С заморского плеча: Россия переоделась в обноски

ФТС: Россия импортировала рекордные 38 млн кг одежды секонд-хенд

По данным ФТС, в 2018 году в Россию ввезено 38 млн кг поношенной одежды. Это рекорд. Однако, в отличие от предыдущего расцвета торговли подержанными вещами в 1990-х годах в России, теперь покупатели секонд-хендов – это не только люди, желающие сэкономить, но и сторонники «разумного потребления» из больших городов.

Одежда с чужого плеча

Несмотря на продолжающееся падение доходов населения России и другие неблагоприятные макроэкономические факторы, модная индустрия демонстрирует пусть не рост, но стабильность. Согласно данным исследования Fashion Consulting Group, по итогам 2018 года российский рынок одежды, обуви и аксессуаров в рублевом эквиваленте остался на уровне 2017 года, составив 2,36 трлн рублей.

Массовый спрос вот уже пять лет стабильно перемещается в бюджетный сегмент, подчеркивают аналитики, и это оказывает существенное влияние на структуру рынка. Эта тенденция была заметна и в 2018 году, что проявилось в значительном увеличении количества игроков среднего и малого бизнеса, развитии небольших торговых марок на базе локальных фабрик.

Кроме того, динамика обменного курса рубля постепенно делает импортные вещи все более дорогими для россиян.

Совокупность этих факторов привела к тому, что в России вновь стали набирать популярность магазины секонд-хенд, где заграничные вещи можно приобрести по выгодной цене. Современных покупателей б/у вещей можно разделить на две условные категории.

Первые — это модники, преимущественно миллениалы, которые любят качественную одежду, но при этом придерживаются идеи «разумного потребления». Общемировой тренд борьбы с неосознанным потребительством заставляет их покупать вещи с чужого плеча и продавать собственные наряды, которые они уже не собираются носить. В результате и планета спасена, и деньги сэкономлены, и модная одежда в шкафу регулярно обновляется.

Вторые — это покупатели секонд-хендов в традиционном представлении. Это люди, которых волнует не разумность совершаемой покупки, а сама ее возможность. Им секонд-хенды дают возможность недорого купить более качественные вещи, чем китайский ширпотреб, и выглядеть достойно даже при очень скромном бюджете.

Федеральная таможенная служба ведет учет бывших в употреблении вещей, которые импортируются в Россию. В пояснении к соответствующей торговой категории отмечается, что подобные вещи должны иметь явные следы износа и доставляться в страну в тюках или мешках. Ввозная пошлина за старую одежду и обувь, которые ждет новая жизнь, составляет 15% от таможенной стоимости, но не менее 0,18 евро за 1 кг.

Новое — это хорошо забытое старое

Согласно статистике ФТС, в 2016 году в Россию было импортировано 22,8 млн кг бывшей в употреблении одежды и обуви общей стоимостью $91,5 млн, в 2017 году — 17,4 млн кг вещей почти за $67 млн.

Импорт подержанных одежды и обуви в 2018 году достиг рекордной отметки в 38 млн кг, а заплатили за эту гору нарядов $116,8 млн. По имеющимся на данный момент сведениям, в 2019 году ввоз составил 18,4 млн кг старых вещей из-за рубежа, которые стоили $47,4 млн.

То есть за истекший период 2019 года было закуплено на 1 млн килограммов больше бывших в употреблении вещей, чем за весь 2017 год, но при этом стоили они на $20 млн дешевле. Либо продавцам секонд-хенда за это время удалось наладить исключительно выгодные поставки, либо теперь закупаемые за рубежом вещи стоят в разы дешевле.

В 2016 году страной-лидером по стоимостному объему импорта подержанных вещей в Россию стали Нидерланды, откуда было ввезено товаров на $20,2 млн. Существенный объем импорта также демонстрировали Германия ($17,6 млн) и Польша ($14,7 млн). По итогам 2017 года в лидеры выбилась Германия ($19,2 млн), за ней следовали Бельгия ($12,7 млн) и Латвия (почти $11 млн). В 2018 году объемы импорта достигли максимума – рекордсменом осталась Германия ($34,7 млн), за ней вновь шла Бельгия (почти $26 млн), а третьими стали Нидерланды ($17,8 млн).

