Экс-коллега Магнитского: журналистка НТВ взяла у меня интервью, представившись репортером Al Jazeera

Глава компании Firestone Duncan Ltd. Джемисон Файерстоун, который в прошлом был коллегой скончавшегося в «Матросской Тишине» юриста Сергея Магнитского, заявляет, что журналистка телеканала НТВ обманом взяла у него интервью, и возражает против его показа. Об этом он говорит в открытом письме Николаю Сенкевичу, генеральному директору ОАО «Газпром-Медиа Холдинг», в которое входит НТВ.

Письмо опубликовано на портале PublicPost.

«Я не даю разрешение на использование в каком бы то ни было виде и каким бы то ни было способом интервью, полученного у меня 5 февраля 2013 г. обманным путем вашим корреспондентом Джемилевой Дианой Эскендеровной, представившейся Дианой Коршуновой — сотрудником телеканала Al Jazeera, и его использование будет нарушением положения закона «О средствах массовой информации в РФ», — говорится в письме.

«Появление этого интервью целиком (что маловероятно) или в «расчлененном» виде (что соответствует практике работы отдельных журналистов вашей телекомпании) будет рассматриваться мною как сознательное нарушение стандартов журналистики и норм права лично вами — Владимиром Михайловичем Кулистиковым и Николаем Юрьевичем Сенкевичем — со всеми вытекающими из этого последствиями», — подчеркивает Файерстоун.

Он обращает внимание Сенкевича, что действия корреспондентки НТВ могут подпадать под уголовную ответственность и квалифицироваться в соответствии со статьей 137 УК («Нарушение неприкосновенности частной жизни»).

Юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский и глава этого фонда Уильям Браудер обвиняются в уклонении от уплаты налогов на сумму более 522 млн рублей путем фальсификации налоговых деклараций и незаконного использования льгот, предназначенных для инвалидов. Магнитский утверждал, что уплаченные компаниями фонда 5,4 млрд рублей якобы украли рейдеры, а к коррупционной сделке причастны сотрудники МВД.

16 ноября 2009 года юрист скончался в больнице СИЗО «Матросская Тишина». Его коллеги уверены, что арест и смерть юриста связаны с его профессиональной деятельностью.