Российско-пакистанская «Дружба»

Россия и Пакистан впервые проводят совместные военные учения



Российские солдаты прибыли в Пакистан для совместных военных учений «Дружба-2016» на...

Российские солдаты прибыли в Пакистан для совместных военных учений «Дружба-2016» на полигоне Черат

@AsimBajwaISPR/Twitter
Москва и Исламабад начали первые в истории совместные военные учения. Этот шаг — ответ на усиление сотрудничества между Индией и США, предполагают собеседники «Газеты.Ru». Однако российско-индийские связи слишком прочные, чтобы Дели реагировал на тренировку 200 военных, считают эксперты.

В субботу начались первые в истории совместные пакистано-российские военные учения «Дружба-2016». Они проходят на полигоне Черат в тренировочном Центре cил особого назначения, сообщили «Газете.Ru» в посольстве Пакистана в Москве. Российские военные прибыли на территорию республики еще накануне и пробудут там до 10 октября.

Всего в учениях задействованы около 200 военнослужащих, которые обменяются опытом по уничтожению террористов и бандформирований в горных условиях.

Совместные маневры станут еще одним шагом к потеплению отношений между странами, заявил официальный представитель МИД Пакистана Мохаммед Нафис Закария.

Дипломат напомнил, что в октябре 2015 года Москва получила двухмиллиардный контракт на строительство газопровода «Север — Юг» между пакистанскими городами Лахор и Карачи (совместный проект на основе межправительственного соглашения реализуют «Ростех» и пакистанская ISGS).

Закария подчеркнул, что у Пакистана есть желание развивать двустороннее сотрудничество с Россией не только в энергетической, но и военной сфере, и совместные учения только подтверждают это.

Первое реальное «потепление» наметилось еще в 2015 году, когда Россия заключила с Пакистаном контракт на поставку четырех вертолетов Ми-35М. Эта сделка стала особенно заметной на фоне ослабляющегося в последние годы военного сотрудничества между Исламабадом и Вашингтоном.

Никаких следов присутствия войск НАТО или США на территории Пакистана сейчас не видно, отмечает доцент СПбГУ, автор диссертации о проблеме терроризма в Пакистане и Индии Кирилл Лихачев. По его словам, до 2011 года американцы арендовали авиабазу Шамси для проведения кампании в Афганистане.

«После инцидентов с атакой американских дронов на пакистанских пограничников сотрудничество завершилось», — отметил Лихачев.

Сейчас, помимо Ми-35М, Исламабад интересуется также российскими противотанковыми и переносными зенитно-ракетными комплексами. По этим системам контрактов пока нет, пакистанцы лишь проявляют интерес: запрашивают данные по предварительным параметрам и цене.

В СМИ довольно давно циркулирует мнение, что партию из четырех Ми-35М расширят до 12 вертолетов. Такое развитие событий считает вполне вероятным главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. По его словам, Пакистан также может закупить пехотное оружие: гранатометы, отдельные образцы стрелкового вооружения, переносные РПО.

Вполне возможны новые контракты на вертолеты Ми-171.

«Упорно ходят слухи, что Исламабад хочет закупить у Москвы партию истребителей Су-35, — рассказал Фролов. — И если Индия может сквозь пальцы смотреть на Ми-35, то появление у Пакистана Су-35 может вызвать резкий негатив», — объясняет Фролов.

Отношения Дели и Исламабада всегда были напряженными. После освобождения Индии от колониальной зависимости со стороны Британии образовались два новых государства — Республика Индия и Исламская Республика Пакистан, которые не смогли поделить между собой княжество Джамму и Кашмир.

Первый спор возник еще в октябре 1947 года. Раджа Джамму и Кашмира — Хари Сингх — долго решал, куда ему присоединить этот штат, который к концу 1940-х годов был почти на 80% мусульманским. В итоге Хари Сингх бежал в Индию и по дороге объявил о том, что Кашмир будет присоединен на правах союзной территории к Республике Индия. Пакистан с этим не согласился и ввел в штат свои войска. Туда же поспешили индийские вооруженные силы. В результате с 1947 года штат оказался разделенным на Джамму и Кашмир (пакистанцы называют его «оккупированным») и Азад Кашмир («свободный» Кашмир).

Тогда же была принята резолюция ООН о проведении плебисцита. Речь шла о том, куда должно присоединиться все княжество, а не отдельные его половины. Однако это решение до сих пор не выполнено. Индия считает его своим де-юре, а Пакистан — де-факто, аргументируя тем, что большинство населения штата — мусульмане.

Серьезное обострение кашмирского конфликта до военных действий между Индией и Пакистаном произошло в 1965 году. А в 1971 году началась самая крупная в истории индо-пакистанская война — на этот раз из-за Бангладеш. Однако в Кашмире тоже вспыхнули боевые действия.

В результате Пакистан потерял свою восточную часть спорного штата, а Бангладеш стал независимой республикой.

В кашмирской истории присутствует еще один игрок — Китай, который также удерживает часть территории штата. На ней китайцы уже в конце 1970-х годов стали строить и построили высокогорное Каракорумское шоссе в направлении Пакистана.

Последний вооруженный конфликт между Индией и Пакистаном произошел в 1999 году. Его называют Каргильским инцидентом или Каргильской войной. Благодаря рассекречиванию документов того времени, выяснилось, что Пакистан реально рассматривал вопрос о нанесении удара тактическими ракетами с ядерными боеголовками по индийским военным частям. Все разрешилось благополучно благодаря так называемой челночной дипломатии США. Американский представитель летал между Дели и Исламабадом и призывал обе стороны отвести войска.

По словам старшего научного сотрудника Института востоковедения РАН Владимира Сотникова, некоторая разрядка в отношениях между странами наметилась лишь после начала нулевых.

