Слушать новости
Слушать новости

Шувалов не боится палёной водки

Легализация параллельного импорта приведет к возвращению в «дикие» 90-е, предупреждают владельцы брендов и ритейлеры

Правительство России обсуждает возможность разрешения ввоза брендированных товаров без согласия правообладателей товарных знаков — так называемого параллельного импорта. Если параллельный импорт легализовать, поток контрафакта на рынке станет еще больше, местные производства закроются, а бюджет не досчитается налогов, предупреждают участники рынка. А ФАС считает, что это приведет к росту конкуренции и падению цен.

Сейчас в России торговать импортными марками могут или их владельцы, или официальные дилеры. Возможность легализации параллельного импорта, то есть ввоза товаров другими импортерами, первый вице-премьер Игорь Шувалов поручил проработать около полутора лет назад, а весной провел несколько совещаний по этому вопросу.

Основной причиной обсуждения темы стала необходимость защитить импортеров и снять необоснованные ограничения для свободной конкуренции, объясняют в аппарате Шувалова. Легализацию параллельного импорта поддерживает Федеральная антимонопольная служба (ФАС).

В ведомстве считают, что это может существенно снизить цены для потребителей. Например, цены на товары, включенные в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности, на 22–32% выше в России по сравнению с зарубежными, сетует замруководителя службы Андрей Кашеваров. Как рассказали «Газете.Ru» участники совещаний, сейчас речь идет о возможном разрешении параллельного импорта для части секторов экономики с учетом вступления в ВТО. До конца августа Минпромторг и другие профильные министерства должны проработать возможные последствия введения параллельного импорта для локализованных производств и различных секторов экономики, уточнили в аппарате Шувалова. Противников введения параллельного импорта Шувалов также попросил предоставить экономическое обоснование их позиции.

Производители и официальные дилеры опасаются последствий разрешения параллельного импорта. Письмо с просьбой не допустить его легализации Ассоциация европейского бизнеса, Ассоциация производителей и продавцов бытовой техники, а также Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ) направили в адрес премьера Дмитрия Медведева.

Одним из главных рисков участники рынка считают неконтролируемый рост импорта контрафактной продукции.

«Запрет параллельного импорта долгое время служил эффективным заслоном для контрафакта. Импортировать можно только продукцию, направленную в адрес правообладателя или авторизованного дилера, иная продукция задерживалась на таможне, — говорит представитель GM в России Сергей Лепнухов. — С легализацией параллельного импорта различить легальный параллельный импорт и серый импорт, то есть контрафакт, будет нереально — у таможенников просто нет для этого возможности. Такая ситуация особенно опасна для рынка автозапчастей — представьте себе, например, поддельные тормозные колодки». По словам Лепнухова, контрафакт наносит существенный удар по репутации владельца бренда — потребители, которым попалась подделка, могут утратить доверие к правообладателю товарного знака.

В выигрыше останутся те, кто не вкладывал деньги в развитие бренда и технологии, а потребитель будет только в проигрыше, резюмирует он. Кроме того, отмечают эксперты, ситуация сыграет на руку крупным московским рынкам, преемникам Черкизовского и известным радиорынкам. Аналогичная картина может сложиться и на рынке алкогольной продукции.

«Легализация параллельного импорта приведет к возвращению в «дикие» 90-е, когда рынок был залит фальшивой водкой, зачастую производившейся чуть ли не из метилового спирта, спиртом «Рояль» и другой такой продукцией»,

— прогнозирует генеральный директор НП «Комитет производителей алкогольной продукции» Александр Романов, участвовавший в майском совещании вице-премьера Шувалова.

«Пока государственная политика состоит в повышении акцизов на алкоголь. Но с учетом вступления в ВТО цены на ряд потребительских товаров, в том числе и алкоголь, и так будут падать. Если добавить к этому параллельный импорт, то мы получим неорганизованный рынок, миллионы палаток, торгующих дешевой и в большинстве своем некачественной продукцией. Легализация параллельного рынка — это прежде всего угроза жизни миллионам российских граждан», — утверждает Романов, указывая, что помимо прочего такое решение подорвет отечественный рынок.

