Дело защитников общежития шито шёлковыми нитями

Леворадикалов, которые участвовали в драке с охранниками общежития в Большом Саввинском переулке, могут судить за хулиганство

,


Активисты, задержанные у общежития «Московского шелка», в Хамовническом ОВД

Активисты, задержанные у общежития «Московского шелка», в Хамовническом ОВД

Василий Кушнир (twitter.com/Addvokat)
В отношении леворадикалов, защищавших общежитие в Большом Саввинском переулке в столице, возбуждено уголовное дело по статье «хулиганство». В квартирах у пятерых защитников общежития «Московского шелка», которые участвовали в драке с охранниками возле спорного здания, проведены обыски. Жильцы дома заявляют, что действия собственника предприятия, к которому привязано здание, незаконны.

Спор постояльцев общежития завода «Московский шелк» с собственниками здания в Большем Саввинском переулке, 12, стр. 18, привела к возбуждению уголовного дела. 19 января между охранниками общежития и леворадикалами, которые вместе с активистами Движения жителей общежитий Москвы и области приехали защищать жителей одной из коммунальных квартир, произошла потасовка. Координатор организации Александр Зимбровский заявил «Газете.Ru», что у общежития были представители совершенно разных организаций, но каких, не уточнил. «Мы поддерживаем жильцов общежития в Большом Саввинском, но говорить, что мы координировали деятельность защитников, нельзя», — отметил активист.

Леворадикалы собрались у запертых сотрудниками ЧОПа ворот общежития и попытались пройти к Валентине Померанцевой, жительнице коммуналки, в которой выключили электричество и выломали входную дверь.

Померанцева оказалась фактически заблокированной у себя в квартире силами приглашенного собственником ЧОПа «Наяда».

Активисты, которые приехали принести Померанцевой еду, свечи и игрушки для ее малолетнего ребенка, пытались решить вопрос мирно, требуя от охранников и представителей «Московского шелка» открыть ворота и пустить в здание. ЧОП на контакт идти отказался, и тогда леворадикалы попытались открыть ворота силой. Когда двери открылись, между активистами и чоповцами произошла драка: пострадали два охранника, «скорая помощь» увезла их в больницу. Активисты вместе с представителями инициативной группы жителей прошли в здание общежития. Через некоторое время к Большому Саввинскому переулку приехали бойцы ОМОНа. Решение о силовом захвате общежития, по признанию очевидцев, было принято в девятом часу вечера.

В итоге 37 человек были задержаны.

Позже в ГУ МВД сообщили, что по факту потасовки возбуждено уголовное дело по ст. 213 УК РФ (хулиганство).

В рамках возбужденного уголовного дела леворадикалов допрашивали сотрудники центра по противодействию экстремизму МВД. Многие из защитников общежития стали свидетелями и спустя несколько часов были отпущены из ОВД «Хамовники», куда их привезли сразу после потасовки. Там задержанные провели около семи часов — в несколько раз больше разрешенных по закону трёх часов. Впрочем, двоих активистов все-таки задержали на двое суток — ими оказались Грачьи Погосов и Игорь Полозенко. Как заявила адвокат задержанных Татьяна Соломина, оба сейчас находятся в изоляторе временного содержания на Петровке, 38. На них, а также еще на троих активистов побитые охранники указали как на нападавших. У всех пятерых в квартирах на следующий день прошли обыски.

По словам антифашиста Алексея Гаскарова, который был задержан около общежития, но в итоге отпущен, неподалеку от ворот на территории дома «Мосшелка» стояла полицейская машина. «Но сотрудники начали разнимать участников потасовки уже в самом разгаре драки. До этого к ним не раз обращались люди, просили, чтобы полицейские повлияли на охранников, которые заблокировали ворота, но они не реагировали», — отметил Гаскаров.

