Pussy Riot изгоняют адвокатов

Осужденная активистка Pussy Riot Екатерина Самуцевич отказалась от услуг своих адвокатов

,
Между Pussy Riot и их адвокатами назревает раскол. Екатерина Самуцевич во всеуслышание объявила в Мосгорсуде, что отказывается от услуг защитников и у нее уже есть новое доверенное лицо. Отец активистки утверждает, что ничего не понимает, а адвокаты намекают, что на решение Самуцевич повлияли ее друзья. Между тем источники утверждают, что вскоре от услуг своих защитников может отказаться и Мария Алехина.

В понедельник Мосгорсуд приступил к рассмотрению кассационной жалобы на приговор участницам панк-группы Pussy Riot. Накануне в социальной сети в Twitter между адвокатами осужденных активисток Николаем Полозовым, Виолеттой Волковой и Марком Фейгиным развернулась бурная дискуссия о ходе предстоящего слушания. По словам самих защитников, одна из участниц Pussy Riot Екатерина Самуцевич накануне заседания неожиданно решила заявить отвод адвокатам.

При этом, как утверждал в своем микроблоге Полозов, в пятницу, когда он встречался с подзащитными в СИЗО № 6, ничто не предвещало таких резких изменений.

Журналисты традиционно начали собираться у здания Мосгорсуда примерно за час до начала слушания — в 10.00 мск. Из сторонников Pussy Riot к месту событий заранее пришел лишь «дежурный» активист, который исправно ходил на все заседания летом. Он держал в руках плакат со словами «Гундяй не пройдет, Pussy не пыль». Сначала в зал заседания пустили родителей: приставы расталкивали собравшихся у зала суда журналистов, приговаривая: «Пропустите маму!» (имелась в виду мать Марии Алехиной). После этого стали запускать представителей прессы. Приставы заслонили дверь плотной цепью и буквально «выдергивали» журналистов с пресс-картами по одному из толпы тех, кто хотел лично присутствовать на заседании.

Pussy Riot Global Day

В понедельник сторонники панк-группы Pussy Riot уже во второй раз организовали всемирный день солидарности с осужденными девушками – Pussy Riot Global Day. Впервые эта акция состоялась 17 августа, в день вынесения приговора. Тогда активисты устроили митинги более чем в 60 городах, а всеобщий ажиотаж вокруг процесса достиг высшей точки.



Акции 1 октября получились скромнее. Непосредственно в день кассации сторонники панк-группы устроили демонстрации приблизительно в 30 городах. Число участников этих акций не превысило нескольких десятков человек. Например, в Хельсинки у посольства России собрались порядка 20 активистов. Никаких сообщений об инцидентах во время Pussy Riot Global Day не поступало.

Заседание в назначенное время открыла судья Лариса Полякова. Активистки Мария Алехина, Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич по очереди представились и заявили, что каждую из них защищают все три адвоката. Впрочем, судья Полякова их поправила, уточнив, что каждый из адвокатов заявлял ордер на защиту лишь одной осужденной.

Со стороны потерпевших (сотрудников храма Христа Спасителя) на процесс пришли адвокаты Лев Лялин, Лариса Павлова и Алексей Таратухин. Когда судья предложила всем участникам процесса заявить отводы или ходатайства, слово взяла активистка Pussy Riot Екатерина Самуцевич.

«Я отказываюсь от услуг этих адвокатов, потому что моя позиция по уголовному делу не совпадает с их позицией», — заявила Самуцевич.

«В чем не совпадает?» — участливо спросила судья Полякова. На этот вопрос активистка наотрез отказалась отвечать: «Я не хочу об этом говорить, пока в зале не будет моего адвоката».

Несмотря на то что Полозов, Волкова, Фейгин, а также Толоконникова и Алехина поддержали Самуцевич, Лариса Павлова предложила не откладывать рассмотрение дела в долгий ящик, чтобы наконец выяснить, «в чем Самусевич (Павлова до сих пор неправильно произносит фамилию активистки. — «Газета.Ru») не согласна со своими адвокатами».

