Пенсионный советник

Пример Магнитского судью не убедил

Четверо фигурантов дела о хищениях в системе ЖКХ в Петербурге арестованы на два месяца

Александра Кошкина 03.12.2012, 10:37
Один из подозреваемых по делу о коррупции в системе ЖКХ Санкт-Петербурга Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС
Один из подозреваемых по делу о коррупции в системе ЖКХ Санкт-Петербурга

Суд арестовал четверых фигурантов дела о хищении бюджетных средств, выделенных на ремонт теплоснабжения Санкт-Петербурга. Коммерсантов и чиновников накануне доставили в Москву. Владельцу компании «Петроком» Андрею Кадкину, его заму Сергею Жуковскому, экс-гендиректору Алексею Муравьеву и директору ГКУ «Управление заказчика» Константину Мосину вменяется хищение более 48 млн рублей. Некоторые из них частично признали вину.

В субботу Тверской суд Москвы арестовал четверых фигурантов дела о хищении денежных средств, выделенных на строительство и ремонт объектов тепло- и водоснабжения Санкт-Петербурга. Накануне следователи доставили их для допросов в Москву. Как сообщил Следственный департамент МВД, были этапированы владелец компании «Петроком» Андрей Кадкин (он наряду с Аркадием Ротенбергом также совладелец спортивного клуба дзюдо «Явара-Нева», почетным президентом которого является Владимир Путин), его заместитель Сергей Жуковский, бывший гендиректор ООО «Петроком» Алексей Муравьев, а также директор ГКУ «Управление заказчика» Константин Мосин.

Первым в зал заседания около 14.00 ввели Кадкина. Представлять его интересы пришли три адвоката. Как выяснилось в суде, 45-летний предприниматель женат и имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей. Его защитник Владимир Левин предоставил суду положительную характеристику из ООО «Петроком». Кадкин, как отмечалось в документе, учился в Военно-медицинской академии имени Кирова, «сделал сам себя», «прошел путь от рядового санитара до владельца крупного бизнеса». Кроме того, Левин показал судье выписки из истории болезни подозреваемого.

Кадкин болен сахарным диабетом второго типа (не инсулинозависимый), панкреатитом, гипертонической и ишемической болезнью.

Правда, признался адвокат, эти документы пришли по факсу, поэтому не заверены должным образом. Судья Елена Сташина отметила, что на бумагах даже нет оттисков каких-либо печатей, поэтому приобщила лишь характеристику подозреваемого.

Далее судья зачитала ходатайство следствия и материалы дела. По данным правоохранителей, в 2010 году ООО «Петроком» заключило два госконтракта на замену теплосетей. Договор был заключен с ГКУ «Управление заказчика по строительству», подконтрольному комитету по энергетике. Поставщиком труб для «Петрокома» стало ОАО «Руструбпром». Однако вместо новых труб для теплосетей в землю уложили списанные бэушные газовые трубы. ГКУ подписало акты приема работ. По документам трубы проходили как новые (сертификаты оказались поддельными), средства из бюджета за них перечисляли в полном объеме, а обналиченная при помощи фирм-однодневок разница оседала в карманах аферистов. Следователи считают, что участниками схемы были как чиновники комитета по энергетике, так и бизнесмены «Петрокома» и «Руструбпрома». Всего по этой схеме было проложено 600 км некондиционных труб. Дело было возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере). Поводом для возбуждения дела стало заявление в правоохранительные органы вице-губернатора Санкт-Петербурга Игоря Дивинского.

Всего на счета компании было перечислено более 48 млн рублей.

Именно эта сумма в данный момент вменяется Кадкину. Как отмечается в материалах дела, ряд лиц, проходящих свидетелями по уголовному делу, опасаются давления с его стороны. В качестве примера следователи привели показания гендиректора «Руструбпрома» Павла Арефьева (пока проходит по делу как свидетель). Он рассказал, что Кадкин и Жуковский «обладают обширными связями» в госструктурах и правоохранительных органах Санкт-Петербурга, в связи с чем у него «есть опасения» за здоровье и безопасность — свои и семьи. Также у следователей есть аудиозапись разговора совладельца «Руструбпрома» Игоря Селивестрова и первого замруководителя комитета по энергетике и инженерному обеспечению Павла Дьякова (его бывший начальник Владислав Петров был уволен на днях и проходит по делу как свидетель), которые обсуждают платежеспособность третьего лица. В ходе разговора они упоминают подсудимого: «Кадкин там что-то решает, пытается решить через Москву».

Об «обширных связях в госструктурах» и «больших финансовых возможностях» Кадкина свидетельствует также рапорт оперуполномоченного, говорится в деле. Потерпевшей стороной признано правительство Санкт-Петербурга.

