Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

И снова к вопросу о водопроводе//Колонка Бовта

03.10.2005, 11:54
Георгий Бовт

Как-то в стародавние советские времена в учреждении, которое тогда называлось агентством печати «Новости», а ныне РИА «Новости», а для кого-то, возможно, скоро будет Russia Today, произошел такой случай. Простая уборщица, прибирая поздно вечером какой-то начальственный кабинет, вдруг смогла позвонить по «вертушке» чуть ли не самому Леониду Ильичу Брежневу (впрочем, может, это было даже еще и при Хрущеве) и попросила у него квартиру. Квартиру ей без всякого промедления дали, с работы в агентстве, впрочем, удалив от дальнейшего греха. А еще попутно сильно дали (не квартиру, а по мозгам) всем тем, кто оставил без присмотра телефон правительственной связи. С тех пор никакие уборщицы по телефону больше генеральных секретарей не донимали своими жилищными глупостями.

С тех пор прошло много лет…

И появились «прямые линии» с народом. На которых люди у нынешнего вождя тоже непременно чего-нибудь просят. Я, разумеется, имею в виду тот самый знаменитый, прозвучавший во время последней «прямой линии» вопрос Путину от женщины из Ставропольского края насчет водопровода в их деревне. Мне кажется, что этот вопрос про водопровод и вся история вокруг него несут в себе большой глубинный смысл и являются во многом символичными, наглядно показывая собою всю эволюцию общества в России и даже где-то в чем-то ее свободы.

Следите, как говорится, за ходом мысли.

Первый раз свой вопрос насчет водопровода та же женщина задала тому же Путину еще зимой 2003 года. Она рассказала печальную историю о том, что в их деревне на 600 душ за водой приходится таскаться черт знает куда, и настало это несчастье после того, как накануне летом наводнение снесло местную водопроводную станцию. Путин, что тот генсек, давший уборщице квартиру, повелел воду для сельчан наладить.

С тех пор прошло почти два года. Воды нет. Никто ничего не сделал.

И опять та же женщина на такой же «прямой линии» задает тому же Путину тот же самый вопрос насчет того же самого водопровода. Он опять повелел наладить воду, пригрозив, что без этого не утвердит ставропольского губернатора (как назло, накануне подавшего такую заявку на свое переутверждение).

Разумеется, на сей раз это дало большую информационную пищу для разных одичавших без подлинных политических сенсаций (да и просто новостей) телеканалов, которые принялись буквально через считанные дни передавать репортажи со «стройки века», точно это какая-нибудь Байкало-Амурская магистраль.

Любопытно, что схожая история – в том смысле, что тоже с водопроводом – недавно произошла с другом нашего президента по «большой восьмерке» Джорджем Бушем. Тем самым, у которого в Новом Орлеане случились страшный ураган и страшное наводнение, сильно расстроившие граждан тем, как плохо отреагировали на последствия стихии федеральные власти. Так вот, пытаясь в очередной раз как-то оправдаться и показать, что федеральные власти на самом деле заботятся о жертвах стихии, президент неосторожно где-то брякнул, что, мол, он рад, что в Новом Орлеане наконец-то заработал водопровод и канализация. Тогда как именно к тому моменту, когда он этому всему радовался, водопровод там еще не работал. Осерчавший местный мэр после этого устроил своему президенту настоящую взбучку в телеэфире, заявив нечто вроде того, что будь этот чертов Буш сейчас где-нибудь поблизости, он бы ему показал, где именно у него не работает водопровод, и вообще чуть ли не врезал бы ему хорошенько. Хотя в Америке это все хозяйство точно находится в ведении штатов, которые на это дело имеют деньги в своих бюджетах (в отличие от того же Ставропольского края, к примеру). Бушу же досталось всего лишь за то, что он был не в курсе того, как именно люди справляются с последствиями стихии.

Возвращаясь же к нашему случаю, хочется обратить внимание на следующие нюансы.

Во-первых, женщину, каким-то образом попавшую в эфир поперек местного губернатора в 2003 году (вряд ли он хотел таким уничижительным для себя образом вымолить у Москвы денег на ремонт), все-таки не репрессировали, как могли бы в 37-м. Не упекли в психушку, как могли бы году в 77-м, не сослали в Сибирь, не лишили гражданских прав и даже не уволили с работы. Ну и чем вам, спрашивается, не эволюция гражданских свобод? А то у нас как-то эти свободы принято мерить «от Ельцина к Путину», тогда как в России лучше все же мерить если не столетиями, то хотя бы полувековыми или четвертьвековыми отрезками. Тогда только и видны перемены.

Во-вторых, ничего не сделалось и губернатору, на которого в 2003 году публично, при всей стране, серчал президент. Ничего не сделается ему и теперь – его преспокойно утвердят. В-третьих, в деревне все-таки тогда так и не появилось водопровода, что довольно ярко показывает, что губернатору в принципе на то, что на него серчал публично президент, в общем-то не то чтобы совсем глубоко плевать, но не до смерти страшно – уж точно.

Более того, и вот это же самое любопытное, как рассказали сведущие люди из аппарата полпреда президента на Северном Кавказе, плевать было не только губернатору, но и местным муниципальным властям. Потому как в течение всех этих почти двух лет они, оказывается, яростно переписывались с разными инстанциями, доказывая, что восстанавливать данный водопровод вообще-то должны федеральные власти, отобравшие у региональных и муниципальных властей в последнее время львиную часть налогов и полномочий, а никак не они: местные и региональные власти, оказывается, всей этой инфраструктурой, включая водопроводы, распоряжаются не более чем на треть. И вроде, как следовало из переписки ставропольских начальников и начальничков, получается так, что эти самые местные власти в этом своем упорстве не чинить водопровод именно за свой счет (за неимением такового в данном вопросе) были не так уж неправы.

В-четвертых, той же самой женщине опять почему-то дали задать тот же самый вопрос про водопровод, что свидетельствует, как минимум, о том, что люди, на разных уровнях организующие трепетную телекоммуникацию подданных со своим вождем, совершенно не стесняются выносить весь этот бардак на всеобщее обозрение. И о том, что на указание вождя два года назад наплевали, и о самом факте того, что для починки водопровода надобно аж два раза кряду бить челом самому главному в стране начальнику, причем в жанре телепостановки, и о том, что ставропольские люди терпеливо ждут годами возможности задать на очередной телеаудиенции вопрос царю вместо того, чтобы что-то такое сделать с находящимися поблизости беспомощными местными властями. Например, выгнать их куда-нибудь вон.

И все равно видите, сколько сразу свобод в стране нынче процветает! Свобода регионал-управителей плевать на все, включая царский публичный гнев. Свобода — их же — плевать на целые деревни без водопровода. Свобода этих деревень регулярно задавать свои верноподданнические вопросы кому угодно. Причем верноподданничество это удивительным образом сочетается с полным наплевательством этих самых деревень и их конкретных обитателей на все вообще, включая это же самое начальство всех и всяческих уровней, которого они уже давно по большому счету не боятся, потому как оно им ничего сделать не может (во всех смыслах). Я даже подозреваю почему-то, что даже и на водопровод этим людям тоже по большому счету наплевать. Будет – хорошо, а не будет – ну и хрен с ним. Это ли не свобода?

Так что если какой подлый иностранец теперь начнет корить родину недостатком свобод и прав, можно смело тыкать ему в поганую морду сей пример из этой самой Russia Тoday (сегодняшней России), убедительно восклицая при этом: «It is a free country!» («Это свободная страна!»).