Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Клоуны и тигры // колонка Бовта

24.10.2005, 13:05
Георгий Бовт

Москва, какое-то октября. Выходной день. Торговый центр «Атриум», что близ Курского вокзала. Все ну очень понтово. Состоявшиеся или желающие таковыми стать люди бродят по четырем этажам огромного торгового комплекса, где есть все для того, чтобы вогнать неустойчивую потребительскую душу в комплексы, но тут же и избавить ее от них.

«Черутти», «дольчи» с «габбанами», а также прочие «гуччи» тут не вожделенно приобретают – тут их «берут». Небрежно, почти не считая денег. Эти покупатели уже научились свысока смотреть на продавцов. Эти продавцы уже давно научились отличать случайно забредшего, пусть и при «понтах», безденежного зеваку от тех, кто пришел «взять свое». Россия времен дорогой нефти и обнаглевшего от дорвавшегося до вседозволенности всевластия большого, среднего и очень мелкого (но все равно обезумевшего от власти) чиновничества...

Впрочем, вся эта социальная патетика вовсе не клеится на эту лакированную публику, не клеится на независимую, раскрепощенную молодежь, которая не чета нам, огрызкам ублюдочного «совка» из прошлого века, молодежь, живущую почти той свободой, что они сами же и хотят. Большинство этих людей вполне честно (насколько это сегодня возможно) сделали свои деньги и вовсе не заслуживают того, чтобы кто-то ставил под сомнение сам факт олицетворения именно ими нынешнего растущего обывательского благополучия. И даже не только в столице.

Может даже показаться, что навсегда ушла в прошлое эпоха малиновых пиджаков, дурновкусия периода первоначального накопления. Что уже устоялась, устаканивается благополучная капиталистическая жизнь и что вот-вот закричит младенческим криком долгожданный благостный средний класс – опора цивилизации, прогресса и процветания любой нации…

Как нам рассказывали.

Но вот вдруг грезы социального оптимиста как бы спотыкаются. Они спотыкаются о… звериный взгляд. Взгляд этот понурый и печальный. От него веет обреченностью, безразличием и рабской покорностью.

На вас смотрит тигр. Живой, настоящий тигр. Он вяло лежит, грустно положив голову на скрещенные лапы, на небольшом подиуме близ восьмизального киноплекса на четвертом этаже «Атриума». От шеи тянется поводок, конец которого находится в руках мачообразного вида мужчины. Мужчина, судя по антуражу, фотограф и фотографирует желающих на фоне, так сказать, тигра.

Господи, зачем праздно проводящим досуг в приятном шопинге благополучным обывателям фотографироваться с пакетами покупок на фоне тигра? К тому же тигр не один. Через пару часов его сменяет львица. С такими же печальными глазами, словно ищущими у вас понимания. Без всякого кошачьего лукавства.

Чтобы такие звери не испортили ручку или задницу, носящие «гуччи» или «дольче и габбана», их обычно безжалостно колют транквилизаторами. Пребывая в постоянном стрессе (это в шумном магазине в центре загазованного города) и под наркотическим дурманом, они обычно не протягивают больше года. И умирают.

Фотографы покупают других животных. За год они с лихвой окупаются.

А еще раньше, проезжая как-то мимо Оперного дома Галины Вишневской, я чуть не въехал на тротуар от неожиданности. Потому что напротив Оперного дома стоял, подняв одну ногу, слон. Кажется, индийский. Он делал па. Затем там слон? Там была свадьба, и кто-то заказал в центр города слона. Подумаешь, по нынешним-то временам.

Проблема в том, что ну не сочетается это все нигде, кроме как в цирке. Чтобы дом оперный, свадьба во фраках. Но со слоном. Чтобы и «Кристиан Диор», и при этом же — «Нюрка, ну давай сфоткаемся у тигра, пока он не сдох».

Да нет, никуда не ушли от нас эти пресловутые «малиновые пиджаки».

Так называемая светская жизнь никак не выдерживает экзамена на благородную благопристойность, то и дело срываясь на гэг. Цыгане с медведями – предел шоу-изысков, именно этого душа и просит, а все остальное сильно натужно. Потому что так, мол, надо, так принято. Где? Кем?

Шуты и скоморохи – властители дум и душ, именно они собирают полный и окончательный аншлаг. В обывательской жизни. В жизни необывательской. В экономике. В политике.

Этот цирк никуда на самом деле не уехал. Он с нами. А когда я смотрю заседания правительства (даже в сильно цензурированном виде) и сочные примочки тамошнего главного коверного, мне все больше кажется, что власть в стране захватили клоуны. С ними нам никогда не будет скучно.

Но, пожалуйста, не мучайте хотя бы животных.