и европейский рынки.