«В информационных технологиях самый важный ресурс – это люди»

Директор 1С Борис Нуралиев о том, как цифровизация делает экономику эффективней

Российские власти объявили курс на цифровизацию экономики. Отечественные IT-компании готовы поддержать этот курс, уверен директор фирмы 1С Борис Нуралиев. В интервью «Газете.Ru» он рассказал, как «цифра» может помочь повысить эффективность бизнеса и государства, могут ли российские компании конкурировать с мировыми IT-гигантами, и назвал главную проблему, сдерживающую развитие отрасли.

- Как, на ваш взгляд, цифровизация, о которой сегодня много говорят, может способствовать экономическому развитию?

Реклама

- В современных условиях необходимо повышать эффективность экономики, коммерческих предприятий и государственных учреждений. И один из основных способов это сделать – это их хорошая автоматизация, «цифровизация». Для ИТ-компаний это значит, что они должны делать более серьезные системы. Если раньше мы говорили своим клиентам «давайте мы вам автоматизируем, например, бухгалтерский учет», то сейчас говорим «давайте автоматизируем ваши основные функции». Если вы производственное предприятие – давайте мы вам поставим MES-систему (* manufacturing execution system, система оперативного управления производством).
Даже не в ракетной отрасли, не в машиностроении, а, к примеру, в мясной индустрии хорошая внутрицеховая автоматизация может повысить выход годной продукции на 6-8%, при тех же затратах. Для экономики предприятий, где сейчас конкуренция большая, это уже очень сильно.

Если предприятие торговое, мы поможем работать с вашими клиентами, внедрив CRM-системы, поможем правильно подобрать закупки. Сейчас страна автоматизирована, в значительной степени, на 1С:Предприятии. И если сегодня холодильник сам себе пиво заказывает в интернет-магазине, то одно 1С:Предприятие другому 1С:Предприятию может сказать, что надо купить. И это то, то, что также может экономику двинуть вперед.
Что касается обеспечивающих функций - бухгалтерского и налогового учета, расчета заработной платы - давайте мы за вас сделаем. На аутсорсинге во всем мире работают. Это тоже повысит эффективность, освободит предприятие от рутинных, обеспечивающих задач, чтобы оно занималось основными функциями.

В целом ИТ-рынок в России в 2017 году вырос не сильно, где-то на 2-3 процента. На 6-8% выросло программное обеспечение и сервисы, а «железо» может быть даже упало, за счет изменения курса, на него цены в основном долларовые.

Но задача ИТ – не только самим расти, а чтобы экономика росла и здесь тоже происходит большой сдвиг. Что такое «цифровая экономика»? Раньше банки были просто банками. Теперь же многие банки говорят «мы не просто банк, мы IT-компания, которая оказывает банковские услуги». Если раньше компания просто пиццу выпекала, то сейчас она себя позиционирует как IT-предприятие, которое пиццу делает, в котором техпроцессы выстроены так, как удобно для клиентов. Т.е. сейчас растут не столько ИТ-компании, сколько ИТ-направления в не-айтишных компаниях.

- С каких шагов стоит начинать переход к цифровой экономике, на ваш взгляд?

- В информационных технологиях самый важный ресурс – это люди. Фактически одна IT-компания от другой отличается тем, каких людей набрали и как организовали их работу. Всё. Все остальное стоит дешево, доступно, каких-то особых лицензий нам не надо для работы, как правило. А кадры – это большой дефицит.
Я считаю, очень важно, что в государственной программе «Цифровая экономика» есть раздел «Кадры и образование». Например, туда удалось записать, что набор специалистов на бюджетные места будет возрастать. Сейчас по профильным группам специальностей набирается примерно 29 тысяч бакалавров в год, а вырасти набор должен до 80-120 тысяч. Казалось бы, это бешеные цифры? На самом деле, нет. Boston consulting group подсчитала, что через несколько лет дефицит IT-специалистов в России достигнет миллиона человек.
Для сравнения возьмем среднюю европейскую страну, например Великобританию. Она, в отличие от Израиля или США, не является признанным экспортером информационных технологий. Но для того, чтобы их британские компании работали эффективно, чтобы британские подданные хорошо ходили в интернет, у них примерно 4% всех работающих – это айтишники. А у нас 1,5%, ну может к 2% подберемся. Этого категорически не хватает.
Считаю, что это главная угроза IT-рынку, и это главное, где нужна помощь государства.

- Как вы полагаете, ваша фирма и другие российские IT-компании в состоянии конкурировать с мировыми лидерами?

