Технология турецкого бана

Как власти Турции блокируют Twitter, YouTube и Facebook

Мария Лацинская, Дмитрий Меламед 19.07.2016, 09:32
Murad Sezer/Reuters

Во время попытки осуществить военный переворот в Турции власти страны резко ограничили доступ к YouTube, Facebook и Twitter. При этом подобные блокировки в стране далеко не сенсация, при любых волнениях власти часто оперативно перекрывают доступ к платформам, на которых информация разлетается в несколько раз быстрее официальных телеканалов. Кто руководит процессом отключения, как жители Турции находят способы для связи и почему интернет смог помочь Эрдогану, несмотря на запреты, — в материале «Газеты.Ru».

Турция постоянно фигурирует во всевозможных отчетах независимых международных организаций как страна с высоким уровнем интернет-цензуры. Власти Турции с завидной частотой направляют запросы крупным IT-компаниям, а соцсети и медиапорталы время от времени становятся просто недоступными.

В 2015 году в стране был принят закон, согласно которому сайты могут блокироваться без решения суда. Ответственным за исполнение документа ведомством является турецкий аналог Роскомнадзора — Управление по телекоммуникациям и связи Турции (TIB). Поводы для ограничений в некоторой степени напоминают российское законодательство. Так, ограничениям подвергаются сайты, содержащие информацию о наркотических средствах, пропаганде суицида, азартных играх и детской порнографии. К публикации в интернете в Турции также, к примеру, запрещена пропаганда проституции и выступления против культа личности первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Появлению закона способствовала объявленная в марте 2014 года тогда еще премьер-министром Реджепом Эрдоганом война с социальными сетями. Незадолго до местных выборов в сервисе микроблогов Twitter и в видеосервисе YouTube распространялась информация о коррупционном скандале в правительственных кругах.
 Вступивший в силу в 2015 году документ позволил правительству требовать от TIB и операторов блокировать сайты в течение четырех часов после получения распоряжения. Действия по ограничению доступа, согласно законодательству, продиктованы защитой «национальной безопасности, общественного порядка, профилактики преступности».

Именно этой формулировкой и пользуются власти, временно закрывая онлайн-площадки в ходе митингов, терактов и столкновений.

«Все просто. Происходит что-то — митинг, волнения, переворот, теракт и так далее. И ты уже знаешь, что где-то в течение часа будут заблокированы Twitter и Facebook. Через какое-то время доступ к ним возвращают», — рассказала «Газете.Ru» жительница Стамбула.

По ее словам, после теракта в стамбульском аэропорту имени Ататюрка не было доступа к Twitter в течение шести часов. В ночь попытки осуществления переворота соцсети заработали к утру.

«Такие блокировки происходят исключительно в политических целях, в первую очередь чтобы затруднить мобилизацию демонстраций и митингов через соцсети. А также заблокировать распространение альтернативных позиций относительно официальной государственной пропаганды», — отметил в беседе с «Газетой.Ru» руководитель проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк.

В случае если пользователь заходит на сайт, к которому власти решили ограничить доступ, то он видит плашку, в которой говорится о принятых Управлением по телекоммуникациям и связи административных мерах согласно закону. В ситуациях с блокировками соцсетей, по словам жительницы Стамбула, приложение не позволяет обновить ленту новостей и выдает ошибку подключения.

Неопасный Periscope

Созданный активистами Twitter-аккаунт @TurkeyBlocks в пятницу, 15 июля, отчитался, что операторы связи ограничили доступ к Twitter, Facebook и YouTube около одиннадцати вечера по местному времени. Также проект опроверг информацию о полном интернет-блокауте на территории всей Турции. Перебои с самим подключением, судя по сообщениям турецких пользователей Twitter, в ночь на субботу были замечены в некоторых районах Анкары.

В свою очередь, аккаунт компании Twitter, посвященный взаимодействию с государственными органами, сообщил, что нет причин думать, что сервис полностью заблокирован в Турции.

«Но мы подозреваем, что имеет место быть умышленное замедление нашего трафика в стране», — добавили представители платформы микроблогов.

Из-за частых случаев ограничений доступа к интернет-ресурсам турки освоили различные средства обхода — VPN и DNS-сервисы, плагины для браузеров. Одним из наиболее популярных инструментов является приложение Hola. Методы обхода блокировок популяризируют не только местные интернет-активисты, но и портал WikiLeaks, который сейчас готовит отчет о турецком правительстве и опасается своей блокировки в стране.

«Действия властей замедляют доступ к информации в социальных сервисах, особенно когда это происходит в отношении больших интернет-ресурсов. Альтернативные каналы доступа будут испытывать нагрузку в несколько раз выше штатной ситуации, поэтому не всегда пользователи смогут получить доступ и через них», — считает Козлюк.

В ночь столкновений полиции с мятежниками TIB не стал блокировать фотосервис Instagram, мессенджер WhatsApp, видеоплатформу Vimeo и стриминговое приложение Periscope. Последний стал особо популярен во время происходивших событий, число трансляций из разных районов Анкары и Стамбула превысило несколько десятков. Приложение позволило пользователям, живущим за пределами Турции, увидеть своими глазами, как по городу едут танки, а на улицу выходят толпы сторонников Эрдогана. Редакция «Газеты.Ru» также следила за ситуацией через Periscope, заметив, что среди комментаторов трансляций было много русскоязычных пользователей.

Телеком на госслужбе

Несмотря на то что жители страны лишились доступа в Twitter, официальный аккаунт премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма продолжал использоваться для информирования граждан «о победе демократии» и призывов выразить поддержку президенту Эрдогану.

Современные технологии помогли и лично главе государства. Так, Эрдоган был выведен в эфир CNN с помощью мессенджера FaceTime. Операторы связи тоже внесли вклад в поддержку действующего президента. Все три турецких оператора — Turkcell, Vodafone, Avea — отправили своим абонентам SMS с призывом выйти на улицу за Эрдогана. Как пишет в своем твиттере жительница Стамбула, подобный «спам в помощь» рассылался турецким пользователям еще в течение нескольких дней.

Фактически турецкого президента спасло то, с чем он борется весь свой президентский срок, — социальные сети, несогласованные митинги, независимые СМИ, мобильные технологии. Тем не менее в настоящее время турецкие власти борются с причастными к мятежу не только в военных и судебных кругах, но и в интернете. По данным турецкого правозащитника Ямана Акдениза, за последние двое суток было заблокировано более 20 новостных порталов.