Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

`

Конвейер грезит пятидневкой

Как работает завод Peugeot Citroen Mitsubishi в Калуге

Алина Распопова 07.04.2016, 17:27
__is_photorep_included8165195: 1

В разгар экономического кризиса на автозаводе «ПСМА Рус» в Калуге стали собирать заметно меньше моделей. В Mitsubishi отказались от локального производства внедорожника Pajero Sport и будут импортировать его в Россию из Таиланда. Завод и так работает в режиме четырехдневки, а вскоре сборка Outlander перейдет на одну смену вместо двух. Как живется сейчас российским и иностранным сотрудникам завода, выясняла «Газета.Ru», пообщавшись с ними прямо у конвейера.

Более чем из трех тысяч сотрудников предприятия «ПСМА Рус» (Peugeot, Citroen, Mitsubishi) в Калуге свои места на данный момент сохранил всего лишь 1381 человек. Массовые сокращения, вызванные экономическим кризисом и падением спроса на автомобили, прокатились по заводу в последние полтора года. Все, кого пришлось уволить, получили выплаты в размере пяти окладов. Об этом рассказал главный исполнительный директор завода «ПСМА Рус» Йошия Иннамори во время визита журналистов на предприятие.

Сейчас с конвейера в Калуге сходят всего три модели: внедорожник Mitsubishi Outlander, а также седаны Peugeot 408 и Citroen С4.

До недавнего времени здесь же собирали и Mitsubishi Pajero Sport. Но с выходом нового поколения модели руководство компании решило импортировать ее в Россию из Таиланда и пока не инвестировать в ее локализацию. В целях оптимизации до 31 июля завод работает четыре дня в неделю. Корреспондент «Газеты.Ru» пообщалась с сотрудниками во время экскурсии по заводу и узнала, как они пережили сокращения, как используют лишний свободный день и можно ли найти достойную подработку в Калуге.

Кто работает в Калуге

По итогам января–февраля текущего года продажи Mitsubishi упали на 50%, до 3258 единиц. У Citroen они просели на 35%, составив 559 автомобилей, а у Peugeot падение составило 44% — 447 проданных автомобилей. Тем не менее любой попавший на завод «ПСМА Рус» может видеть, что предприятие действительно работает. Во всяком случае пока выпуск автомобилей продолжается. Сборка в просторных чистых цехах идет полным ходом, жизнь кипит, никаких намеков на уныние и пустые конвейеры.

Рабочие в серо-голубой фирменной одежде приветливо улыбаются. Большинство охотно рассказывает о своей жизни.

Алина Распопова/«Газета.Ru»

Первым делом замечаешь, что среди рабочих много женщин — их тут 40%. Есть на заводе и немало иностранцев. Французскую и японскую речь можно запросто услышать в столовой. Вот в очереди за сосисками в тесте и кофе молодой француз что-то экспрессивно объясняет коллеге, которая его понимает, но отвечает на английском. По словам господина Иннамори, полностью заменить персонал на россиян не получится. Однако число французов было существенно уменьшено — сейчас на постоянной основе их только двое, есть также те, кто приезжает время от времени. Такое сокращение было сделано согласно изначальному плану PSA — обучить российских сотрудников и сделать их менеджерами.

Что касается японцев, то во многом их система работы устроена так, что не все наши соотечественники могут в нее вписаться из-за особенностей в управлении и общении. Поэтому их число на заводе снижаться не будет — сейчас здесь трудятся 16 японских специалистов.

Алина Распопова/«Газета.Ru»

Но в работе по непосредственно сборке машин заняты, конечно, только россияне. Мимо на небольших погрузчиках снуют сотрудники-логисты. Улыбчивый мужчина лет 35 притормаживает около меня и охотно рассказывает, что работает на предприятии уже четыре года. «Сейчас мы все работаем на 2/3, то есть пятница у нас свободна, — рассказывает логист. — Многих уволили, практически всех, кто работал на временных контрактах. У меня же контракт постоянный. Сейчас я в среднем могу заработать 27 тыс. рублей. Конечно, это не так много, но для города зарплата все равно достаточно высокая. И платят стабильно, никаких перебоев.

Раньше можно было заработать и побольше, например поработать дополнительную смену, но сейчас о таком можно только мечтать. В пятницу можно поехать потаксовать — пожалуй, это самая распространенная в городе подработка».

Следующее знакомство — оператор на конвейере по имени Елена. Симпатичная улыбчивая брюнетка в перчатках внимательно проверяет кузов автомобиля на предмет дефектов. «Я работаю тут четыре года, — немного смущаясь, рассказывает она. — Моя профессия мне нравится, она не такая уж и сложная для девушки. А вот денег, конечно, не хватает.

Тому, что я меньше теперь тружусь, радуются только мои дети — теперь я с ними провожу больше времени».

Уже полностью собранные автомобили тщательно осматривают другие сотрудники, которые в случае обнаружения дефектов или недочетов занимаются их устранением. Подтянутый молодой человек лет 30 со вздохом рассказывает, что на заводе все-таки стало пустовато: «Уволили многих, приходится таксовать. Другую работу в городе найти можно, но платят там куда меньше. Так, сотрудники ретуши, которые подкрашивают автомобили в случае необходимости, могут получать 35 тыс. рублей».

Очередным моим собеседником становится Тонабэ-сан, один из японских менеджеров, в обязанности которого входит в том числе контроль качества. Он приехал в Калугу три года назад.