Следователь Сергей Николаев вдобавок отметил, что группа подозреваемых «имеет тесные связи» и «действовала на протяжении длительного периода времени». В эту группу входят как руководители коммерческих организаций, так и госслужащие. Основные свидетели по делу — служащие компании «Петроком», а Кадкин является ее руководителем, поэтому, как полагает следователь, «может на них повлиять». По его словам, преступлением в сфере предпринимательской деятельности это не является, так как совершено в рамках госконтракта и связано с хищением бюджетных средств.

Адвокат Левин перед выступлением задал подозреваемому несколько вопросов.

— Скажите, вы согласны с ходатайством?

— Нет, не согласен.

— Вы по состоянию здоровья готовы находиться в условиях изоляции?

— Нет. У меня сахарный диабет, высокое давление, панкреатит. Мне затруднительно находиться со всеми заболеваниями в заключении.

— У вас есть лекарства?

— С собой таблетки брать нельзя.

— Об уровне сахара знаете сейчас?

— Нет.

— Вы полностью признали вину?

— Частично. Мы вводили в заблуждение о качестве предоставляемых продуктов.

Кадкин признался, что его супруга с семьей сейчас временно находится за границей, а из-за «публичности процесса» он не желает распространяться об остальных заболеваниях, но добавил, что три недели назад находился на лечении в стационаре.

Адвокат Левин отметил, что следствие не привело ни одного факта угроз или давления на свидетелей. По поводу сахарного диабета Кадкина защитник отметил, что в условиях изолятора у него может наступить инсулиновая зависимость, и привел в пример Сергея Магнитского. По мнению другого адвоката, сроки содержания под стражей Кадкина уже истекли, так как следователи пожаловали к нему с обыском в шесть утра 28 ноября и прошло более 48 часов.

На этом Кадкин предложил залог, «равный той сумме, которую инкриминирует следствие», 48 млн рублей.

Судья задала ему несколько вопросов относительно наличия у него шенгенской визы и загранпаспорта, который, как оказалось, не изымался, и удалилась в совещательную комнату. Пока она писала постановление, стало известно, что ей на подмогу вышла судья Светлана Ухналева, к которой доставили подозреваемого Жуковского.

Около 17.00 Сатшина арестовала Кадкина до 25 января 2013 года. Судья отметила, что подозреваемый сможет получить лечение в условиях изолятора.

Также она добавила, что официально он был задержан не 28, а 29 ноября, поэтому 48 часов формально не истекли.

Затем в клетку ввели подозреваемого Муравьева. Он представился судье как директор маленькой торгово-закупочной компании. Его адвокат предоставил выписку из истории болезни подозреваемого. Оказалось, что у него острый холецистит, в прошлом году ему удалили желчный пузырь, поэтому он нуждается в строгой диете и наблюдении врача.

Следователь, помимо того что он говорил ранее по делу Кадкина, отметил, что Муравьев «непосредственно подписывал акты выполненных работ».

Адвокат, со своей стороны, заметил, что Муравьев доверял тем сертификатам, которые были предоставлены «Руструбпромом». «Нет у меня никаких сообщников, пусть они звучат как участники процесса или как-то по-другому, — заметил Муравьев. — В июле 2011 года я покинул должность гендиректора, а в январе 2012 года уволился с должности главбуха. Если следователь гарантирует мне нормальную диету, то, учитывая общественный резонанс, я согласен посидеть два месяца. Вас, следователей, в Питер приехало два вагона — надеюсь, разберетесь». Подозреваемый сравнил себя с водителем автобуса, у которого поймали «карманника» и которого называют его сообщником.

«Я ничего не знаю про эти трубы, провались они пропадом», — сказал он, добавив, что был не в состоянии проконтролировать все в компании, где одновременно сдаются по 10–15 объектов.

Однако Сташина решила, что и ему в изоляторе смогут обеспечить необходимую диету, и арестовала его до 25 января.

Наконец, в 19.30 в зал ввели последнего фигуранта — Мосина. Судья, следователь и прокурор зачитали типовые заявления о том, что он может скрыться от следствия, оказать давление на свидетелей и иным образом воспрепятствовать расследованию. Адвокат Марина Никольская назвала сложившуюся ситуацию неординарной, так как фигуранты были доставлены «из Питера в Москву», чего не было даже по более громким делам.

По ее словам, Мосин частично признал свою вину.

«Признательные показания были даны на стадии предварительного следствия», — отметила она. Ее коллега Андрей Гуменский добавил, что Мосин признался в получении денежных средств и сотрудничает со следствием. На этом он предложил залог в один миллион рублей. «Скрываться не собираюсь и собираюсь сотрудничать со следствием», — сказал коротко Мосин. Но и его в 21.00 судья отправила в СИЗО на два месяца.

Отметим, что ранее пресс-служба МВД заявила о хищении 3 млрд рублей, выделенных на строительство и ремонт объектов тепло- и водоснабжения Санкт-Петербурга. В общей сложности по месту жительства и работы фигурантов проведено более 30 обысков. Оперативники изъяли около 25 млн рублей, 200 тысяч евро и $100 тысяч.