Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Штаны и мосты

10.09.2007, 11:41

Вот идет по улице простой паренек. Вразвалочку так идет, не спеша. Простой, скажем, негритянский паренек. Кроссовки непременно развязаны. Но главный шик – это штаны. Они размера на два больше положенного, едва висят на бедрах, из-под них торчит нижнее белье, и ниспадают они вниз большой гармошкой.

Этот стиль зародился пару десятилетий назад в американских тюрьмах, где, как и во многих других тюрьмах, у заключенных отбирали ремни. По уверению некоторых ветеранов тюремного движения, с такими спущенными штанами там также начали первыми ходить те, кто в суровых и полных сексуальных лишений местах американского заключения выполнял роль «девочек». Последнее обстоятельство прошу взять на заметку тем, кто пытается эту «мерзотную» моду пересадить на нашу скудную до «версачей» и «дольче-габанов» почву.
В условиях американской политкорректности в начале 90-х тюремный стиль стали перенимать «звезды» хип-хопа и конвульсивные реперы из социально депрессивных негритянских кварталов. Оттуда эта мода проникла на канал MTV, а затем уже понеслась по всему миру. Якобы именно приспущенные штаны и торчащее из-под них не всегда свежее нижнее белье в наиболее полной мере отражает наплевательство по отношению ко всяческим авторитетам.

Однако американцы не были бы американцами, если бы они и дальше продолжали терпеть столь неоднозначное проявление индивидуальности и не начали бы отстаивать некие альтернативные моральные ценности. Морализаторство – непременная часть американской политики на всех ее уровнях. Это всем хорошо известно.
Так вот, ношение вышеописанной одежды в последнее время все чаще признается административно наказуемым правонарушением во многих американских муниципалитетах. Например, в городке Мэнсфилде, штат Луизиана (население всего пять с небольшим тысяч народу), носить такие штаны с недавних пор в общественных местах запрещено, нарушителей ждет штраф в 150 долларов, плюс судебные расходы, плюс тюремное заключение до 15 суток. В той же Луизиане, но в городке Делкамбре, власти повели себя еще круче: 500 долларов штрафа или тюремное заключение до полугода. В одном из городков в Нью-Джерси местные законодатели пишут и вот-вот примут закон, грозящий привлечением на общественные работы всех, кто демонстрирует в общественных местах части тела, для общественной демонстрации вроде бы не предназначенные. Потому как местные власти наконец решили определиться, где именно кончаются общественные приличия и начинается демонстрация публике собственной задницы.
Национальная баскетбольная ассоциация США уже разработала определенный дресс-код для игроков и тренеров, запретив массивные цепи и медальоны, а также ношение приспущенных штанов. Потому что все это раздражает зрителей из числа среднего класса.
Разумеется, тотчас возникла и оппозиция ограничениям дресс-кода. Активисты из Американского союза гражданских свобод намекают, что подобные ограничения попахивают сегрегацией по отношению к тому, что ассоциируется с негритянской культурой и формой самовыражения. Мол, если так пойдет и дальше, то морализаторы-законодатели начнут регулировать пошив джинсов, длину стрижки, пирсинг, мини-юбки, а также всякие надписи и логотипы, которые ассоциируются с наркоманией или принадлежностью к той или иной уличной банде.
Сильно возбудились и возмутились всяческие организации, борющиеся за права негров, хотя, по большому счету, бороться им уже, по сути, не за что, по некоторым признакам впору начать бороться уже за права и равноправие белых. Так во,т эти организации не приемлют аргументов, что, дескать, спущенные штаны ведут к насаждению в обществе тюремной культуры и романтики. Дескать, борцы со стилистикой хип-хопа просто не понимают его, хип-хопа, глубинной философской сущности.
Одна уважаемая общенациональная газета даже устроила на своем сайте форум на данную тему. Форум переполнен всевозможными мнениями как за, так и против запрещения спущенных штанов.
Между прочим, вот так вот, мало-помалу, и формируется некий контент что внутренней, что внешней политики. И вовсе даже не по той простой, ранее у нас протоптанной дорожке, где было написано «Тот, кто носит «Адидас», завтра Родину продаст». Но ведь людям же всегда свойственно что-то обсуждать, что-то обдумывать. И эти рассуждения, эти простые людские раздумья, заметьте, всегда гораздо мельче масштабом, чем некое абстрактное, неохватное обывательским умом «благо народа», или «мир во всем мире», или «национальная безопасность», или «суверенная демократия». Потому как «мир во всем мире» — это слишком общо и неконкретно, а развязный репер со спущенными штанами у вас под окном — очень даже конкретно. И он вас, представьте, «цепляет» куда сильнее, чем даже проблемы размещения элементов системы ПРО в далекой Польше или Чехии.
Между этими большими и неохватными политическими абстракциями и обывательским мироощущением его каждодневного бытия непременно должны быть прокинуты некие «мостики» — к тому, что его, обывателя, волнует, сколь бы это не казалось мелким и ничтожным большим политическим дядям и тетям. Пусть даже эти «мостики» порой увешаны совершенно отвратительными безразмерными приспущенными штанами, из-под которых торчат цветастые неопрятные трусы. Интересы обывателя — это мозаика его будней, а просто само по себе некое «светлое будущее» в нее не укладывается.
Интересно, увидим ли мы такие попытки построить мосты в нашу реальность в ходе нынешней разворачивающейся российской предвыборной кампании?