Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Те еще кадры

28.07.2008, 10:18

Когда ездишь по центральной части Москвы на машине и пытаешься где-то в разгар рабочего дня припарковаться, то невольно обращаешь внимание на этих людей. Особенно у здания какой-нибудь видной фирмы или министерства. Крепкие мужики, некоторые в очень такой «крутой» и воинственной униформе. Почти спецназ. Особенно мне нравятся ребята, что стоят около Министерства связи – черная униформа, «десантные» ботинки, в которые браво заправлены брюки, синие береты чуть набок. Ну точно спецназ, «батальон смерти». Не хватает только автоматов.

Жаль, что столь эффектно выглядящие люди охраняют всего лишь парковочные места – кто железный, уродливый и изрядно помятый турникет, кто столбик, ввинченный асфальт, кто ленточку, кто дорожный пластмассовый «разметочный» оранжевый конус. Регулируют, так сказать, транспортные потоки. Ну и кое-какие денежные, разумеется. Днем – услужливо освобождая место чиновничьим машинам (бесплатно), вечером – посетителям близлежащих баров и ресторанов (на иной основе).

Как только Дмитрий Анатольевич Медведев давеча тут публично посетовал на сильную нехватку руководящих кадров в государстве, я сразу об этих людях почему-то подумал. А что? Только в одном Никитском переулке Москвы длиной меньше километра из числа пасущихся там охранников (они же парковщики) можно обеспечить губернаторами чуть ли не полстраны, и еще останется на председателей законодательных собраний. А по Москве таких людей многие тысячи. Чем не кадровый резерв?

Вы скажете, что они не справятся. Почему? Кто решил? И что значит справиться — кто-нибудь видел критерии, требования, тесты какие-нибудь? По-своему регулировать общественные отношения эти люди умеют: знают, кому дать «добро» (то есть ту же лицензию, разрешение, право ведения бизнеса) на парковку, а кому указать, чтоб проезжал на фиг мимо, так как рожей не вышел. Имеют определенную привычку силовых действий, их слушаются участники движения, они знают цену деньгам, зарабатывая явно больше всяких там университетских доцентов и уж точно побольше школьных учителей. Они разбираются в общественной иерархии, то есть отличат «Порше Кайенн» от жигулевской «девятки», ну и все такое прочее. А что еще, спрашивается, надо, чтоб каким-никаким регионом руководить? Кто знает, что именно еще надо? И почему именно эти люди непременно не справятся, а другие непременно справляются? Хотя на этих других иной раз посмотришь и подумаешь, что место им в лучшем случае на той же самой парковке, и они бы там смотрелись гармонично. А это значит, что может быть и наоборот и можно поменяться местами с теми, кто сейчас всего лишь паркует больших и важных руководителей. Тех, ко не только вчера был никем, но и сегодня, по большому счету, в содержательной, ментальной части ничего из себя не представляет.

Конечно, людям — повелителям парковочных столбиков в этой жизни по-своему не повезло: они не были членами нынче всемирного известного дачного кооператива «Озеро», не кончали юрфака Ленинградского университета, не имели чести и счастья поработать в мэрии Санкт-Петербурга. Но, спрашивается, в чем остальном эти люди заведомо хуже? У многих за плечами, возможно, даже есть опыт службы в разных силовых структурах, уж в армии точно. Судя по вполне осмысленному выражению лиц, у многих имеется какое-никакое образование. Между прочим, знаю лично (просто часто хожу в это заведение) одного бывшего реального командира реального полка, который нынче работает гардеробщиком. Я ему всегда говорю «большое спасибо» и даю на чай так, чтобы не оскорбить его. А мог бы он вполне работать и губернатором, уж вице-губернатором так точно. Судя по складной русской речи, что по нынешним временам большая редкость, человек он в некотором смысле образованный. И таких, как он, много. Но среди них, разумеется, кадры на потребу модернизации, оптимизации страны и чего там еще искать не станут. А как станут?

Об этом президент не очень распространялся. Сказал лишь, что надо создавать кадровый резерв, что привлекать надо людей из бизнеса. Тут я сразу вспомнил почему-то пример нью-йоркского мэра Блумберга, который из своего бизнеса на этот пост привлекся сам, выиграв очень конкурентные выборы. Причем, будучи человеком состоятельным, отказался от мэрской зарплаты. У нас так только Абрамович в свое время сделал. Но он-то в свое время поднялся не в последнюю очередь потому, говорят, что хорошо жарил шашлыки на даче Юмашева, умел держать язык за зубами и очень быстро учился. Ежели формировать новую «табель о рангах» времен Путина — Медведева, то там сие умение сколько стартовых очков будет давать и будет ли? И потом, у Абрамовича были весьма хорошие по-своему учителя, но ведь Гарвардскую школу права он все же не кончал. И многие другие тоже ничего такого не кончали. А делают вид, что справляются.

