Свидетели вспомнят аварию на Ленинском

Расследование ДТП на Ленинском проспекте с участием топ-менеджера «ЛУКойла» возобновлено, свидетелей аварии допросят еще раз



Защита добилась возобновления следствия по резонансному делу о ДТП на Ленинском

Защита добилась возобновления следствия по резонансному делу о ДТП на Ленинском

РИА «Новости»
Уголовное дело по расследованию ДТП на Ленинском проспекте с участием топ-менеджера «ЛУКойла» возобновлено. Адвокаты семьи погибшей в аварии Ольги Александриной, которую следствие признало виновной, требуют еще раз допросить свидетелей автокатастрофы. Защитники семьи погибшей впервые объявили, что Александрина могла нарушить ПДД, но вина лежит на обоих ее участниках.

Защита погибшей в резонансном ДТП на Ленинском проспекте Ольги Александриной добилась возобновления расследования дела, которое было закрыто, как только следствие пришло к выводу, что автокатастрофа произошла по вине Ольги Александриной. Следствие удовлетворило ходатайство адвокатов семьи погибшей Игоря Трунова и Людмилы Айвар. Защитники требуют проведения дополнительных экспертиз и иных следственных действий по установлению виновника автоаварии. В ходатайстве защиты также приводятся показания свидетелей, которые, по мнению Трунова, следователем необходимо тщательнее изучить и провести повторный допрос.

По словам адвоката, сразу три свидетеля показывают, что Сitroen, за рулем которого находилась Александрина, занесло из-за того, что она пыталась уйти от лобового столкновения с выехавшим на встречную полосу служебного Mercedes вице-президента «ЛУКойла» Анатолия Баркова.

Таким образом, адвокат семьи Александриной не исключает, что погибшая также нарушила правила дорожного движения, сделав маневр в сторону встречки. Однако Игорь Трунов объяснил «Газете.Ru», что, даже если Александрина выехала на разделительную полосу, это не делает ее виновной: она пыталась уйти от столкновения с двигавшимся ей в лоб Mercedes.

«Допустим, Александрина нарушила правила дорожного движения и выехала на разделительную полосу. Это все равно не говорит об ее вине, — рассуждает Трунов. — Это говорит либо об обоюдной вине, либо о вине водителя Mercedes. Она шла по своей полосе, потом видит — ей на встречу едет Mercedes, ей просто некуда было деваться, и она попыталась уйти от этого Mercedes в левую сторону, потому что правая была занята».

По словам Трунова показания свидетелей, видевших, как Александрина уходила от столкновения, есть в материалах дела. Однако, по мнению защиты, следователи недостаточно внимательно к ним отнеслись.

«Следствие не дало им (показаниям. — «Газета.Ru») надлежащую оценку, показания этих свидетелей следователи пропустили между глаз», — считает адвокат.

В ходатайстве, которое опубликовано на официальном сайте Трунова, свидетель Аринина показала, что Mercedes двигался частично по разделительной полосе, а частично по встречной полосе. Навстречу Mercedes в крайней левой полосе двигалась «автомашина типа «джип» серебристого цвета», за ней ехала автомашина Александриной. Серебристый внедорожник увернулся от Mercedes Баркова и предпринял маневр в соседнюю правую полосу, а Александрина не увидела движущегося ей навстречу Mercedes, и произошло столкновение.

Свидетель Шепелев, ехавший в соседней полосе с Сitroen, показал, что Александрина неожиданно начала перестраиваться вправо, в его полосу, машина Шепелева помешала Александриной завершить маневр и водитель Сitroen резко вильнула влево. В итоге машину вынесло на встречную полосу движения, где произошло лобовое столкновение с Mercedes.

Еще один свидетель, Христенко, заявил, что видел, как Сitroen начало заносить. Машина вильнула сначала вправо, затем влево и выехала на встречную полосу.

Все эти показания свидетелей уже есть в материалах уголовного дела. Однако ранее следствие трактовало их в пользу невиновности водителя Mercedes.

В пресс-службе столичного ГУ МВД Москвы подтвердили, что в рамках уголовного дела о ДТП на Ленинском проспекте полицейские дополнительно допросят свидетелей.

«Ходатайство защиты, поступившее после ознакомления сторонами с материалами дела, было удовлетворено в части проведения дополнительных следственных действий в виде допроса свидетелей», — сообщили агентству «Интерфакс» в полиции.

Собеседник агентства добавил, что после проведения допроса стороны будут ознакомлены с его результатами (ст. 219 УПК РФ) без изучения объема всего уголовного дела. В пресс-службе также добавили, что расследование дела не прекращалось, а лишь перешло на стадию ознакомления сторон. И поэтому расценивать решение о проведении дополнительных следственных действий как возобновление расследования нельзя.

О прекращении уголовного дела по громкому ДТП в сентябре 2010 года объявил нынешний министр внутренних дел Владимир Колокольцев, возглавлявший в то время столичный главк. Виновником автокатастрофы была признана погибший водитель Сitroen Ольга Александрина.

ДТП с участием Mercedes-Benz S500 и Citroen C3, в котором ехали врачи Ольга Александрина и ее свекровь, заслуженный врач России Вера Сидельникова, произошло 25 февраля 2010 года. От лобового удара Александрина, сидевшая за рулем, скончалась на месте. Вера Сидельникова, находившаяся на переднем пассажирском сиденье, получила тяжелые травмы. Врачам не удалось ее спасти, впоследствии она скончалась в больнице. У погибшей Ольги Александриной осталась полуторагодовалая дочь. Ее муж Сергей Сидельников был инвалидом и также находился на иждивении жены, умер вскоре после гибели жены. Таким образом, девочка осталась круглой сиротой.

С самого начала независимые эксперты, изучавшие опубликованные следствием материалы дела, считали, что расследование велось необъективно, а все факты трактовались в пользу невиновности водителя Mercedes. Однако следователи не стали учитывать работу, проделанную сторонними специалистами, считая авторитет своих экспертов непререкаемым, и закрыли уголовное дело в связи со смертью виновника.

Такое решение не устроило отца погибшей Сергея Александрина, который счел, что оно порочит доброе имя его дочери. Однако добиться возобновления уголовного судопроизводства или постановления о реабилитации погибшей в судах общей юрисдикции ему не удалось. Тогда он обратился в Конституционный суд (КС), который признал не соответствующими Конституции нормы Уголовно-процессуального кодекса (УПК), позволяющие прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого без согласия его близких родственников, настаивающих на реабилитации умершего.