Алина Распопова/«Газета.Ru»

«Когда я узнал, что меня переводят в Россию, то сначала очень испугался, — рассказывает он во время нашего знакомства с испытательной площадкой завода, где готовые автомобили тестируют в реальных жизненных условиях.

— Я думал, что тут опасно, как в Советском Союзе. Но оказалось все не так, люди очень приветливые, тут хорошо.

Моя семья осталась в Японии, и я летаю к ним три раза в год: на новогодние праздники, на майские выходные — мы зовем эти дни «Золотая неделя», и еще в августе. Они ко мне не прилетают — дети учатся, жена работает, но постоянно расспрашивают, как же мне тут живется. Делать в Калуге особенно нечего, не могу сказать, что я хожу куда-то развлекаться. Есть пара японских ресторанов, куда можно заглянуть, но там не так вкусно, как дома. Со всеми коллегами я общаюсь хорошо, всегда чувствую их поддержку и понимание, но вот по-русски знаю лишь несколько слов. Иногда я езжу в Москву на шопинг — потом очень много вещей привожу домой».

После беседы ко мне подъезжает новенький Outlander — за рулем водитель-испытатель Юрий. Он на заводе работает четыре года, три из которых ушли на обучение и стажировку. На Юрии лежит большая ответственность: именно он проводит выборочный финальный контроль сошедших с конвейера автомобилей. После его инспекции машины либо отправляются на погрузчик и дальше к дилеру, либо уходят на доработку. Вместе мы выезжаем на полигон, где он ловко гоняет внедорожник по открытым участкам и дорожным неровностям.

«По специальности я учитель физики, — рассказывает Юрий. — Но получилось так, что тестирую автомобили. У моего отца был старенький Mitsibishi L200, потом я по его следам купил уже новый. Здесь тестирую все, что производят на заводе. Прохожу все препятствия, слушаю, есть ли шумы, скрипы, — в общем, проверяю готовность автомобиля. Всего на этой должности у нас числится шесть человек. Недочеты обнаруживаются крайне редко — чаще всего их находят другие ответственные люди еще до того, как автомобиль попадает в мои руки. Сейчас в день выборочно я проверяю около десяти машин. Конечно, раньше, когда производство было интенсивнее, тестировал куда больше.

Работа отличная, но как же хочется побольше новых проектов, новых моделей. А то ездишь все время на этих трех. Вот бы Mitsibishi Lancer на трек, желательно Evolution.

Но и то, что сейчас тестирую, конечно, нравится. Один Outlander чего стоит, настоящий внедорожник. Их ведь сейчас почти не осталось».

Рабочие хотят пятидневку

По пути с трека до проходной на стене висит большой плакат, повествующий о жизни завода. Судя по недавним встречам с профсоюзом, больше всего сотрудников волнует возможность перехода обратно на пятидневный график. По опубликованному ответу руководства можно понять, что в облегченном режиме предприятие будет функционировать минимум до 31 июля. Также беспокоит рабочих вопрос о продлении временных контрактов. На это в отделе логистики ответ скорее положительный: «Это возможно, но будет зависеть от объемов производства».

Напомним, что некоторое время назад именно по этой причине возник конфликт между руководством и сотрудниками завода, которых приняли на работу по срочным договорам. Тогда руководитель местной ячейки независимого профсоюза Дмитрий Трудовой рассказывал «Газете.Ru», что на предприятие предпочитали набирать «срочников», чтобы сократить их в удобный момент, а с некоторыми сотрудниками не заключали долгосрочных договоров, продлевая их по два-три раза. Сейчас, по словам главного исполнительного директора завода «ПСМА Рус» Йошия Иннамори, предприятие по-прежнему практикует два вида контракта — постоянный и временный. Число тех, кто работает по краткосрочному контракту, гораздо меньше.

Те же люди, о которых шла речь, они не были уволены, у них закончился контракт, который просто не продлевался. Когда вы приходите в компанию и подписываете контракт, это значит, что вы соглашаетесь с предложенными условиями.

Сейчас, когда сотрудник впервые приходит на завод, то сначала с ним подписывается временный контракт, а по истечении испытательного срока — постоянный.

В официальном профсоюзе завода «Газете.Ru» рассказали, что примерно половина сотрудников входит эту в организацию.

«У людей не зарплата упала, а снизился доход из-за перехода на четырехдневку, — рассказал зампредседателя профкома Алексей Жуков. — Раньше можно было подзаработать, выйти в субботу. А сейчас у нас сборка Outllander будет вестись не в две смены в день, а в одну. Когда мы работали в полную смену, не все хотели этого делать. Кто-то уходит, находит места получше. Но крупные предприятия в автокластере находятся в такой же ситуации, как и мы. Так что работа есть, но она низко оплачивается, да и условия труда на старых промышленных предприятиях намного хуже, чем у нас».

Напомним, что калужское предприятие начало производство автомобилей в апреле 2010 года — 70% завода принадлежит альянсу Peugeot–Citroen, а 30% — Mitsubishi.

Размер совместных инвестиций в создание завода составил €546 млн. За все время его существования здесь собрали 104 923 автомобиля.

При полной загрузке завод может выпускать около 160 тыс. машин в год. Крупноузловую сборку (SKD) начали в 2010 году, а к 2012-му завод перешел на более технологичную мелкоузловую сборку (CKD), позволяющую выпускать автомобили с глубоким уровнем локализации. Согласно договору, подписанному с правительством России в рамках постановления №166, к началу 2016 года уровень локализации продукции должен был достичь 20%, но на данный момент этот показатель составляет 30%.