«Расколем чугуны»: как Русь гуляла на святках

Как на Руси праздновали Рождество и святки

7 января православные в России празднуют Рождество. Сейчас этот день приходится на конец новогодних каникул, когда большинство россиян уже устали от отдыха и бесконечного застолья. До революции 7 января народ только начинал гулять, а праздники от Рождества до Крещения назывались святками. «Газета.Ru» рассказывает, какой стол накрывали в праздники, почему после святок люди часто женились и как смывали с себя грехи после колядок и гаданий.

«Арестанты на праздниках покушают хороший хлеб»

Интересно, что святки праздновали на Руси еще до распространения христианства. Этот обычай пришел к славянам за пятьсот лет до того, как князь Владимир приказал сбросить в Днепр языческих идолов.

Некоторые исследователи считают, что в дохристианской Руси святки связывали с именем бога Святовита. Возможно, «Святовит» было одним из имен верховного божества Перуна. С наступлением святок люди бросали в печь немного праздничной еды, чтобы умилостивить богов и души предков, которые спускаются на землю с началом зимы. В это время у них можно было попросить и обильный урожай, и пригожего мужа, и денег, и много других благ.

Христианские святки также имеют долгую историю. Известно, что уже в IV веке греческие христиане отдыхали и веселились две недели после Рождества. Особое внимание уделялось тому, чтобы радостное настроение было у всех.

Традиция забывать о сословных границах в честь христианского праздника сохранялась на протяжении веков.

На Руси с наступлением святок полагалось позаботиться о том, чтобы подарки и сладости появлялись не только в собственном доме, но и у малоимущих: вдов, сирот и заключенных.

Люди анонимно посылали подарки в приюты и богадельни.

«Каждый год отец обязательно жертвует на острог мешок белой первосортной муки. Везет ее кучер Гордей на коне Ваське. Надзиратель тюрьмы присылает визитную карточку с благодарностью. Арестанты на праздниках покушают хороший хлеб», — вспоминает автор статьи «Далекое и близкое: Рождественские праздники на Дону».

До святок по православной традиции держали строгий пост: в течение шести недель ели картошку на постном масле, огурцы, кислую капусту, соленые арбузы, тыквы, пирожки с горохом, взвар, рыбу и уху. В канун Рождества — Сочельник — всей семьей в последний раз садились за постный стол после появления на небе первой звезды, но на этот раз полагалось приготовить особенные блюда: кутью (ячменную кашу с медом и изюмом), вареные в меду сушеные яблоки, овсяные печенья в форме домашнего скота и человечков, символизирующих пастухов и волхвов.

7 января пост заканчивался и люди начинали праздновать и веселиться. Современный новогодний стол не сравнится с богатой рождественской трапезой. На Рождество особенно любили есть свинину.

«В мясных, бывало, до потолка навалят, словно бревна, мороженые свиные окорока отрублены, к засолу. Так и лежат, рядами, разводы розовые видно, снежком запорошило… Везут свинину, поросят, гусей, индюшек — «пылкого морозу». Рябчик идет, сибирский тетерев-глухарь», — писал Иван Шмелев в романе «Лето Господне».

Мясо и свиная голова были неотъемлемой частью рождественских праздников не только русских, белорусов, украинцев, но и болгар, сербов, румын, англичан и немцев. Готовили и птицу: гуся c яблоками или утку, фаршированную луком с рыжиками или груздями. На праздничном столе появлялись заяц в сметане, холодец и заливное.

Самого толстого наряжали в медведя

Любимой традицией были колядки. Царю Петру I этот обычай пришелся особенно по душе, и он сам с удовольствием ходил по домам в компании ряженых. А тех, кто отказывался принимать участие в этой забаве, приказывал бить плетьми.

Колядки проходили так: в святочные вечера все желающие собирались вместе, переодевались в зверей или сказочных персонажей: Иванушку-дурачка, седого старца в маске из сахарной бумаги, склоненную до земли старуху, колдуна, солдата. Главным персонажем среди колядующих всегда был медведь. В него переодевали самого толстого парня в компании.

В «Ярославских губернских ведомостях» за 1889 год сохранилось описание таких гуляний. Собирались пять-шесть подвыпивших весельчаков. Один изображал медведя на цепи, надев вывернутую овчинную шубу, и ползал на четвереньках с веревкой в зубах. Другие балагуры играли вожаков и музыкантов со сковородками и заслонками. Ребятня и взрослые тут же бежали к танцующему «зверю», кричали, шутили, подзадоривали.

Такими компаниями шли по деревне или городу колядовать: пели рождественский тропарь, духовные песни, колядки, в которых восхваляли хозяина дома, чтобы выпросить у него угощение. Песни часто сочинялись прямо на ходу, но существовали в этом искусстве и свои правила.

Хозяина, например, величали «светлым месяцем», хозяюшку — «красным солнцем», детей их — «чистыми звездами». Колядующие обещали богатый урожай и счастливую жизнь тем, кто дает угощение, и всяческие бедствия скупым.

Иногда в песнях звучали даже угрозы: «Кто не даст пирога — сведем корову за рога, кто не даст ветчины — тем расколем чугуны…». Иногда пели нарочито бессмысленные приговорки. Кто-то одаривал колядующих деньгами, кто-то дарил детям сладости, а взрослым подносил рюмки.

