Игнатенко готовится к показаниям

Мосгорсуд оставил под стражей экс-зампрокурора Подмосковья Александра Игнатенко



Мосгорсуд оставил под стражей бывшего заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко

Мосгорсуд оставил под стражей бывшего заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко

Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС
Мосгорсуд оставил без удовлетворения жалобы представителя Генпрокуратуры и защиты экс-прокурора Александра Игнатенко на его арест. В суде стало известно, что в новом обвинении, которое было предъявлено экс-прокурору 20 февраля, были исключено не только мошенничество, но и три эпизода с получением взяток. Правда, отметили адвокаты, появились новые эпизоды.

В понедельник Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу Генпрокуратуры и защиты бывшего зампрокурора Александра Игнатенко на его арест. В начале февраля Мосгорсуд по ходатайству следствия продлил фигуранту скандального «игорного дела» меру пресечения до 1 июля — в отличие от надзорного ведомства, Следственный комитет считает, что Игнатенко причастен к получению взяток, поэтому должен находиться под стражей. Заседание было назначено на 10.30, но задержалось на полчаса из-за доставки: 53-летний экс-прокурор пожелал лично участвовать в процессе. Процесс начался с традиционного выяснения личности обвиняемого.

— На момент задержания кем работали? — спросила у него судья, но тут же поправилась. — Возбуждения дела.

— Никем, — пожал плечами Игнатенко.

Далее представитель Генпрокуратуры Сергей Бочкарев попросил приобщить к делу заключение медиков о состоянии здоровья Игнатенко от 4 марта и справку из СИЗО, а также постановление о привлечении его в качестве обвиняемого от 20 февраля. Врачи дали заключение, что экс-прокурор имеет множество заболеваний, в частности, у него остеохондроз, язвы желудка и кишечника, ему недавно удалили грыжу. Однако, как отметили медики, эти болезни не входят в перечень, который запрещает содержать человека под стражей. Согласно постановлению о привлечении Игнатенко в качестве обвиняемого, его привлекли лишь по ст. 290 УК (получение взятки), статья «мошенничество» была исключена (таково было условие экстрадиции Игнатенко из Польши). Следователь, адвокаты и судьи принялись изучать документы.

— Александр Николаевич, будете знакомиться с документами? — спросила Игнатенко судья.

— Нет, я очки не взял, — отказался он.

Впрочем, никто не возражал против приобщения бумаг, и судейская тройка удовлетворила ходатайство прокурора. Далее они зачитали его апелляционную жалобу, в которой он напомнил, что дело было возбуждено 4 мая 2011 года, а 5 мая Игнатенко не пришел на допрос и был объявлен в федеральный розыск. 1 июля он попал в международный розыск, а 1 января 2012 года его задержали в Польше.

В своей жалобе прокурор заявил, что предъявленное Игнатенко обвинение в мошенничестве не соответствует действительности и «признано сомнительным». Генпрокуратура постановила устранить допущенные нарушения, но Следственный комитет этого не выполнил. Именно поэтому Польша запретила уголовное преследование экс-прокурора в мошенничестве.

Как отметил прокурор, в вынесенном решении об аресте судья первой инстанции Мосгорсуда сослался на обвинение от 2011 года.

Обвинение во взяточничестве прокурор считает «не конкретизированным». По его мнению, обвинение основано «лишь на показаниях заинтересованных лиц». Показания свидетелей, которые заявили о том, что Игнатенко «может на них повлиять», прокурор считает необоснованными. Он также пожаловался, что суд не рассмотрел вопрос о домашнем аресте и в своем решении даже не сослался на это. Бочкарев также выразил недовольство тем, что судья не разрешил ему задавать вопрос следователю, лишив его тем самым «возможности выяснения важных обстоятельств дела». В конце своей жалобы он попросил заменить меру пресечения Игнатенко на любую не связанную с содержанием под стражей.

