Гражданская война в Сирии остановилась

Минобороны России заявило о прекращении гражданской войны в Сирии

Zain Karam/Reuters

Министерство обороны России сообщило, что в Сирии закончилась гражданская война, и произошло это благодаря соблюдению сторонами договора о создании зон деэскалации, подписанного в Астане Россией, Турцией и Ираном. Также, по сообщению военного ведомства, в Сирии началось восстановление инфраструктуры городов, в которые стали возвращаться местные жители.

Министерство обороны России заявило, что в Сирии, по сути, закончилась гражданская война и способствовало этому соблюдение договора о создании зон деэскалации, подписанного в мае 2017 года в Астане странами-гарантами: Россией, Турцией и Ираном.

«Кардинально в лучшую сторону изменилась ситуация после подписания 4 мая 2017 года в Астане меморандума о создании зон деэскалации на территории Сирийской Арабской Республики. Фактически остановлена гражданская война в Сирии. Кроме того, ввод в действие меморандума позволил развернуть работу по восстановлению разрушенных войной населенных пунктов, не занятых террористическими организациями», — заявил начальник Главного оперативного управления Генштаба России генерал-полковник Сергей Рудской.

Он также подчеркнул, что местные жители возвращаются в освобожденные города и населенные пункты, ведутся активные работы по восстановлению домашнего хозяйства, объектов энергоснабжения, транспортных узлов и дорог.

Реклама

Днем ранее специальный посланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура после визита в Москву заявил, что сошелся с министром обороны России Сергеем Шойгу во мнении, что в Сирии серьезно уменьшился уровень насилия.

«Мы оба сошлись во мнении, что за последний месяц очень значительно сократилось насилие в Сирии, в том числе в зонах деэскалации. Мы с ним согласились проводить ежемесячно исследование и оценку результатов работы по деэскалации и снижению насилия», — сказал он по итогам встречи с российским министром.

Стороны также выразили надежду на продолжение процесса переговоров в Астане. Де Мистура также провел переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Ларовым.

«Спецпосланник дал высокую оценку действиям России по обеспечению соблюдения режима прекращения боевых действий в Сирии, в том числе в плане реализации подписанного 4 мая меморандума о создании зон деэскалации в САР», — указывалось в сообщении российского внешнеполитического ведомства в связи с этой беседой.

Де Мистура также выразил мнение, что переговоры в Женеве и Астане взаимно дополняют друг друга. Российский министр и спецпосланник ООН подчеркнули важность закрепления позитивных результатов, достигнутых в ходе межсирийских консультаций в Женеве под эгидой ООН.

«В этом контексте выделена задача сохранения и наращивания динамики переговоров, обеспечения их подлинно инклюзивного характера, а также необходимости концентрации особого внимания на тематике борьбы с терроризмом», — сообщал МИД.

В конце мая 2017 года Россия внесла в Совет Безопасности ООН подписанный в Астане документ по созданию зон деэскалации, сообщал замглавы МИДа Геннадий Гатилов. Он пояснял, что речи о конкретном рассмотрении этого документа в организации не идет.

«Мы внесли проект резолюции, но пока что конкретного обсуждения нет, поскольку мы исходим из того, что нужно учитывать в этом плане и другие переговорные форматы, в частности предстоящие возможные встречи в Астане, и, уже отталкиваясь от этого, будем смотреть, как обстоит дело с резолюцией», — заявил Гатилов.

По его словам, закрепить договоренности резолюцией Совбеза ООН будет полезно, но она «пока еще не рассматривается». Между тем легитимность зон деэскалации не признает большинство стран, в том числе все государства, входящие в антитеррористическую коалицию, возглавляемую США.

Так, 7 июня 2017 года самолеты этой группы войск нанесли удар по проправительственным сирийским вооруженным отрядам на территории обозначенной зоны деэскалации на юге страны, в результате чего погибли по меньшей мере два человека.

При этом в документе утверждается, что коалиция «не намерена сражаться с сирийским режимом или проправительственными силами, однако готова обороняться в случае, если будет подозрение на угрозу военным объектам США и их союзников со стороны кого бы то ни было, в том числе и местных сил, поддерживающих президента Сирии Башара Асада.