Кудрину мешает государство

Глава ЦСР считает главным вызовом для России нарастающее технологическое отставание

Алексей Кудрин на проходящем в Москве Гайдаровском форуме выступил с докладом на тему экономического роста, в котором в очередной раз обозначил вызовы и первоочередные задачи, стоящие перед Россией. Но как именно преодолеть технологическое отставание, повысить эффективность госуправления, реформировать судебную систему, где найти деньги на инфраструктуру, образование и здравоохранение, так и осталось неясным.

Центр стратегических разработок (ЦСР) уже больше полугода работает над стратегией социально-экономического развития до 2025 года, но пока так и не представил ее даже в виде концепции.

Выступление главы ЦСР Алексея Кудрина на Гайдаровском форуме в РАНХиГС могло внести ясность в то, какими будут ее основные положения, но не внесло. Он повторил общие тезисы, с которыми выступает уже довольно давно.

У России стареющее население, Россия отстает в технологическом плане от других стран, в стране плохие условия для ведения бизнеса, избыточное регулирование, неэффективное госуправление, слабая судебная система, плохо защищающая права бизнеса и граждан, недостаточное финансирование образования и здравоохранения, низкая производительность.

Все это довольно очевидные вещи, и кажется, что уже пора переходить от постановки проблем к обсуждению того, что именно надо делать в том или ином случае, а также где изыскивать ресурсы. Но, кроме повышения пенсионного возраста, конкретных предложений о реформах, в общем, не прозвучало.

«Прогноз ЦСР исходит из повышения пенсионного возраста и вовлечения трудоспособного населения — тех, кто сегодня уже уходит на пенсию. В нашем варианте мы предлагаем повышение пенсионного возраста для женщин до 63 лет, для мужчин — до 65 лет», — сказал Кудрин.

Нарастающее технологическое отставание Кудрин назвал главным вызовом для России в ближайшие 10–15 лет. Он даже сказал, что это создает угрозу суверенитету страны.

«У нас есть проблема уменьшения оборонного потенциала и угрозы суверенитету страны, если мы не станем технологической державой. Я должен сказать, что даже эксперты-военные в нашей группе говорят: «Технологические вызовы перед Россией намного больше, чем геополитические», — заявил он.

Кудрин говорит, что отдельные страны в последние годы приняли программы технологических прорывов. Есть риск, что такие страны, как Германия и США, «оторвутся навсегда в технологическом плане», а такие страны, как Россия, «могут навсегда отстать».

Но начинать реформы глава ЦСР, экс-министр финансов предлагает не с запуска подобных программ, а с реформы системы государственного управления, которое крайне неэффективно. Впрочем, как именно надо трансформировать систему, что надо делать, он не сказал. Некоторые выводы о направлении реформаторской мысли можно сделать из слов о необходимости разделения процессов оперативного правления и управления изменениями.

Действующий сейчас проектный офис правительства — это 10%, мизер от того, что надо бы сделать, отметил Кудрин.

Несмотря на отсутствие программы реформ, Алексей Кудрин представил прогноз до 2035 года (его основные параметры были известны еще в прошлом году).

«Я привожу наш прогноз возможных темпов экономического роста в случае проведения системных институциональных и структурных реформ, которые к 2019 году позволяют выйти на уровень больше 3% (роста ВВП. — «Газета.Ru»), а к 2022 году — выше 4%», — сообщил он.

Стоит отметить, что никто из участников сессии — министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Орешкин, глава Счетной палаты Татьяна Голикова, главный экономист ВЭБа Андрей Клепач, Сирил Муллер, вице-президент Всемирного банка, зампред ЦБ Ксения Юдаева — с Алексеем Кудриным не дискутировал, а соглашался. Разве что Голикова сказала, что повышение пенсионного возраста — это не панацея и надо заниматься модернизацией всей системы соцстрахования.

Аудитория сессии, в которой были чиновники, депутаты, бизнесмены, эксперты и журналисты, также в основном солидаризировалась с Алексеем Кудриным. Все согласились, что главной проблемой является неэффективное госуправление.

Еще Кудрин несколько раз говорил о доверии, без которого ничего сделать не удастся. Доверие — вещь необходимая, но настораживает тот факт, что главный реформатор страны не знает пока, где найти ресурсы в условиях бюджетной консолидации.

Нам надо повысить расходы на образование, здравоохранение и инфраструктуру не на 1% ВВП по каждой отрасли, а на 2–3%, говорит он, а за счет чего — неясно, это еще предстоит определить. При этом он прогнозирует снижение доходов бюджета из-за падения поступлений от нефтегазового сектора.

Итог «дискуссии» был также весьма красноречивым. Кудрин порадовался редкостному единодушию присутствующих в оценке того, как все плохо и как должно быть хорошо, но сказал, что все понимают, что все зависит от президента и правительства. «Значит, надо работать с президентом и правительством», — сказал он. Тут у Кудрина все козыри на руках — Владимир Путин считает его другом и прислушивается к его словам. Все будет зависеть от того, какой будет программа, которую напишет ЦСР.