Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Сырьевое перемирие

Впервые за много лет Россия встретила Новый год без энергетических конфликтов с ближайшими соседями

Алексей Топалов 10.01.2011, 17:03
ИТАР-ТАСС

Впервые за несколько лет начало года не ознаменовалось энергетическими конфликтами России с ближайшими соседями. Москва сумела договориться и с Киевом, и с Минском. Но нерешенных вопросов еще много, и эксперты предупреждают, что нынешнее равновесие в отношениях может оказаться затишьем перед бурей.

Начало 2011 года обошлось без энергетических скандалов России с ближайшими соседями — Украиной и Белоруссией. Это произошло впервые за несколько лет. 2010 год Россия встретила в состоянии спора с Белоруссией по поводу цен на нефть, дело дошло до приостановки поставок в республику. В начале 2009 года конфликт, разгоревшийся между Москвой и Киевом, обернулся прекращением транзита газа в Европу. Начало 2008 года также было отмечено газовым конфликтом с Украиной.

В 2010 году Москве удалось найти общий язык с ближайшими соседями. После того, как президентом Украины стал Виктор Янукович, он заключил с Россией договор, согласно которому Украине предоставляется скидка в 30% на российский газ, а взамен срок пребывания в Крыму российского Черноморского флота продлевается до 2042 года (по существовавшей до этого договоренности, ЧФ мог находиться в Крыму лишь до 2017 года).

Но основным в энергетических отношениях России в 2010 году, безусловно, стал российско-белорусский вопрос. Чтобы залучить Белоруссию в Таможенный союз и Единое экономическое пространство, Россия пообещала ей газовые преференции, правда, только с 2012 года: Минск сможет получать российский газ по цене около $200 за 1 тыс. кубов (в 2011-м цена составит $230). По нефти Россия тоже пошла на уступки. В 2011 году Белоруссия будет получать российскую нефть без экспортной пошлины, что позволит ей сэкономить порядка $7 млрд в год. В обмен на это Минск обязался перечислять в российский бюджет доходы от экспортных пошлин на нефтепродукты, это примерно $3,48 млрд. То есть фактически Россия дотирует Белоруссию на $3,5 млрд.

Как это все будет выглядеть на практике, непонятно, так как контракты пока не заключены. В начале месяца белорусская сторона заявила, что еще не начала получать беспошлинную нефть.

«Пока идут переговоры по контрактовке нефти. В связи с рождественскими праздниками переговоры затянулись», — заявила 6 января пресс-секретарь «Белнефтехима» Марина Костюченко.

Аналитики полагают, что пока сохраняется такая неопределенность, остается угроза самому существованию Таможенного союза и ЕЭП. «Пока выстраивание Единого экономического пространства не завершено, у белорусского президента остается пространство для маневра», — отмечает Дмитрий Александров из ИК «Универ».

Украина также, несмотря на подписанные договоренности, по-прежнему недовольна ценами на российский газ.

В четвертом квартале 2010 года 1 тысяча кубометров для нее стоила $253, какая цена будет в наступившем году, «Газпром» не раскрывает, но, по оценкам экспертов, в среднем по году она составит $260–275. По мнению Киева, формулу цены необходимо менять. «Мы не оставим ни на одну минуту наших усилий убедить наших российских партнеров в необходимости пересмотра этого неравноправного соглашения, — в очередной раз заявил в начале января 2011 года украинский премьер-министр Николай Азаров. — Поэтому то, что не удалось сделать в 2010 году, мы ставим перед собой задачу обязательно сделать в 2011 году, на это будут нацелены усилия целой большой группы переговорщиков».

В 2010 году осложнились энергетические отношения России с еще одним соседом — Литвой:

для Латвии и Эстонии «Газпром» на 2011 год сделал скидку в 15%, а для Литвы — нет. Литовские власти полагают, что «Газпром» дискриминирует Литву из-за поддержки ею Третьего энергопакета Евросоюза, который должен вступить в силу в марте 2011 года. Этот документ ограничивает права иностранных инвесторов. В частности, он не позволяет одной и той же компании одновременно заниматься добычей, транспортировкой и продажей углеводородного сырья. А это напрямую затрагивает интересы «Газпрома», владельца 37,1% литовской компании Lietuvos dujos, которая контролирует газотранспортную сеть. Если Lietuvos dujos будет разделена на транспортную и торговую компании, как это должно быть сделано в соответствии с положениями Третьего энергопакета, контроль над литовской ГТС будет потерян. Впрочем Литва закупает лишь 2–3 млрд кубометров газа в год. Для сравнения, Германия — крупнейший контрагент «Газпрома» в Европе — контрактует ежегодно более 20 млрд кубов. И даже сравнительная небольшая Польша, согласно заключенному в 2010 году контракту, будет закупать около 11 млрд кубометров газа.

В перспективе Россию ждут и другие энергетические конфликты, не сомневаются эксперты. «Дело в стратегической ошибке российских властей, допущенной несколько лет назад: Россия сделала ставку только на одно направление — сырьевое, считая, что без нашей нефти и газа Европа никуда не денется,

— говорит ведущий сотрудник Института географии РАН политолог Дмитрий Орешкин. --. Именно отсюда пошла политика, в первую очередь «Газпрома», «давить вентилем».

Но в кризис цены на энергоносители резко упали, а, выходя из него, развитые экономики начали сокращать энергопотребление. И планы российского «Газпрома» по наращиванию поставок и получению более высокой прибыли не осуществились. Кроме того, сейчас появилось много альтернатив дорогому российскому газу и нефти. «Катар поставляет в Европу дешевый сжиженный газ, в Польше и Украине обнаружены крупные запасы сланцевого газа. Белоруссия, снижая нефтяную зависимость от России, начала закупать нефть у Венесуэлы», — напоминает эксперт.

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин добавляет, что весной спотовые цены (тот же Катар поставляет СПГ по спотовым контрактам) упадут, и чтобы удержать рынок, «Газпром» будет вынужден пойти на уступки своим европейским клиентам. «Газпрому» в ближайшие годы придется работать на конкурентном и недружественном европейском рынке», — считает Орешкин.