Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Дружба по-советски

Обозреватель журнала «Русский Newsweek»

Роль Москвы в проигранной Израилем ливанской войне изначально — с саммита G8 — состояла в том, чтобы представить ее локальным инцидентом и оградить от обвинений Иран и Сирию. Не пойманы — не воры, выражал сбалансированную позицию России президент Путин. Сегодня, когда Дамаск и Тегеран публично торжествуют, а пресса публикует первые свидетельства о сирийском (либо иранском) происхождении ракет «Хезболлах», уместно спросить еще раз, чем же нам так близки исламские терроризм и фундаментализм, с которыми мы вроде бы воюем в своих границах.

Ведь еще не так давно Израиль — единственный представитель западного мира, ни разу нас не критиковавший за Чечню, — нам виделся естественным партнером в войне с террором. Но нет, природа взяла свое. Инстинкты оказались сильней расчета. Антиизраильская политика Москвы во многом созвучна взгляду Европы. Это правда, но это совпадение, и дело тут не только в антисемитизме. В Европе, осознающей, что на нее наведен прицел, побеждает политическая линия, что не стоит сердить исламский мир. Испания и вовсе голосовала на выборах по указке террористов. Мы не трусим. Мы ищем наше место в мировом порядке. Мы с другой стороны.

Запад — сторона в конфликте цивилизаций. Мы в этом конфликте склонны присоединиться к тем, кто ценностям человеческой жизни и свободы предпочел нетерпимость и служение высшей цели. Нам ближе такой ход мысли. Это не от хорошей жизни, конечно. В противостоянии угрозам, идущим с Запада, других союзников у нас нет.

В военном лагере есть солдаты и есть военачальники, разрабатывающие план кампании. В дворовой банде есть исполнители, делающие грязную работу, и есть думающие за них лидеры. Как Иран и Сирия почти открыто направляют террористов «Хезболлах» в войне с Израилем, так Москва себя видит лидером стран третьего мира в борьбе за многополярность, а те же Иран и Сирию — ударными единицами, свободными от барьеров и обязательств. Другая нефтяная держава, Саудовская Аравия мыслит и действует — с более заметным успехом — в той же логике.

Москва объявила себя третьей стороной: посредником и арбитром. Как это работает — понятно. Датская газета, к примеру, опубликовала карикатуры на пророка Мухаммеда и была за это подвергнута обструкции, к которой с готовностью присоединилась официальная Москва.

Теперь в Тегеране проходит ответный фестиваль карикатуры на Холокост. Мы у себя такой, конечно, проводить не будем. Но и ругать их — тоже. Мы зафиксируем ничью.

Хотя датские карикатуры — злободневный (допустим даже, неверный) комментарий, указывающий на связь мусульманского мира с политическим террором. А иранские — просто издевательство над погибшими. Глумление с единственной целью глумления — найти что-нибудь безусловно важное, святое, и празднично втоптать в грязь.

Дипломатический арбитраж Москва организовала на тех же принципах. Владимир Путин, говорят, указал лидерам стран «семерки» в Питере, когда обсуждалось коммюнике по войне в Ливане, что его не сдвинешь против исламских стран: те, дескать, его поддержали в войне с чеченским террором, пока Запад критиковал. Лига арабских стран и Исламская конференция действительно прислали наблюдателей на чеченский референдум. Но президент лукавит, и дело не в этом.

Как Европа боится конфронтации с Востоком, так европейская страна Россия боится прямой конкуренции с миром Запада, постепенно возвращаясь к советской модели противостояния.

Советская концепция ядерной державы держалась на идее психологической войны в той же мере, что и нынешняя концепция державы энергетической. Разница лишь в выборе оружия в борьбе за роль лидера в мировом порядке. Вместо боеголовок — нефть и газ. И они не товар, а политический ресурс влияния.

Современный исламский террор тоже не выдвигает конкретных требований. Это тоже война влияния, призванная утвердить у противника страх и атмосферу поражения внезапностью взрывов и масштабом жертв и — в перспективе — сменить мировой климат.

Россия, конечно, не террорист. Но выбор модели диалога с Западом сближает Москву с культурно далекими столицами стран Ближнего Востока.

Так случайные встречные оказываются вдруг лучшими друзьями. И Башар Асад, объявляющий войну за мир до победного конца, нам социально ближе министров из стран Европы, отменяющих сегодня визиты в Сирию.

Новости и материалы
Родителям рассказал, как понять, что ваш ребенок готов к ЕГЭ
Россиян предупредили о тюрьме за популярную схему экономии
США будут помогать Украине завоевать Донбасс и Крым
В России хотят ввести еще одно пособие для молодых мам
Россияне оценили важность высшего образования для построения карьеры
Стало известно, как россияне относятся к отечественным брендам стройматериалов
Стало известно, когда россияне обретают финансовую независимость
Особых условий проведения ЕГЭ в затопленных регионах не будет
Для маткапитала предлагается выделить еще одно направления для использования
В Москве не будут запрещать движение самокатов по тротуарам
Французские военные обучают украинских неонацистов на территории республики
ВСУ лишились истребителя прямо на аэродроме
Блинкен заявил, что США невыгодно признавать Россию спонсором терроризма
Больше половины россиян берут работу на дом в выходные и праздничные дни
Захарова из-за слов Бербок о переговорах по Украине выразила озабоченность ее состоянием
Силовики в ходе обыска в офисе журнала «Компания» изъяли компьютерную технику
Военные преступления США в Берлине стали достоянием общественности
Штаб по переизбранию Байдена ищет специалиста по мемам
Все новости