Что касается 2019 года, то на данный момент больше всего импорта в стоимостном выражении зарегистрировано из Бельгии ($8,5 млн), Белоруссии ($8,2 млн) и Германии ($7,6 млн), но это еще не окончательная статистика.

Есть данные и по российским регионам, лидирующим по общей стоимости ввозимых в них поношенных вещей. В 2016 году это были Калининградская область, Москва и Санкт-Петербург ($42,7 млн, $28,7 млн и $7,8 млн соответственно). В 2017 году Москва вырвалась в лидеры, за ней следовали Калининградская и Свердловская области. Год спустя тройка лидеров не изменилась, а в 2019 году Москва лидирует с огромным отрывом, за ней следуют Санкт-Петербург и Ленинградская область ($26,2 млн против $5,5 млн и $4,5 млн соответственно).

Эта статистика, может быть, и скучновата, зато прекрасно демонстрирует динамичный рост рынка торговли подержанными одеждой и обувью.

«По имеющимся оценкам, объемы продаж в этом сегменте растут рекордными темпами: в среднем на 15% в год. Прежде всего ввиду низких цен, разнообразного ассортимента и разнообразия цветовой гаммы изделий. А последние два фактора наиболее конкурентоспособны, так как они особенно привлекательны для молодежи», — отмечает в беседе с «Газетой.Ru» член Общественной палаты РФ, президент «Союзлегпрома» Андрей Разбродин.

По словам эксперта, покупатели в этом сегменте бывают самых разных возрастов, но в глубинке это в основном люди старшего возраста. В первую очередь это происходит потому, что цены в секонд-хендах вне крупных городов еще ниже городских, что соответствует уровню платежеспособного спроса этой социально-возрастной группы во внегородских регионах.

По ряду оценок, доля этого сегмента в общих объемах продаж изделий легпрома к настоящему времени варьируется от 25% в крупных городах до 40% и более за их пределами, говорит Разбродин.

Президент «Союзлегпрома» указывает, что в секонд-хендах действительно дешевле одеваться, особенно с учетом быстрорастущих издержек российских производителей товаров легпрома. Что же касается качества товаров, оно в этом торговом сегменте нередко выше в сравнении со «стереотипными» брендами в престижных торговых сетях РФ, уверяет Разбродин. Особенно в сравнении с тем ассортиментом, что выдается за подлинные бренды в тех сетях.

В то же время, по мнению эксперта, к покупке вещей в секонд-хендах нужно относиться с осторожностью.

«Поскольку в этом ассортименте имеется, скажем так, хотя и броская продукция (по цвету, сырью, отделке, фурнитуре и т.п. ), но при этом — многократного пользования и/или изготовленная в отсталых странах (Южной Азии, Экваториальной Африки, Океании). Где символический контроль качества и потребительской безопасности. Зачастую продукция в этих странах целенаправленно производится в т.ч. инофирмами для последующего экспорта, но не в страны Запада», — поясняет глава «Союзлегпрома».

Модный секонд-хенд

Помимо возможности сэкономить, есть и другой взгляд на магазины секонд-хенд, преобладающий не в глубинке, а в больших городах. Тут люди тоже не прочь сэкономить на покупке одежды, но не любой, а качественной и брендовой, плюс придерживаются популярного тренда на «разумное потребление», призывающего не выкидывать вещь, которая еще вполне может послужить другим владельцам.

«Последние несколько лет набирает обороты тренд «разумного потребления». В связи с этим магазины секонд-хенд становятся все популярнее. Всемирный экологичный тренд также способствует сокращению потребления одежды, обуви и аксессуаров на первичном рынке. Покупатели все чаще обращаются на вторичный рынок, где зачастую можно приобрести качественную одежду по тем же ценам, что и одежду из низкокачественных материалов масс-маркет брендов», — рассказывает «Газете.Ru» основательница проекта Second Friend Store Анна Любан.

Обычно бытует мнение, что секонд-хенд — это для молодежи или для людей с низким достатком. Но это уже давно не так, утверждает Анна Любан.

«У нас, например, около 50% покупателей — это женщины 35+, со средним уровнем дохода и выше, так как средний чек у нас составляет 10 тыс. руб.

Что касается доли рынка, то она однозначно растет. Есть прогноз американских изданий, что, к примеру, в Америке к 2025 году доля рынка перепродажи товаров, бывших в употреблении, сравняется с рынком продажи новых товаров. До России этот тренд тоже докатится, только чуть позже», — отмечает основательница модного секонд-хенда.

