Пенсионный советник

Набиуллина оставила себе инфляцию

Без улучшения инвесткилимата дополнительные деньги принесут не пользу, а увеличение оттока капитала

Екатерина Карпенко 09.04.2013, 16:24
Кандидат на пост главы Центробанка РФ Эльвира Набиуллина Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
Кандидат на пост главы Центробанка РФ Эльвира Набиуллина

Темпы роста российской экономики не поднимутся выше 2–3%, если не изменить ее структуру, уверена Эльвира Набиуллина, утвержденная на пост главы Центробанка. Роль ЦБ в стимулировании реального сектора ограничится расширением финансирования под залоги и контролем за инфляцией. Но без параллельной работы правительства над инвестклиматом дополнительные деньги принесут не пользу, а увеличение оттока капитала.

Центробанк должен способствовать экономическому росту, но для этого хватит уже имеющихся инструментов. Пространство для маневра есть в сфере повышения доступности кредитов реальному сектору через расширение инструментов рефинансирования, заявила Эльвира Набиуллина на слушаниях в Госдуме. Ее кандидатура на пост главы ЦБ одобрена большинством голосов. Полномочия нового председателя начнутся 24 июня.

В ходе выступления перед депутатами Набиуллина сказала, что основную ответственность в укреплении экономики должно по-прежнему нести правительство — улучшать инвестиционный климат. Преемственность политики ЦБ без «резких шараханий» она обещала сохранить. Но изменения будут — их диктует трансформация функций центральных банков в мировой экономике.

Сложилась ситуация долгосрочной неопределенности, констатировала Набиуллина. А экономика России меняет модель роста, ей необходима диверсификация, повышение инвестиционной привлекательности и развитие малого и среднего бизнеса.

«Иначе 2–3% роста станут нашей новой нормой вместо 6–7% до кризиса. Банковская и финансовая системы в целом должны помочь ответить на эти вызовы», — сказала она.

В сферу ответственности ЦБ входит обеспечение устойчивости банковской системы, которая должна кредитовать реальный сектор. Инструментом стимулирования экономики, по словам Набиуллиной, может стать развитие секьюритизации – привлечения ликвидности от ЦБ путем выпуска ценных бумаг, обеспеченных в том числе кредитными портфелями. «То есть, если банки выдают кредиты реальному сектору экономики, под них можно выпускать ценные бумаги, которые ЦБ будет брать в залог и таким образом предоставлять ликвидность всей системе», — пояснила она.

Расширение инструментов, принимаемых в зачет Центробанком в обеспечение кредитов, было одной из тем совещания премьер-министра Дмитрия Медведева с банкирами. Сейчас ЦБ финансирует банки под залог ценных бумаг из списка высоколиквидных ценных бумаг. Участники рынка, ЦБ и профильные чиновники правительства стали обсуждать возможность рефинансирования под новые виды залогов, говорили источники «Газеты.Ru».

Среди вариантов – признание залогом кредитов под экспортные контракты, валюты, кредиты малому и среднему бизнесу. Резерв финансирования без учета дисконта – 10 трлн рублей.

А снижение ставок вряд ли что-то даст, считает Набиуллина. Ставки могут снизиться, но при уменьшении инфляции, признает она. В частности, возможно уменьшение ставок по операциям прямого РЕПО (продажа ценных бумаг с обязательством их выкупа позволяет банкам получать финансирование), сказала Набиуллина. Сейчас ставки находятся на уровне 5,5%. «Это необходимое, но недостаточное условие», — полагает кандидат на пост главы ЦБ.

Задача по инфляции для ЦБ – снижение до 3–4%. Обозначенные в денежно-кредитной политике ориентиры в 5–6% в 2013 году и 4–5% в 2015—2016 годах адекватны, говорит Набиуллина. Резкое снижение показателя ударит по экономическому росту, равно как и повышение уровня инфляции, сказала она.

Но сокращение темпов увеличения инфляции – ключевой фактор для стимулирования долгосрочных инвестпроектов, подчеркнула Набиуллина.

Одновременно с выступлением Набиуллиной в Госдуме банк HSBC скорректировал прогноз по ставкам ЦБ. Снижения ставки рефинансирования на 0,25 процентных пункта с нынешних 8,25% можно ожидать в июле и октябре, считает главный банка по России и странам СНГ Александр Морозов. Снижение ставок создает инфляционные риски, говорит он, поэтому неясно, как такая мера поможет экономическому росту в условиях высокой инфляции, полагает экономист.