Как утверждает Гаскаров, группа леворадикалов приехала в Большой Саввинский из совершенно разных районов Москвы и без согласования друг с другом. Кто-то, говорит Гаскаров, прибыл на место сразу после проходившего в этот день шествия, приуроченного к очередной годовщине убийства адвоката Станислава Маркелова и журналистики «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. Другие собирались через социальные сети «ВКонтакте» или созвонившись с представителями инициативной группы, говорит Гаскаров.

По словам представителя Валентины Померанцевой Зинаиды Иваницкой, ОМОН поначалу не хотел забирать приехавших. «Они спрашивали: «Где приставы?» А приставов не было, потому что решения суда именно по этому дому нет. Есть решение суда по другому строению, под номером шесть, которое признано нежилым помещением. Но там уже давно никто не живет», — заявила «Газете.Ru» Иваницкая.

Она утверждает, что на бойцов ОМОНа надавили из ОВД «Хамовники»: в полиции якобы сказали, что защитники жильцов захватили помещение общежития и с ними нужно разобраться.

После звонка из ОВД «Хамовники» ОМОН вошел в здание, хотя формально никакого права на это не имел, убеждена Иваницкая. «Хамовнический суд Москвы не так давно подтвердил, что Померанцева уже давно заработала право пользования квартирой в этом помещении. При этом суд предоставил ей выбор: не теряя право на эту квартиру, она могла переехать на время ремонта в доме в другое жилище, которое находится в Переделкино. В Переделкино она переезжать не стала, потому что квартира там тоже принадлежит «Московском шелку» и она в ней в отличие от жилища на Большом Саввинском не зарегистрирована. Она всерьез опасалась, что, если бы она решилась переезжать, ее бы выкинули через пять минут после приезда и ничего бы она не доказала: регистрации нет, никаких прав нет, фактически предложили переехать под честное слово», — поясняет защитница.

История противостояния жильцов общежития в Большом Саввинском переулке с ЗАО «Московский шелк» насчитывает уже больше двадцати лет. Она началась в 1991 году, когда предприятие начало переселять людей из общежитий в другие помещения. «За это время многие уехали. Уехали в основном те, кто не стал связываться и судиться с «Московским шелком». Остались наиболее упертые и принципиальные — их решили проучить за жалобы в прокуратуру и другие правоохранительные органы», — говорит Иваницкая.

В «Московском шелке», в свою очередь, утверждают, что жители под надуманным предлогом не хотят съезжать из помещения, которое им уже не принадлежит. При этом там отмечают, что жилые комнаты, в которых проживают 12 человек (10 семей), обеспечены электричеством, отоплением и горячей водой.

«Строение 18 никогда не имело юридического статуса общежития. Проживание было организованно в части этого производственного нежилого строения для рабочих, приезжающих по лимиту. В настоящие время одну из свободных комнат самовольно заняла Померанцева с сыном, которая в соответствии с решениями Хамовнического районного суда от 22 августа 2012 года, Мосгорсуда от 30 ноября 2012 года и постановлением судебного пристава от 10 января 2013 года выселена из производственного нежилого строения № 6 в купленную для нее двухкомнатную квартиру стоимостью 650 000 рублей площадью 52,3 кв. м по адресу г. Москва, ул. Скульптора Мухиной, д. 1, кв. 151», — говорится в официальном сообщении «Московского шелка». Но Померанцева, как утверждают на предприятии, заезжать в предложенную квартиру отказывается: она якобы требует новую жилплощадь за 12 млн рублей «с ремонтом и укомплектованной мебелью».

Иваницкая поясняет, что подобными заявлениями «Московский шелк» вводит в заблуждение общественность. «Она просто боится, что ее сделают бомжом. Вместо того чтобы предоставить ей жилплощадь, в которой она могла бы проживать по договору социального найма, ей предлагают ехать неизвестно куда и непонятно на каких основаниях. У нее просто нет веры», — утверждает представитель Померанцевой, добавляя, что представители «Московского шелка» сознательно оперируют юридическими фактами в своих интересах: «Никакой суд не может принудить человека заселяться в какое-либо помещение. Это антиконституционно. Поэтому суд и оставил альтернативу Померанцевой, которой она, будучи в своем праве, не воспользовалась».