Следом судьи зачитали вторую жалобу, которую написал адвокат Сергей Денисов, который указал, что предоставленные суду материалы не содержали сведений о «большом объеме расследования», а все доводы следствия о том, что Игнатенко может скрыться и повлиять на свидетелей по делу, не обоснованы.

Далее Бочкарев выступил с длинной речью, повторяя и дополняя свою письменную жалобу. В частности он посетовал, что судья подошел избирательно к его доводам: одну часть рассмотрел, а другую нет и даже «не привел оценки в своем судебном решении».

Срок содержания под стражей — 4,5 месяца — прокурор посчитал чрезмерным.

«Тем не менее отсутствует перечень мероприятий, который необходимо провести в этот период, — лишь допрос и очные ставки», — сказал он. Все происходящее с делом он назвал волокитой. «Выдвинутое против Игнатенко обвинение не основано на веских доказательствах, — уверял он. — Для Генпрокуратуры не имеет в данное время значение, кто является обвиняемым. Отсутствуют данные, что Игнатенко получал какие-либо взятки и передавал их. К этому выводу пришло и само следствие».

Прокуратура, заявил Бочкарев, была «сторонним наблюдателем за тем, как происходит расследование». Он отметил, что ранее Игнатенко подозревали в управлении организационной группой, в использовании служебного положения. Сейчас же следствие считает иначе. «Игнатенко лично не принимал участия в получении ни одной из взяток. Все это свидетельствует о тенденциозности органов следствия, — сказал прокурор. — Ранее следствие считало, что такую опасность несут и другие обвиняемые, сейчас выясняется, что они не представляют опасности. Следствию предстоит сделать ряд рядовых действий. По моему мнению, это рядовые следственные действия». Под конец Бочкарев предложил сократить срок ареста до двух месяцев, посчитав, что этого будет достаточно для выполнения всех следственных действий.

Адвокат Денисов, в свою очередь, отметил, что из обвинения исключены три эпизода, в частности, требование оплаты строительства на Украине и некая шкатулка для хранения часов.

Его коллега Александр Аснис добавил, что зато в новом обвинении присутствуют новые эпизоды, которых не было ранее.

Их появление адвокат считает нарушением соглашения с польскими властями об условиях экстрадиции Игнатенко.

Следователь Денис Никандров, который надел официальную форму (обычно следователи приходят в суд в гражданской одежеде), в отличие от прокурора был немногословен. «Доводы следствия были рассмотрены на анализе всех представленных документов», — сказал он. Однако у судей появились вопросы.

— Прокурор указал, что срок содержания продлен на 4,5 месяца, и он находит эти сроки неразумными.

— Следствие считает, что срок абсолютно разумен, — ответил он. — Мы не можем провести очные ставки, так как Игнатенко заявил, что будет давать показания. Но, когда его вызвали для дачи показаний, он сказал, что ему нужно проконсультироваться с адвокатами.

— А что касается нового обвинения, что, там появились новые эпизоды?

— Считаю, что довод защиты является голословным. Предъявлен один эпизод, как и ранее. Условия Польши соблюдены. К тому же если ранее он подозревался в получении взяток на 40 млн рублей, то сейчас на 33 млн рублей.

— А вот прокурор предложил сократить срок до двух месяцев.

— Ваша честь, это недостаточно, поскольку из четырех один месяц уже прошел. Следствие не знает, через какое время он будет готов давать показания.

Адвокат Денисов на это отметил, что Игнатенко был экстрадирован 8 февраля, и тогда ему было предъявлено обвинение по двум статьям. Поэтому давать показания по обвинению в таком виде он отказался. Когда было предъявлено новое обвинение, у Игнатенко ухудшилось здоровье и он находился на лечении, поэтому допрос так и не состоялся.

Сам Игнатенко не задал ни одного вопроса и говорить что-либо в свою защиту не стал. Выслушав участников процесса, судьи удалились в совещательную комнату, а через 15 минут оставили жалобу представителя Генпрокуратуры и защитника без удовлетворения. Защита намерена обжаловать решение дальше.