- Больше всего 1С знаменита своими системами автоматизации управления предприятием, ERP-системами. Автоматизация предприятий – это очень важно, этим, соответственно, занимаются ведущие фирмы мира, самые богатые. Microsoft, SAP, Oracle. И мы с ними успешно конкурируем. По оценке IDC, в деньгах мы сейчас доросли примерно до трети российского рынка в этом сегменте, при том, что наш софт гораздо дешевле, чем у именитых западных конкурентов. Мы сейчас закрываем 83% рабочих мест по комплексной автоматизации с 1С:Предприятие. И мы очень гордимся этим результатом, я считаю, что мы уже конкурентоспособны.
Но надо, конечно, совершенствоваться. Информационные технологии – это же не алюминий там какой-нибудь, который можно пустить в страну или не пустить. Иностранная программа запускается одним кликом мышки, точно так же, как отечественная. И на них даже импортных пошлин нет никаких. Поэтому информационные технологии должны быть конкурентоспособны на мировом уровне. Никто не будет пользоваться системой только потому, что она отечественная.

- Вы планируете выйти на глобальный рынок? Насколько это реально?

- Мне кажется, что это сильно зависит, что разрабатывать. Например, в сегменте игр мы на мировом рынке нормально работаем. А вот с системами управления бизнесом сложнее. Если появляется вирус какой-то, то все говорят - понятно, русские хакеры. Вообще «русские хакеры» это мем, им пользоваться надо. Сравните два мема: «польский сантехник» и «русский хакер» - «хакер» может и негативно звучит, но с уважением к профессии. Но, когда говоришь о том, что занимаешься бизнес-системами, то возникает вопрос: а вы что, вы, русские, что-нибудь в бизнесе, что ли, понимаете? Но пытаться можно, я считаю. Мы создали 1C-International., которую возглавил Сергей Андреев, он много лет руководил Abbyy, одной из немногих российских компаний, чей тиражный софт успешен и в России, и за рубежом. Будем стараться.

- Какие перспективные направления развития вы для себя видите?

- Некоторые технологические тенденции понятны. Это облачные технологии. Если сегодня мы в целом растем примерно на 10% в год, то наши облачные продукты за год растут в два раза, если без рекламы, а с рекламой в четыре раза, уже несколько лет подряд. Они для пользователей практически такие же, как обычные, которые на компьютер устанавливаются.
Мобильные технологии, естественно. Потому что многие пользователи ходят по цеху, или по клиентам, с телефоном, откуда должно быть все доступно.
Кроме того, как я говорил, мы будем сами все больше автоматизировать основную деятельность предприятий и говорить: а на аутсорсинг нам отдайте вот эти ваши бухгалтерию, зарплаты, налоги. Сейчас еще сделали совместное предприятие, которое будет брать на аутсорсинг организацию командировок для предприятий, подыскивать билеты, заниматься бухгалтерским оформдлением и пр.
Конечно, автоматизация будет проникать и совсем в крошечные предприятия, где человек сам себе руководитель и работник. И будем бороться за крупнейшие наши предприятия с именитейшими международными вендорами.

- Что даст цифровизация для госуправления? Что вы делаете в этой сфере?

- Не только в коммерческом секторе, но и в государственном секторе, за счет хорошей автоматизации существенно повышается эффективность. У нас, я считаю, большие успехи в этой области. Мы, например, автоматизировали бюджетный учет и управление на уровне ряда регионов, в том числе, в Москве. Там реальная экономия от более эффективного, централизованного управления ресурсами около миллиарда рублей в год.
Мы сейчас по ряду регионов, например, в Тюмени, занимаемся автоматизацией управления медициной. Там значительная часть денег где пропадает? Потому что нет надлежащего учета. Одно дело, как финансируются больницы, как закупаются лекарства, а другое – какой больной какую таблетку съел. Если это свести вместе, то можно не снижать реальное количество таблеток, но лишние не закупать и потом просроченные лекарства не выкидывать. Только на этом регион может сэкономить сотни миллионов рублей в год.

- А пользователи в регионах, в тех же больницах, готовы работать с вашими новыми продуктами? У них хватит для этого компетенций?

- Конечно, пользователей надо учить. Но постепенно информационные технологии становятся все более «человеколюбивыми» и интуитивно понятными для простых пользователей. Для них приходится делать просто, «красиво», после этого научить не очень долго. А кадры для автоматизации – конечно надо учить, и государственная система должна это делать, и мы с партнерами сами учим взрослых около 70 тысяч человек в год в своих учебных центрах, и еще 10 тысяч детей в «1С:Клубах Программистов». Если школьник 7-8 класса написал даже простенькую игровую программку, но на «взрослом» языке программирования – он уже наш, скорее всего пойдет в ИТ.