Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Добро с кулаками называется
по-другому»

Беседовал Вадим Нестеров 08.10.2003, 14:32
Фото: Константин Куцылло

Заслуженный бандит российского кино Юрий Шерстнев о фильмах «Антикиллер» и «Антикиллер-2».

— Юрий Борисович, какие остались впечатления от работы в «Антикиллере»?

— Давайте разделим – впечатления от работы и впечатления от фильма. Работаю я всегда с удовольствием, но вот что получается – это другой вопрос. На «Антикиллере» компания подобралась замечательная – молодые, интересные, причем все – и режиссер, и оператор, и актеры. Отношения сложились прекрасные, причем с некоторыми продолжаются до сих пор. С Гошей Куценко, например, мы сейчас в театре начали репетировать новый спектакль, смешную комедию, хочется надеяться, что мы это сделаем. С точки зрения профессионализма фильм упрекнуть почитай что и не в чем, операторская работа, к примеру, так просто великолепная. Антонов изумительно работал, и видеоряд фильма – выше всех похвал.

Но ведь все это великолепие – это все-таки техника. И мы неизбежно упираемся в вопрос – а зачем? К чему она прилагается? Увы, но в данном случае в итоге получилось безобразие. Егор – человек молодой, но мне сложно представить, что бы серьезные режиссеры даже на заре туманной юности снимали бы такую ерунду. Получилась-то в конечном счете героизация преступности в чистом виде. Герой Куценко очень недалеко от своих противников ушел, по большому счету – чем он от них принципиально отличается?

А я в споре – должно ли добро быть с кулаками все-таки на стороне Махатмы Ганди – добро с кулаками называется уже по-другому…

— Если можно, немного о фильме «Антикиллер-2», который вскоре должен выйти на экран. Что у вас там за роль, что происходит с вашим героем?

— Если помните, в финале первого фильма почти всех мазуриков поубивали, в живых остались только Шакуров и я. Соответственно, нам пришлось побольше потрудится. Вот только пути наши разошлись – Крест в новом фильме дослужился едва ли не до положительного героя, он там чуть ли не главный союзник Лиса, а вот мой персонаж опустился совершенно – связался с террористами. Я им оружие поставляю, они наркотиками отдариваются. Хотя он там все-таки страдает, совесть его мучит, но толку от этого оказывается немного – земной путь его закончился и закончился печально – голову ему отрезали. Когда снимали – вся съемочная группа сбежалась посмотреть, как моя башка торчит посреди стола с гранатой во рту.

Как я понимаю, посмотрев немного из отснятого материала, «Антикиллер-2» будет покруче первого в смысле действия, спецэффектов. И, может быть, сюжет покрепче. Во-первых, есть любовь, и это уже хорошо – ну как это – жизнь без любви, это совсем не интересно. И Лис уже защищает то, что ему дорого, а не просто абстрактно борется за справедливость, что есть чушь, ибо только сумасшедшие борются за справедливость.

Но в целом – я опять-таки далеко не убежден, что в итоге получится что-то сопоставимое с нашими старыми фильмами.

Я вообще пока не вижу в современном кино чего-то такого, что будет жить долго.

А ведь взять те же сериалы – ведь «Будулая», в котором я снимался, до сих пор показывают, я уже не говорю про фильмы масштаба «17 мгновений весны». Да, там не было нашего подонства, которое, конечно же, есть. И его надо показывать, это я понимаю все. Но, может быть, как-то по-другому…

— Вы – фактурный актер, и в своей жизни сыграли немало всяких бандитов и прочих басмачей. Тематика фильмов, которые сейчас снимаются, большей частью уголовная. В итоге вы сегодня востребованы, и эта ситуация вам активно не нравится…

— Ну, зовут сниматься действительно часто. Сейчас в октябре у меня будет две съемки, потом должен начаться большой фильм у тех же продюсеров, которые сделали «Антикиллера» — Кульбурга и Бахшиева. Тоже про мазуриков, и опять мне, конечно, душегубца играть.

Но мне это действительно не нравится. Если бы у меня была нормальная пенсия, я бы вообще не ходил на работу, а занимался только тем, что мне интересно – играл бы в театре, сейчас много интересных проектов. Вот тольяттинцы недавно предложили новый спектакль, в рамках театрального фестиваля «Новая драма» прошли читки, и сейчас одна из этих двух пьес должна пойти на спектакль. Но там совсем другая тематика – современные молодежные проблемы, без всяких мазуриков, трупов и уголовщины. Там тоже не без матов, но общий посыл совершенно другой – светлый, что ли…