«Это вещи разного порядка. С одной стороны, существует ограничение конкуренции со стороны правообладателей, с другой — есть обязанность государства контролировать качество ввозимой продукции. С ведением параллельного импорта ситуация изменится для тех, кто планирует заниматься легальным бизнесом, а контрафакт как был, так и останется нелегальным», — парирует представитель Шувалова. Конечно, государство должно совершенствовать механизмы государственного контроля импорта, но ограничивать конкуренцию и каналы дистрибуции импорта оно не должно, добавляет он. «Мы предлагаем сделать это обязанностью для таможни — чтобы товар, который поставляется по параллельному импорту, в обязательном порядке подвергался проверке, и чтобы у самого правообладателя была возможность проверить оригинальность этого товара, — говорит Кашеваров — Если параллельный импортер ни разу не был замечен во ввозе контрафактной продукции, он должен быть включен в реестр традиционных импортеров». Уже сейчас в Таможенный кодекс внесены изменения, предусматривающие, что таможенные органы могут на 10–15 суток задержать на таможне товар, чтобы убедиться в его оригинальности, напоминает он.

Противники параллельного импорта предупреждают и о возможном закрытии местных производств международных брендов. «Основной риск — угроза закрытия локальных предприятий по производству электронной и бытовой техники, — беспокоится директор по связям с общественностью Ассоциаций торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники Антон Гуськов.

«Примерно 80–85% крупной бытовой техники, которая продается в России, делается здесь же. Местные производства столкнутся с внутрибрендовой конкуренцией со своей же продукцией, которую будут ввозить со стоковых рынков — ОАЭ, Гонконга — она будет стоить дешевле и для России вовсе не предназначена»,

— предупреждает Гуськов. Издержки гораздо выше, чем у импортеров, к тому же неофициальных, поэтому предприятия могут начать закрываться, сказал он, отметив особый риск для производства телевизоров. Общий отток капитала в связи с переносом закупочных операций за рубеж только в 2014 году может составить до $20 млрд, предупреждает президент «М.Видео» Александр Тынкован. По оценке президента АКИТ Сергея Румянцева, в случае разрешения параллельного импорта в тень уйдут до 100% сетевых продавцов. Еще один риск, по словам противников параллельного импорта, — возможные потери российского бюджета. «Государство потеряет НДС как минимум с трети импорта. Уже сейчас, после того как декриминилизовали контрабанду (незаконное перемещение товаров, не запрещенных к продаже. — «Газета.Ru»), с 10% импорта НДС не платится. Если ввести параллельный импорт, то не будет платиться еще с 20% импорта. Получится, что 30% рынка не платят НДС, а 70% платят, и те, кто платит НДС, будут постоянно уходить в тень», — говорит президент «Евросети» Александр Малис. По его оценке, стоимость электроники может снизиться лишь на 1–3% при потерях бюджета от неуплаты НДС в 18%. «Когда товары ввозятся не напрямую от производителя, цены могут выставляться от собственных компаний-прокладок из Китая, Гонконга и других стран. Таким образом, можно манипулировать входными ценами на таможне, что приведет к уменьшению сборов таможенных пошлин и недобросовестной конкуренции», — добавляет основатель и владелец группы компаний «Связной» Максим Ноготков.

К резкому падению цен для потребителя, как считает ФАС, это не приведет, говорят участники рынка. «ФАС приводит разницу в цене с Европой преимущественно в премиальном сегменте — люксовой одежды и авто, мы же ориентируемся на массовый сегмент, который в сегменте БТиЭ превышает 95%. Цены на электробытовую технику уже сейчас падают, но не из-за внутрибрендовой конкуренции, которую лоббирует ФАС, а из-за конкуренции между брендами, локализации производства и развития интернет-торговли. Например, в сегменте цифровой техники цена на товары в течение года могут снижаться до 25–30%», — говорит Тынкован.

Обсуждение спорной темы будет происходить в августе на площадке «Открытого правительства», а осенью должны быть подготовлены законодательные инициативы по этой теме, сказали «Газете.Ru» в аппарате Шувалова.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть