Падучий, но живучий

Рубль продолжит плавное ослабление, к новому году его курс может составить 35–37 руб./долл.

Павел Сморщков 20.08.2013, 19:23
Курс рубля будет падать iStockPhoto
Курс рубля будет падать

Плавная девальвация рубля продолжится, и к новому году за доллар могут требовать уже 35–37 рублей. Это обусловлено структурной слабостью экономики России и глобальными процессами перетока капитала. К такому выводу пришли участники «круглого стола», проведенного 20 августа в РИА «Новости».

Фундаментальные факторы снижения рубля

На валютный курс влияют несколько факторов, отметил председатель Комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям Торгово-промышленной палаты России Яков Миркин. Первый – финансово-экономическая ситуация внутри страны.

Здесь существуют предпосылки для постепенного ослабления рубля: в последнее время уменьшается положительное сальдо платежного баланса, быстрое снижается профицит счета текущих операций. Но важнейшая предпосылка к ослаблению национальной валюты — непрекращающийся отток капитала.

Вопреки ожиданиям, темпы оттока не снижаются. По данным Банка России, в 2012 году чистый вывоз капитала частным сектором, включая «чистые ошибки и пропуски» платежного баланса, составил $53,8 млрд. По прогнозу Миркина, в 2013 году отток составит $50–70 млрд. И эта тенденция очень устойчива. Мы уже около 20 лет живем в условиях чистого вывоза капитала, отмечает эксперт. Чистый отток, который не возвращается, обусловлен самим существом экономики России, уверен он.

Происходит постоянная выкачка ликвидности из экономики, деньги от нефти заходят в страну, а затем уходят в виде золотовалютных резервов и вывоза частным капиталом. «Мы создали уникальную офшоризованную экономику», – заключает Миркин.

Движение капитала определяет укрепление курсов таких валют, как американский доллар и евро, относительно валют «сырьевых» и (или) развивающихся экономик, поэтому рубль здесь не стоит особняком. Экономически развитые рынки в последнее время стали центром притяжения денег, утекающих из этих стран. Рубль корреспондирует с бразильским реалом, индийская рупия демонстрирует впечатляющий обвал. Это отражается не только на валютных курсах, но и на динамике фондовых рынков.

«Фондовые рынки Восточной Европы разгромлены», — отметил Миркин.

Снижались бразильский, индийский рынки. При этом с начала года американский индекс S&P 500 вырос на 15%, немецкий DAX, французский CAC 40, британский FTSE 100 – на 10%.

Отдача от прямых иностранных инвестиций в страну одна из самых высоких, причем даже в кризис, но 8% от вложений капитала недостаточно, чтобы привлечь инвесторов, сокрушается главный эксперт Центра экономического прогнозирования Максим Петроневич. Виной тому – плохой инвестиционный климат, вызванный давно всем известными институциональными ограничениями.

Но и имеющийся капитал готов убежать из страны при первой же возможности. И даже прямые иностранные инвестиции ведут себя как портфельные, то есть очень быстро утекают, отмечает Миркин.

В последние 15 лет в экономику России просто встроена система кризиса, считает он.

Поскольку номинальный курс рубля завышен и его значения не корректируются с учетом разницы в темпах инфляции с экономически развитыми странами, страна удобна для проведения операций carry trade. При осуществлении этих операций спекулянты занимают деньги по низким ставкам в долларах, евро или иенах, конвертируют их в рублевые финансовые активы, получают значительно более высокий доход исходя из разницы процентных ставок, после чего переводят капиталы обратно в исходные валюты, то есть «вывозят» его.

Действия Центробанка

Девальвация рубля продолжается уже два месяца, считает президент консалтинговой компании «Неокон» Михаил Хазин. Обещанный экономический рост не складывается, и Центробанк задумывается о том, чтобы стимулировать рост с ее помощью. Но сейчас в отличие от 1998 года нет незадействованных экономических мощностей, и это делать бесполезно.

Не похоже, что Центробанк ставит целью понизить курс рубля, напротив, он проводит валютные интервенции, чтобы его удержать, отмечает Миркин. Это происходит в соответствии с устоявшейся «мифологией», гласящей: крепкий рубль – это хорошо.

Центробанк «держит» инфляцию, это для него сейчас приоритет, отмечает профессор Российской экономической школы Наталья Волчкова. Рубль переоценен, считает Миркин. Тем не менее действия Банка России способствуют ослаблению национальной валюты, хотя и медленному, считает эксперт. К тому же Минфин заинтересован в ослаблении национальной валюты, это повышает доходы госбюджета и снижает его дефицит.

Прогнозы дальнейшего поведения курса

Центробанк обеспечит длинное, «змеиное» снижение курса рубля, а не разовое, взрывное, считает Миркин. «В среднесрочной перспективе мы ожидаем постепенную девальвацию», — соглашается Петроневич. Правда, большинство экспертов предполагают, что уже новый год мы можем встретить с долларом, стоящим от 35 до 37 рублей.

Конкретный курс будет зависеть от действий Центробанка и от того, захочет ли он продолжать тратить на его поддержание золотовалютные резервы, отмечает Миркин. По данным Банка России, за три месяца, с мая по июль, его международные резервы похудели более чем на $20 млрд. Правда, такое уменьшение резервов в большой степени обусловлено изменением валютных курсов, признает Миркин. Кроме того, на курс рубля будет влиять ситуация на фондовом рынке США, который может упасть, поскольку сейчас он перегрет и на нем надувается «пузырь», считает Миркин.

Но рубль остается очень волатильной валютой, поэтому снижение не будет монотонным, считает Петроневич. Исследования показали, что в России произошли изменения в сезонности спроса на иностранную валюту, заявил аналитик. Пик спроса сместился с осени на лето (июнь, август): это вызвано тем, что все больше потребителей напрямую приобретают товары за границей — непосредственно или дистанционно, и на декабрь, когда осуществляются платежи по дивидендам.

Этим летом, таким образом, произошло совмещение факторов, давивших на рубль, — относительно низкие цены на энергоносители и локальный пик спроса на валюту, отмечает Петроневич. К этому прибавилось то, что Центробанк и Минфин за лето закачали в банковскую систему 420 млрд рублей, но из-за вялого кредитования банками юридических и физических лиц эти деньги по большей части не задерживались в системе и конвертировались банками в валюту.

Пик спроса на валюту пройден, а ЦБ и Минфин снизят осенью предоставление банкам ликвидности, и при условии, что нефть будет стоить около $110 за баррель, факторы давления на рубль сменятся его поддержкой, и до конца года национальная валюта стабилизируется или даже подрастет, предполагает Петроневич.

Ослабление валюты России обусловлено экспортно-ориентированностью ее экономики, указывает доцент кафедры «Финансы, денежное обращение и кредит» факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России Максим Сафонов. Но если мы наконец перейдем на другую экономическую модель и начнем стимулировать внутренний спрос, а не экспорт, то это будет способствовать укреплению рубля. В этом случае в 2014–2016 годах рубль мог бы вернуться в интервал 28–30 руб./долл.

Правда, нельзя совсем исключать и катастрофическое развитие ситуации, «краха рубля», который возможен в случае очередного глобального финансового кризиса, а также если резко сократятся поступления от нефти, предупреждает Миркин.

Это может произойти не только в случае снижения цен, но и если продолжится процесс вытеснения продукции российского энергетического сектора с зарубежных рынков, например, вследствие «сланцевой революции». Снижение физических объемов экспорта уже происходит, отметил эксперт.

Последствия снижения курса рубля

Более слабый рубль хорош для экономики, считает Миркин, поскольку повысит ее конкурентоспособность. Главное, чтобы не случилось резкой, одномоментной «девальвации». Было бы идеально, если бы года через полтора мы достигли отметки 44 рубля за доллар, считает Миркин.

Для развития экономики необходимо частичное «закрытие» внутренних рынков, в противном случае производство в России будет менее выгодным, чем импорт, советует Хазин.