Вообще-то, не очень понятно покамест с критериями отбора. Многие ведь сразу Дмитрия Анатольевича упрекнули (и мне кажется, что упреки такие покоятся на неких объективных фактах) в том, что в современном мире вопросы «подбора и расстановки кадров», как формулировали это в советское время, вообще-то, уже принципиально решены: существуют конкурирующие между собой политически партии, внутри которых взращивается политическая элита, действует состязательный избирательный процесс, где определенная роль отводится избирателям. Им надо понравиться и выиграть, знаете ли, конкурентные выборы. Как это ни противно. Так же работают другие сферы экономики и общественной жизни, дающие большие возможности для социальной мобильности людям хотя бы в какой-то мере одаренным или просто настойчивым.
На уроках истории нас учили, что, к примеру, у Петра Великого были «птенцы его гнезда», то есть сподвижники из числа его корешей, а также разных привеченных им за границей иностранцев, этаких робертов дадли. Но даже он все же решил ввести ту самую табель о рангах, пытаясь создать некую унификацию чинов и постов, заложив единые принципы чиновничьей и военной карьеры. Была ведь когда-то в России такая штука, как экзамен на чин.

Во времена советские залогом кадрового успеха считалось рабоче-крестьянское происхождение. Хотя на первых порах использовали и буржуазных специалистов, а также довольно быстро пришли к мысли, что на происхождение надо бы наложить кое-какое образование. Решительно положительных результатов это все равно не дало: «кухаркины дети» хотя и успели порулить страной почти 80 лет, все равно довели лишенную открытости и конкуренции систему сначала до застоя, а потом до маразма. И уже тогда должно вроде бы стать ясно, что громкость славословий в адрес лично вождя и марксизма-ленинизма сама по себе не может заменить профессионализм. Однако, похоже, эта ясность не настала до сих пор, несмотря на то что марксизма-ленинизма уж нет в помине. Зато личная лояльность и близость к лавному телу страны по-прежнему является единственным критерием кадрового отбора и как бы профессиональной карьеры.

Советская система между тем кое в чем даже могла бы сто очков дать вперед нынешнему положению вещей по части работы так называемых социальных лифтов. С одной стороны, она культивировала уравниловку, с другой стороны, она же давала определенные возможности пробиться наверх тем карьеристам, которые с такой уравниловкой мириться не хотели и умели достигать целей в рамках установленных правил игры. К тому же эти люди по большей части не были такими циниками, как нынешние представители правящего класса, у них были идеи, и многие тогда в эти идеи верили.

Во времена нынешние разрыв между теми, кто на своем социальном лифте успел подняться очень высоко во времена первоначального накопления, и теми, кто туда подняться не успел или не сумел, столь огромен, что не оставляет почти никаких надежд эту пропасть преодолеть. И никакие правила тут не помогут, ибо их просто единых в обществе нет никаких. А идеи все давно кончились. Остается лишь снять шляпу в знак уважения к тем, кто пытается их хотя бы какие-то отыскать и привить на истощенную цинизмом отеческую почву.

И ведь речь не только о власти. В российской жизни вообще существует весьма и весьма ограниченное число сфер деятельности, в рамках которых можно рассчитывать на пристойное существование. То есть «пробиться» почти невозможно не только в губернаторы, но и к зарплате хотя бы в штуки полторы-две баксов подавляющему большинству населения страны. Где и в чем эти люди видят или должны видеть свои кадровые и жизненные перспективы? Кто им их указывает? Они эти перспективы подчас видят в рядах бандитов, на стезе вороватого, присосавшегося к бюрократии бизнеса, не уважаемого и не ценимого тем же подавляющим большинством населения страны, или – все больше и больше — среди самих бюрократов, куда, уже не стесняясь и не скрывая, идут лишь за одним – хапать, хапать и хапать. Других возможностей пробиться в этой жизни практически нет.

И уже практически ничего не зависит ни от качества образования человека, ни от его профессиональных способностей, ни даже от его профессионального усердия.

И вот в таком свете уже кажется, что даже принцип кадрового отбора по признакам принадлежности к КГБ или выпускникам питерского юрфака (не Гарвард и не Принстон, конечно, но хоть что-то) выглядит более осмысленным, чем просто призыв набрать где-то каких-то хороших людей, отобранных по непонятно вообще каким критериям.

Никто ведь не имел в виду вводить в виде системы отбора общественных руководителей действительно состязательные и действительно честные выборы, не так ли? Впрочем, теперь там, в верхах, в ходу теория, что выборы в России «не работают», что не доросли мы еще.

Ну что ж, тогда остается выводить «золотой кадровый резерв» посредством генной инженерии. Только вот на каком человеческом материале? Где взять подходящий?