Владелец «Базэла» Олег Дерипаска, который ранее назвал сотрудников ЦБ «коновалами», заявил, что для долгосрочного экономического роста нужно снизить ставки на 5 процентных пункта.

«При сегодняшних ставках мы абсолютно неконкурентоспособны», — сказал он. как передает РИА «Новости», свое мнение предприниматель выразил перед совещанием по вопросам развития автомобильной промышленности с участием премьер-министра Дмитрия Медведева.

Дополнительные источники рефинансирования – это потенциал для расширения возможностей реального сектора, согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Но есть риски, связанные со структурой российской экономики, предупреждает эксперт: «Она сильно опирается на крупные компании, для ЦБ кредиты таким компаниям будут более комфортны. Боюсь, что в российских условиях система рефинансирования будет иметь обратную сторону в виде еще большей концентрации экономики и госкомпаний».

ЦБ необходимо искать баланс, чтобы направленные в реальный сектор средства не ушли за границу, отмечает экономист. «Это иллюзия, что Центробанк может досконально просчитать, куда эти деньги направляются. Когда в экономике появляется больше денег, кто-то может захотеть использовать их для увода», — считает Орлова.

Отток капитала стал огромной проблемой, признала Набиуллина. Нужно стимулировать приток инвестиций и пресекать уход капитала через незаконные финансовые организации, говорит она: «Мы должны сделать все для того, чтобы создать привлекательные условия для предпринимателей здесь, чтобы они не убегали в иные юрисдикции».

Новые инструменты ЦБ — это не главный способ выхода из экономического спада: акцент должен делаться на структурных мерах, указал главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. «Чем больше инструментов у ЦБ, тем лучше, если они востребованы и эффективны. Тот перечень инструментов, который разработан, дает возможность совершенствовать условия предоставления ликвидности на рынке, поддерживать кредитование и улучшать ситуацию в банковском секторе», — отмечает Лисоволик, добавляя, что не менее важен для экономики и курс на снижение инфляции.

Переходящие в реальный сектор деньги ЦБ – это и стимулирование экономического роста, и частично вывод капитала, но это не плохо, говорит главный аналитик Центра макроэкономических исследований Сбербанка Андрей Синяков. По его словам, если опасаться оттока капитала, то ЦБ не должен способствовать смягчению условий кредитования нефинансового сектора – часть кредитов неизбежно пойдет на финансирование создания ВВП другой страны (будь то потребительские кредиты, направляемые на покупку импортных товаров, или кредиты корпорациям, приобретающие активы за границей). «Но, в экономике есть и неторгуемый сектор, к тому же «кредиты на чужой ВВП» иногда прямо или косвенно способствуют росту ВВП данной страны: через рост спроса на комплементарные импорту услуги, рост доходов от иностранных инвестиций», — указывает экономист. Подобные меры в 2012 году стал применять ЕЦБ, столкнувшийся с дефицитом у банков средств для залога по РЕПО, напомнил Синяков. Эффект был разным и зависел от состояния кредитного сектора каждой страны. «Похожую схему — Funding for Lending — реализует и Банк Англии. Первые результаты не очень обнадеживающие: в начале декабря 2012 года после трех месяцев работы программы ей воспользовались только 6 банков из 35 заявивших о желании участвовать», — сказал экономист.

В России ситуация со спросом иная, но важно учитывать ту грань, за которой начнется перегрев экономики (безработица в январе и феврале несколько выросла), указал эксперт.

Введение таргетирования номинального ВВП в России было бы преждевременным, говорит Синяков. «Во-первых, эта политика подходит только для ЦБ с репутацией, так как требует от ЦБ жесткости в следовании своим целям. Когда экономика приближается к цели по номинальному ВВП, а раньше была ниже цели, у ЦБ растет соблазн не начинать ужесточение денежной политики, а оставить все как есть», — поясняет он. Кроме того, такой подход применяется для того, чтобы неявно изменять инфляционные ожидания в фазе бизнес-цикла: повышать в фазе рецессии и снижать в фазе подъема/