«Несмотря на то что Пакистан на каждой сессии Генассамблеи ООН поднимает кашмирский вопрос, в последние месяцы наблюдалось даже некое потепление отношений между Дели и Исламабадом», — рассказал Сотников.

Все перечеркнул теракт, произошедший в ночь на 18 сентября. Как пишет индийское деловое издание The Economic Times, группа боевиков напала на лагерь пехотного батальона вооруженных сил Индии.

Жертвами атаки стали 18 военнослужащих, еще 30 получили ранения.

Нападение произошло в городе Ури (округ Барамулла) — в подконтрольной Индии части Кашмира. В индийском минобороны заявили, что теракт осуществили «иностранные боевики» экстремистской группировки «Джаиш-е-Мухаммад». А глава МВД Индии проявил себя более категорично, возложив прямую ответственность за произошедшее на Исламабад.

«Кашмирская проблема остается основным раздражителем во все времена в индийско-пакистанских отношениях. И на этом фоне проведение российско-пакистанских учений, конечно, не может не отразиться на отношениях Москвы и Дели», — отметил Владимир Сотников.
На официальном уровне Индия не делала никаких возражений в чей-либо адрес.

Тем не менее индийские СМИ со ссылкой на источники в правительстве сообщали, что новость о совместных российско-пакистанских учениях, а также поставках Россией Пакистану транспортно-боевых вертолетов Ми-35М вызвала «обеспокоенность» в Нью-Дели.

Сегодня Россия — лидер на индийском рынке вооружений и, как отмечают военные эксперты, единственное государство, у которого с Дели есть серьезные совместные проекты в области военно-технического сотрудничества.

Можно, к примеру, вспомнить о ракетной системе «БраМос», отмечает полковник запаса, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский.

«Также ведется совместная разработка перспективного истребителя пятого поколения на базе российского Т-50. Контракт на это уже заключен и реализуется — на стадии опытно-конструкторской работы, — рассказал Мураховский. — Или, наконец, совершенно уникальный пример взаимодействия — это то, что Индия арендует атомную подводную лодку».

По словам эксперта, атомная подлодка в силу своих уникальных возможностей позволяет контролировать весь Индийский океан.

Также для Дели продолжаются поставки машинокомплектов Су-30. Помимо этого, Россия исполняет контракт на лицензионное производство в Индии 100 тыс. оперенных бронебойных подкалиберных танковых снарядов «Манго».

Эксперты выражают надежду на заключение контракта на самолеты-заправщики. В конце июля министерство обороны Индии на финальной стадии отменило тендер на закупку шести таких самолетов для своих ВВС. Тогда единственным отобранным участником был самолет Airbus A330 MRTT, а стоимость возможной закупки оценивалась в $2 млрд. Также в планах подписание соглашений на модернизацию парка истребителей Су-30МКИ по программе Super Sukhoi 30.

Сильная сторона связей России и Индии заключается в их устойчивости.

Государства начали сотрудничать не вчера и не в прошлом году, подчеркивает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Елена Брагина.

При этом, по ее словам, за последний год явно усилились отношения в оборонной сфере между Нью-Дели и Вашингтоном.

«Об этом свидетельствуют и визит [премьер-министра Индии] Нарендры Моди — уже не первый в истории его премьерства — в США, и визит Барака Обамы в январе этого года в Индию, носивший очень помпезный характер. И если долгие годы Россия была основным и очень перспективным поставщиком вооружений, то теперь конкуренция усилилась», — рассказала эксперт.

Сегодня на индийском рынке пытаются закрепиться еще несколько стран. В первую очередь это Франция, которая в пятницу заключила контракт стоимостью $8,77 млрд с Индией на поставку ей 36 истребителей Rafale. Помимо Франции и США на индийском рынке вооружений также обозначились Китай, Великобритания и Израиль.

«В связи с этим не удивительно, что Россия, которая теряет свои позиции в Индии, пытается завязать более прочные контакты с Пакистаном», — отмечает Елена Брагина.

Однако утверждать, что Россия «меняет» своего партнера Индию на другого партнера — Пакистан, нельзя, сходятся во мнении все собеседники «Газеты.Ru».

«Перспективы российско-пакистанского взаимодействия пока что не ясны. У российского Генштаба и Объединенной военной разведки Пакистана противоположные интересы в Сирии. А потенциальный рынок сбыта российских вооружений в Пакистане с индийским несопоставим. Версия о том, что Москва таким образом пытается ослабить влияние КНР на Пакистан, также представляется слишком несостоятельной», — считает член научного совета Национального комитета по исследованию БРИКС Кирилл Лихачев.

По его словам, Индия вряд ли будет как-то реагировать на российско-пакистанские военные учения.

15 октября в Гоа состоится саммит БРИКС. Примечательно, что он совпадает с российско-индийским саммитом.

Ожидается, что в этот день Владимир Путин проведет встречу с Нарендрой Моди.

«Скорее всего, Нью-Дели ограничится лишь заявлениями, — считает Лихачев. — В рамках БРИКС не так уж и много реально перспективных форматов, а те, что действуют, выгодны и самой Индии. Помимо торговли вооружениями у нас в сфере атомной энергетики очень крепкие позиции, пока может конкурировать только французская Areva. Поэтому если администрация Моди и захочет чем-то уколоть Россию, то скорее всего это будет высказывание каких-то «не первых» лиц или отсутствие поддержки при голосовании в какой-либо организации».

Одновременно с маневрами в Черате в пятницу в Приморском крае начались ежегодные совместные российско-индийские военные учения «Индра-2016». В них принимают участие около 500 военнослужащих с обеих сторон. Учения проходят на Сергеевском полигоне и продлятся до 23 сентября.