«Голов пока не обнаружено»

На Украине расследуется дело о жестоком убийстве харьковского судьи и его семьи

Сергей Сидоренко («Ъ-Украина», специально для «Газеты.Ru») 17.12.2012, 12:22
Медики полагают, что все четверо жертв были застрелены, а затем — обезглавлены Вести
Медики полагают, что все четверо жертв были застрелены, а затем — обезглавлены

Украину всколыхнула новость о жестоком убийстве харьковского судьи и его семьи, головы которых не найдены до сих пор. Убийство, совершенное в день судейского профессионального праздника, не имеет очевидного мотива — погибший не рассматривал резонансных дел. В милиции не исключают и версию, связанную с нумизматической коллекцией судьи.

О резонансном убийстве, совершенном в субботу в Харькове, стало известно к вечеру того же дня, когда выяснилось, что в город срочно направляется все руководство правоохранительных органов страны — генеральный прокурор, министр внутренних дел и председатель Службы безопасности Украины. В прессу просочилась информация, что в своей квартире убиты судья одного из районных судов города Владимир Трофимов и вся его семья. Но сведения о необъяснимой жестокости совершенного преступления были обнародованы только на следующий день, когда силовики провели в Харькове экстренную совместную пресс-конференцию.

Тела 58-летнего судьи, его 59-летней супруги, их 30-летнего сына и его 29-летней гражданской жены обнаружил их родственник, который зашел проведать их в субботу пополудни; он же вызвал на место преступления милицию.

При этом речь шла в буквальном смысле о телах — головы всех четырех погибших оказались отсечены.

«Голов пока не обнаружено. На месте происшествия их нет», — признался глава МВД Украины Виталий Захарченко.

Убийцы, которых, по предварительным данным, было двое, зашли в квартиру приблизительно в 8 утра, пока глава семьи выгуливал собаку. Убив трех человек, оказавшихся дома, они дождались возвращения судьи и расправились с ним. Версию о спонтанном убийстве — к примеру, при ограблении — следователи исключают. Преступники тщательно готовили свои действия.

Судмедэкспертиза показала, что сын судьи на момент отсечения головы был жив, хотя, возможно, находился без сознания; остальных обезглавили уже после убийства.

«На всех трупах есть следы того, что были причинены ранения», — заявил Захарченко, воздержавшись от обнародования деталей.

Немного больше сообщило харьковское агентство «Статус Кво» со ссылкой на источники, ознакомленные с результатами первой судмедэкспертизы. Медики полагают, что все четыре жертвы были застрелены, а затем — обезглавлены. Орудие для отсечения головы преступники принесли с собой. Эксперты полагают, что казнь была выполнена мачете, саблей или тесаком — чем-то тонким и очень острым.

По одной из версий, преступники забрали головы убитых для того, чтобы по пуле нельзя было вычислить «ствол» убийцы. Впрочем, в милиции изучали и другие мотивы таких действий.

Еще в субботу оперативники взяли под охрану помещение Фрунзенского райсуда Харькова, где работал погибший, опасаясь, что убийца показательно подбросит туда голову погибшего.

Версия о профессиональном мотиве убийства судьи, вполне естественно, стала основной. «Следственно-оперативная группа изучает все вынесенные судьей приговоры, особенно при рассмотрении им тяжких преступлений», — заявил генпрокурор Виктор Пшонка.

Дополнительный вес «профессиональной» версии придает тот факт, что убийство было совершено в день судейского работника, отмечавшийся в Украине 15 декабря.

Однако эта линия может завести следствие и в тупик. «Газета.Ru» изучила все решения погибшего судьи с конца сентября. Надо сказать, что значимых дел в ведении погибшего было немного. Чаще всего он рассматривал бракоразводные процессы, где решение зачастую основывалось на договоренности сторон, а также не вызывающие вопросов кредитные иски местных банков в адрес харьковчан. Самое крупное кредитное дело касалось долга в 200 тыс. грн (20 тыс. евро), остальные — многократно меньше.

Лишь два дела, рассмотренных им в последнее время, можно с натяжкой назвать конфликтными — одним решением он выселил семью из квартиры по иску родственников, оспаривавших наследство, другим — разделил между истцом и ответчиком участок размером 7 соток в черте Харькова. Однако и эти случаи, очевидно, не являются причиной для зверского убийства.

Коллеги убитого отмечают, что минувшие лет пять он вовсе не вел резонансных дел — к примеру, о преступлениях, совершенных членами каких-либо организованных преступных группировок.

Да и вообще об убитом судье харьковские юристы отзываются исключительно позитивно. Он 20 лет — с 1987 по 2007 год — являлся председателем Фрунзенского райсуда. Отец погибшего в советский период также являлся известным в Харькове судьей и возглавлял Московский райсуд.

В милиции между тем полагают, что убить судью «отморозки» могут даже за незначительный, казалось бы, приговор. Такой опыт на Украине уже есть: в 2011 году в Киеве, в подъезде своего доме, был зверски убит — зарезан и застрелен — судья Шевченковского райсуда Сергей Зубков.

Это преступление милиция раскрыла, выдвинув обвинение отцу и сыну Павлюченко, которых Зубков своим решением выселил из квартиры в связи с проведенной ими без санкции перепланировкой. Вот только украинская общественность восприняла судебный приговор по данному делу без особого доверия. Причина этого — ряд нестыковок в доказательствах, а также то, что ни один из свидетелей в ходе процесса не опознал в подсудимых убийц. В итоге регулярные митинги с лозунгом «Свободу Павлюченко» за последние месяцы стали самыми массовыми неполитическими акциями на Украине.

В деле об убийстве харьковского судьи также никто не может исключить, что милиция остановится на «стрелочниках» из числа недавних подсудимых.

«Судейская» версия, впрочем, — не единственная, которую изучает следствие.

«Покойный судья был одним из ведущих нумизматов Украины и известен за пределами страны. Поэтому отрабатываются мероприятия, связанные в том числе и с этой деятельностью за пределами Украины», — заявил в воскресенье председатель СБУ Игорь Калинин.

«У него были в коллекции награды, в том числе времен Великой Отечественной войны и более ранние. Кроме того, он был нумизматом и занимался коллекционированием фарфоровых изделий, статуэток, — рассказал Захарченко. — Коллекция немаленькая, проходит ее инвентаризация. Но предварительно у нас уже есть информация о некоторых пропавших вещах».

Насколько корректны заверения силовиков о выдающейся коллекции убитого судьи, достоверно неизвестно. Однако рассказы юристов, знавших семью Трофимова, позволяют в ней усомниться. Судья при жизни не опасался возможности кражи и даже входные двери не поменял на металлические. А его семья утром, похоже, без каких-либо опасений открыла дверь убийцам — в милиции констатируют, что на замках входной двери нет следов взлома.