Пенсионный советник

Швеция не успевает за дефляцией

Банк Швеции обнулил базовую процентную ставку

Иделия Айзятулова 30.10.2014, 08:24
Reuters

Банк Швеции сократил базовую процентную ставку до 0%, чтобы избежать надвигающейся дефляции. По мнению аналитиков, эти действия уже запоздали и для улучшения ситуации в еврозоне необходимы уже не монетарные, а фискальные методы.

Во вторник, 28 октября, центральный банк Швеции сократил базовую процентную ставку с 0,25 до 0%, чтобы подстегнуть рост инфляции, которая уже в течение трех лет не дотягивает до целевого показателя регулятора — 2%. При этом большинство аналитиков, опрошенных The Wall Street Journal, ожидали снижения в диапазоне 0,1–0,05%, и лишь двое из 17 предположили обнуление. Риксбанк понижает ставку в третий раз менее чем за год.

Решение нацбанка обвалило курс шведской кроны, опустившейся до четырехлетнего минимума по отношению к доллару и трехмесячного минимума — к евро, отмечает «Прайм».

Европейские политики стали главным врагом в деле борьбы с рецессией и дефляцией, полагает Bloomberg. Решение шведского Центробанка сократить ставку до нуля стало последним доказательством того, что слишком быстрое движение к сдерживанию опасного показателя — весьма рискованное дело. «В центре внимания находится исключительно дефицит, долг и удержание инфляции под контролем. Они [европейские политики] игнорировали угрозу дефляции и рецессии», — говорит Нариман Берхавеш, главный экономист IHS из Лексингтона, штат Массачусетс.

Главный экономист МВФ Оливье Бланшар видит «большой риск срыва в еврозоне» и призывает к увеличению расходов на инфраструктуру, чтобы стимулировать потребительский спрос.

Швеция не одинока в своем стремлении изменить направление экономического курса. В 2008-м и дважды в 2011 году Европейский центральный банк повышал ставки для борьбы с инфляцией, а затем начал их опускать: сейчас базовая процентная ставка находится на рекордно низком уровне — 0,05%, а депозитная и вовсе отрицательна (–0,2%). Инфляция быстро сошла на нет, из-за чего сейчас зона евро стоит на пороге третьей рецессии за последние шесть лет. По сути, власти Европы повторили ошибку, допущенную Банком Японии в 2000 году, когда ключевая ставка была поднята лишь для того, чтобы сократить ее через полгода — после наступления дефляции.

Многие экономисты — в их числе бывший председатель Федеральной резервной системы США Бен Бернанке — называют причиной нежелания центральных банков повышать ставки боязнь повторить сценарий Великой депрессии, во многом начавшейся из-за слишком жесткой монетарной политики ФРС. «Перед тем как начать повышать ставки, вы должны убедиться, что экономика сможет с этим справиться, — говорит Уильям Дадли, глава Федерального резервного банка Нью-Йорка. — На каждом заседании мы пытаемся оценить готовность экономики к таким действиям. Существует несколько причин, по которым нам стоит быть терпеливыми».

На прошедшем 29 октября заседании ФРС подтвердила данное ранее обещание поддерживать ставки в диапазоне 0–0,25% «в течение продолжительного времени».

Даже учитывая не самую радужную ситуацию в мировой экономике, политики и монетарные власти не стремятся увеличивать количество фискальных стимулов. Со все более жесткой критикой сталкивается правительство Германии из-за того, что продолжает придерживаться курса бюджетной экономии, несмотря на то что имеет возможность привлекать средства на рынке под рекордно низкие ставки. При этом состояние инфраструктуры в стране — дорог, мостов, жилищного фонда — продолжает ухудшаться.

По мнению экспертов, именно из-за критики экономической политики ФРГ потерял свой пост бывший министр финансов Франции Арно Монтебур. В частности, он обвинил Германию в «одержимости» бюджетной экономией, что подорвало экономический рост «в ЕС в целом и во Франции в частности».

Еще в июле 2010 года шведское правительство начало беспокоиться о росте закредитованности населения и цен на недвижимость, несмотря на то что инфляция была в два раза меньше целевого уровня. В результате за 12 месяцев ставка рефинансирования была поднята с 0,25 до 2%.

Власти Швеции подверглись критике из-за того, что сначала слишком быстро подняли ставки после окончания финансового кризиса, а затем слишком долго откладывали их понижение для борьбы с надвигающейся дефляцией.

«Швеция довольно медленно реагировала на спад в Европе — ключевом для нее экспортном рынке, — считает экономист лондонской Schroders Plc. Азад Зангана. — Шведская экономика на самом деле так и не восстановилась окончательно. Они ошибочно считали, что были на подъеме циклического восстановления, в то время как на самом деле оставались зависимыми от Европы».

Инфляция в Швеции действительно выросла — в апреле 2011 года она достигла 3%, — но эффект был непродолжительным. И когда в декабре 2011 года долговой кризис в еврозоне вызвал смягчение монетарной политики ЕЦБ, Банк Швеции действовал ровно наоборот. Ориентир по ставке вернулся к 0,25% лишь к июлю нынешнего года. За прошедшее время инфляция вновь упала, число безработных выросло — вместе с задолженностью населения.

Лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман даже назвал главу ЦБ Швеции Стефана Ингвеса и его коллег «садомонетаристами».

Единственный из шести членов правления Риксбанка, высказывавшийся против ужесточения монетарной политики, — Ларс Свенссон вышел из состава правления в прошлом году. Сейчас, по его словам, на примере Швеции можно увидеть, как преждевременное повышение ставок может оставить экономику в худшем состоянии, чем раньше. «Урок должен быть очевиден для других центральных банков», — добавляет Свенссон.