Анна Любан уверяет, что если брать бренды сегмента масс-маркет, то качество вещей, купленных в брендовом секонд-хенде, будет значительно выше: ткань, качество кроя, аккуратность швов и так далее.

При этом зачастую цена будет примерно одинаковой. Если говорить о вещах класса люкс, то, конечно, у предметов такого сегмента, купленных в комиссионке, будет какой-то процент изношенности, но это не отражается на качестве вещей, если отдел приема проводит тщательный отбор и отсекает вещи с высокой степенью изношенности, продолжает Любан. И цена, конечно же, в данном случае будет процентов на 70 ниже, чем вещь этого же бренда в бутике.

По ее словам, за восемь лет работы в ее магазине не было ни одного случая, связанного с опасностями для здоровья. «Думаю, надо разделять понятия, ресейл (продажа товаров, бывших в употреблении --«Газета.Ru») магазин, где производится тщательный отбор, где вещи все высокого качества и проходят предварительную химчистку, и секонды, которые закупают одежду килограммами из Америки или Европы. Она проходит обработку, транспортируется фурами, сортируется на базах и т.д. Но в любом случае, уверена, что опасность для здоровья минимальна. Секонд-хенды не существовали, если бы была угроза здоровью человека», — полагает Анна Любан.

С ней согласен и председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по развитию потребительского рынка Александр Борисов.

«В отличие от комиссионных магазинов советского периода, где продавались товары, недоступные обычным покупателям в обычных универмагах и привезенные, как правило, из-за рубежа, современные магазины секонд-хенд предлагают в своем ассортименте чаще всего вещи, которые сегодня можно приобрести, не покидая нашей страны»,

— говорит он «Газете.Ru».

Однако и здесь много импорта, ввезенного в Россию как индивидуально, так и торговыми партиями, преимущественно класса премиум и люкс, говорит Борисов. В Европе и особенно в США их покупка обходится гораздо дешевле, поэтому прибыль от продажи будет в нашей стране выше.

«Мировой опыт говорит о том, что рынок ресейла растет сегодня быстрыми темпами — в 2018 году выше 40%. Особенно это характерно именно для ресейл-люкса, т.е. перепродажи брендовых вещей. В России же этот сегмент рынка находится в начальной стадии роста, поскольку мешает менталитет: носить с чужого плеча стыдно. Подробной статистики по этому сегменту рынка просто нет», — отмечает эксперт.

Уже очевидно, что в мире производится слишком много одежды, констатирует Борисов. Поэтому в странах со стабильной экономикой многие потребители давно поняли, что нет смысла переплачивать за громкое имя модного дома и покупать вещи из свежих коллекций.

«У нас опять же есть некоторые опасения и относительно реального происхождения той или иной вещи (не подделка ли это), и относительно условий ее эксплуатации (не застирано ли и т.п.). Тем не менее, покупательское поведение очевидно меняется.

Мы все видим, как на смену показного потребления приходит «умный шопинг». Все большее количество модников и модниц, надев несколько раз купленную под влиянием момента вещь, готовы не держать ее в гардеробе, а продать. Тем более что сделать это через социальные сети и специализированные платформы становится все легче»,

— объясняет эксперт.

Кроме того, в столицах и крупных городах уже стали появляться магазины винтажной одежды и аксессуаров. При этом доля ресейла все еще не превышает 2% от общего оборота одежного рынка в России (данные Y-Consulting). Классифицировать покупателей секонд-хенда сложно, говорит Александр Борисов.

«Это может быть и молодежь, стремящаяся носить «фирму», но не имеющая средств на это, и взрослые покупатели, привлеченные каким-то винтажным эффектом. Я сам однажды в Париже увидел в витрине такого магазина галстук, идеально подходящий к фактуре пиджака. Оказалось, это Nina Ricci, но не за 250, а за 50 евро», — делится эксперт собственным опытом.

По словам Александра Борисова, все товарные партии секонд-хенд проходят обязательную санитарную обработку. Вещи от индивидуальных продавцов нужно внимательно проверять и перед ноской сдавать в химчистку. Скорее всего, здесь важен психологический момент — верит ли покупатель, что вещи могут хранить какие-либо следы своих прежних владельцев или нет, резюмирует он.