Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Что схвачено – то схвачено

24.02.2003, 15:30

Я еще сравнительно недавно было думал, что все схвачено. Но потом стал приглядываться повнимательнее – нет, все же не все схвачено. И вот, когда сообщили, что председателем Конституционного суда вновь стал Валерий Зорькин, я вновь подумал, что схвачено далеко не все.

Самое подозрительное то, что сильно радуются коммунисты. Когда все схвачено, то теперь так не бывает. Егор Лигачев (а вы думали, что он уже на покой отошел? – не тут-то было), когда говорит, что теперь в этом суде «будет больше боевитости», он что имеет в виду? Что угодно, только не то, что имеют в виду люди, сидящие по ту сторону Кремлевской стены. Им-то как раз излишняя боевитость Конституционного суда в любезном Лигачеву виде совершенно ни к чему, потому как разве тогда можно будет сказать, что все схвачено?

Между тем, к примеру, под руководством именно Валерия Зорькина Конституционный суд стал в 1993 году настолько боевитым, что дошел до пункта об отстранении от должности тогдашнего президента Ельцина. А еще ранее боевитый Зорькин грудью встал на пути запрета на деятельность компартии и, соответственно, «декоммунизации» страны. Если бы эта «декоммуниазция», к примеру, пошла на манер той, что случилась в странах Восточной Европы, мы бы сейчас не имели «сомнительного счастья» видеть в «общенациональном» президиуме и на общециональном «Мавзолее» столь много объемных лиц, до боли напоминающих вторых-третьих-четвертых секретарей обкомов. Этим «счастьем» мы во многом обязаны товарищу Зорькину.

А если оный Зорькин начнет также боевито выступать и по другим вопросам, подведомственным возглавляемому им органу, то что же это такое тогда получится? Получится, что мудро предугадать исход того или иного рассматриваемого КС дела будет уже не столь просто, как при предшествующем председателе Марате Баглае. Тот-то как раз никаких сюрпризов не выкидывал. И при нем как раз создавалось впечатление, что все схвачено. Теперь оно как-то ослабло.

Оно, конечно, хочется в душу собственную внести хоть какое-то успокоение. Мол, ничего страшного не произошло на самом-то деле. Просто тайным рейтинговым голосованием 10 судей из 19 проголосовали за Зорькина, а не за Баглая. И все.

— Да нет, это тайное рейтинговое голосование, — пытаешься себя убаюкать, — на самом-то деле было хитроумно срежиссировано и заранее спланировано «как надо» и «кем надо». Но почему-то в такие убаюкивания не очень верится. И хочется уж задремать, ан не дремлется. Почему-то тревожно стучит в голову мысль, что на сей раз тайное голосование для «кого надо» действительно оставалось тайным до самой последней минуты, как того и требует демократический жанр, и результаты его несколько удивили высокие заинтересованные стороны. Впрочем, этот жанр вообще предусматривает некоторые сюрпризы.

Однако факт наличия этого и других подобных сюрпризов еще сильнее заставляет тревожиться за судьбы отечества. Так все же: в нем все схвачено или все же не все? Вот в чем вопрос.

Если, к примеру, все схвачено, то почему тогда на недавних губернаторских выборах победил не кандидат тех, у кого по идее сейчас, как никогда, должно быть все схвачено (то есть не «Единой России»)? Да и в Мордовии, собственно, тоже.

То же самое, что произошло с мордвой и с жителями далекого Магаданского края, собственно, стряслось сравнительно недавно со вполне себе московским телеканалом НТВ. Нет, когда сняли, как выражался рабочий думец Василий Иванович Шандыбин, «сиониста Йордана», то на душе возникло нечто, напоминающее еще брежневских времен «уверенность в завтрашнем дне». В том смысле, что никаких таких сюрпризов этот завтрашний день не должен приносить, кроме тех, что заготовлены и спланированы под мудрым и чутким руководством тех, кто считается хозяевами дня сегодняшнего. В том смысле, что все схвачено. Но когда назначили доктора (не наук, а в смысле спеца по геморрою) руководить телевизором в части четвертой кнопки, то даже по выражению иных вроде бы по должности к этой сфере лиц причастных можно было сразу мекнуть: э-э-э, нет, не схвачено тут ни фига. Тем более что для иных из этих лиц это само по себе стало таким сюрпризом (к примеру, для министра печати), что они слегли с сердечным приступом аж в Швейцарии.

Справившись с непривычным удивлением и утерев с лица испарину, эти лица стали самих себя и окружающих успокаивать: мол, волноваться не надо, это все на самом деле схвачено у газпромовского начальника Миллера, который преследует в назначении врача начальником на подведомственное ему телевидение некий тайный план, чтоб, значит, то, что уже схвачено, было схвачено еще лучше. И только хочешь этому даже поверить, как понимаешь, что у самого Миллера в его «Газпроме» – вообще ни черта не схвачено. К примеру, долги растут как на дрожжах: вскорости кредиторы, говорят, предъявят «Газпрому» счетец миллионов эдак на 130 «баксов», а там, глядишь, и остальные подвалят – на все 600. Тоже миллионов. Это уже можно назвать хоть новомодным иностранным словом дефолт, хоть простым «русским» словом банкротство, однако оба термина, согласитесь, совершенно не синонимичны выражению «все схвачено».

С электричеством – тоже явно не все схвачено. То одни одно говорят про то, как его надо в стране реформировать, то другие – другое. Вплоть до того, что одни – что Чубайс «хороший администратор», а другие – что «воруют в РАО ЕЭС просто страсть». А у кого тогда все схвачено – непонятно в результате.

Олигархи давеча вот тоже к президенту ходили. Напомнили старое, карамзинское еще – мол, воруют. Мол, надо что-то такое предпринять. Может, реформу административную над чиновниками-мздоимцами учинить, может, по рукам надавать, чтоб за лишними подписями на лишних документах, «лишними» конвертами смазанными, не тянулись? «А-а?» — спросили олигархи президента.

— А? Что? – ответил олигархам президент. Может, ответил, посоветуете чего?

— А-а-а, — понимающе кивнули в ответ олигархи…

А президент через пару дней поехал на всеармейское совещании офицеров. Офицеры ему рассказали, как им приходится, собираясь на чеченскую войну, покупать за свои «бабки» на рынке всякую разную амуницию, кроме разве что танков и автоматов. А президент в ответ вспомнил, как он на учебных сборах стрелял из гаубицы выпуска 1938 года…

Хотя ту гаубицу давно пора пустить на переплавку.