Литературовед Юрий Лотман в комментариях к «Евгению Онегину» писал, что было принято разделять «святые вечера» и «страшные вечера». В «святые вечера», которые проходили в первую неделю после Рождества, устраивали веселые ночные посиделки, в «страшные вечера» (вторая неделя) — гадали. Кстати, после святок всегда было много свадеб.

«В посиделках, гаданиях, играх, песнях все направлено к одной цели — к сближению суженых. Только в святочные дни юноши и девушки запросто сидят рука об руку», — писал фольклорист Иван Снегирев в книге «Песни русского народа».

Колядки стали одной из немногих святочных традиций, которые выжили в послепетровскую эпоху, несмотря на то, что большая часть населения переместилась в города.

Историк Петр Словцов в книге «Прогулки вокруг Тобольска в 1830 году» писал, что в городе от Рождества до крещенского сочельника среди жителей принято рядиться в «маскированные костюмы» и «прохаживаться с фонарями по улицам или ездить в шутливых нарядах и входить в домы, где им не препятствуют». Ряженых принимали не только в домах простых людей, но и в усадьбах городской знати.

Сегодня трудно представить себе, чтобы среднестатистический менеджер в святочные вечера переодевался в лесного духа и шел колядовать, а раньше так и было. В социальном отношении ряжеными были мелкие канцелярские чиновники, мещане, казаки. В святочных ряжениях участвовала не только молодежь, но и пожилые люди, исключая лишь старообрядцев.

При этом церковь не одобряла ряжение, а также святочные гадания и надевание звероподобных харь. Все эти забавы приводят человека в душепагубный грех, отмечалось в указе патриарха Иоакима от 1684 года, запрещающем дурачества во время святок.

Чтобы обезопасить себя от недовольства церкви, сторонники святок придумали «решение» проблемы: на Крещение во льду реки или озера прорубь делали в форме креста, и чтобы, окунувшись туда, смывать с себя все грехи, совершенные на святках.

После смерти Петра I, который защищал колядование и ряжение, государство решило поддержать церковь. Во второй половине XVIII была издана императорская грамота: «Запрещается в навечерие Рождества Христова и в продолжение святок заводить, по старинным идолопоклонническим преданиям, игрища и, наряжаясь в кумирские одеяния, производить по улицам пляски и петь соблазнительные песни».

Таким образом власти пытались избежать массового пьянства и хулиганства в святки. Однако народ так любил эти традиции, что закон постоянно нарушался, и скоро о нем и вовсе забыли.

При этом люди в Рождество помнили и про главный смысл праздника — рождение Иисуса Христа. Молодежь и дети ходили по домам не только с дурашливыми колядками, но и с христославием.

«Но вот, наконец, слышен их топот и голоса: «Можно похристославить? Принимаете христославщиков?» Пелагея широко распахивает дверь, наводняя холодом комнату, впускает группу запорошенных снегом детей в тулупах, подвязанных яркими кушаками. За пазухой у каждого отдувается «наславленное». Нестройным хором поют: «Рождество, Твое, Христе Бо-ожи наш…» У нас радостно замирает сердце. С трепетным восторгом звучит славословие. Раздаем христославщикам копеечки, орехи, конфеты...

Некоторые, узнав, что тут раздают копеечки, приходят славить по второму и по третьему разу. Узнанный конфузливо отказывается, уверяя, что пришел впервые.

Все смеются и дают пострелу копеечку в третий раз».

Рождество считалось семейным праздником. В этот день в одном доме собирались все родственники, звали как можно больше близких людей. По вечерам не только ели вместе, но и рассказывали сказки и загадывали загадки.

Сегодня Рождество празднуют не так широко, хотя воцерковленные православные до сих пор начинают святочные дни с 7 января, а заканчивают спустя десять дней, отметив Старый Новый год. В этом году святки продолжаются с 7 по 17 января.

Если вы хотите почувствовать веселый дух Рождества и народных гуляний, и не потратить на веселье деньги, то в Москве до 13 января открыты бесплатные праздничные мероприятия и аттракционы. Так, на переходе между Манежной площадью и площадью Революции открыта ледяная горка 100 м в длину и 8 м в высоту. Можно взять бесплатные ватрушки и вдоволь накататься с детьми.

Также для детей устраиваются театральные постановки в Доме новогодней сказки (Камергерский переулок). На мастер-классах, которые длятся по 45 мин, посетители смогут не только увидеть сказочных персонажей, но и выполнить задания на логику и смекалку, научатся рисовать снежные узоры и поучаствуют в конкурсах.

А на площади Революции устраиваются мастер-классы «Рождественские театральные сказки», где дети смогут не просто посмотреть постановки, но и сами создать персонажей любимых сказок.

В Рождество посмотреть на ряженных смогут не только дети. На Тверской площади будут проходить уличные спектакли, гастрольные выступления европейских театров и концерты популярных музыкальных групп.

В Климентовском переулке до 13 января открыта кулинарная школа. По примеру древних святочных традиций посетители смогут слепить елочные игрушки из сахарной мастики, а также приготовить праздничные блюда: яблочные гнезда с темным шоколадом, сочный стейк с вафлями из батата и лосося на подушке из авокадо.