Судья было отклонила ходатайство, аргументировав свое решение отсутствием другого адвоката. Но доводы судьи вызвали бурное возмущение Екатерины Самуцевич. «Вы не имеете права, я теперь осталась без защитника! Как вы можете рассматривать дело без моего защитника?!» — зазвучал звонкий и пронзительный голос активистки, приглушенный стеклянными стенками «аквариума». Судья Полякова вняла требованиям осужденной и попросила ее предоставить письменное заявление. Самуцевич передала ей подготовленный заранее документ. Судья, пробежав глазами ходатайство, подытожила: «По сути ваше заявление означает, что вы заявляете отвод своим адвокатам». «Да, у нас отличается позиция», — подтвердила активистка.

Судья попросила участников процесса еще раз высказаться по поводу отвода. Надежда Толоконникова и Мария Алехина, не колеблясь, поддержали Самуцевич.

«Это совершенный беспредел продолжать процесс, когда у одной из нас нет адвоката», — сказала Мария Алехина.

Адвокаты активисток последовали примеру подзащитных, поддержав Самуцевич. Впрочем, сторона защиты потерпевших была не столь единодушна. Адвокат Лев Лялин попросил судью поддержать ходатайство Самуцевич, а вот его коллега Лариса Павлова была уверена, что заявление подзащитной — не что иное, как происки ее защитников. «Мы присутствуем сегодня при домашней заготовке адвокатов, — возмущенно заявила Павлова. — Либо это неквалифицированность адвокатов, либо попытка представить суду такую мутную ситуацию, чтобы был повод отложить дело». После этого Павлова принялась доказывать судье Поляковой, что жалоба Самуцевич очень «похожа на жалобы адвокатов с просьбой отменить приговор». Судья попыталась сократить экспрессивную речь адвоката Павловой и, не добившись успеха, спросила мнение защитника Таратухина. Тот с присущей ему эмоциональностью объявил, что в сложившейся ситуации виноваты адвокаты: «Они обязаны разделять ее позицию!». Прокурор также попросил обеспечить всех подзащитных адвокатами.

После получасового совещания судья решила отложить слушание до 10 октября.

После заседания отец недовольной адвокатами активистки Станислав Самуцевич сказал «Газете.Ru», что он «вообще не понимает, что происходит». В то же время адвокат активисток Pussy Riot Марк Фейгин пояснил, что «в пятницу, когда мы встречались с Екатериной Самуцевич, не было никаких свидетельств о том, что она будет заявлять ходатайство». «Я знаю, что некоторое окружение Екатерины Самуцевич сыграло весьма негативную роль и повлияло на ее ходатайство», — добавил он. «Это ее друзья и те люди, с которыми она общалась на свободе», — уточнил Полозов. Фейгин рассказал, что отец активистки был против этого ходатайства:

«Станислав Самуцевич отнесся к этому негативно и написал ей письмо, в котором убеждал ее не совершать этого шага».

Одна из знакомых Самуцевич объяснила, что осужденная по делу о панк-молебне приняла решение об отказе адвокатов на прошлой неделе. «Катя получила подтверждение ранее имевшейся информации о недобросовестном исполнении адвокатами профессиональных обязанностей», — рассказала собеседница «Газеты.Ru».

Другой источник, знакомый с ситуацией вокруг этого дела, согласен с тем, что адвокаты «уж больно себя стали вести коряво, но лишь частично». Он признает, что возможное приглашение к процессу адвоката Дмитрия Динзе могло бы вернуть доверие к линии защиты.

Проблемы с адвокатами у Самуцевич возникли после того, как ее родственники и друзья стали обращать внимание, что до нее не доходят все письма и ответы на них, рассказывает еще один источник, знакомый с ситуацией. «Тогда речь зашла о четвертом адвокате, который был нужен исключительно для переписки и связи с девушками. Так получилось, что вся информация стала замыкаться на трех адвокатах и Верзилове (муж Надежды Толоконниковой. — «Газета.Ru»)», — рассказывает собеседник. В итоге у Самуцевич испортились отношения с Виолеттой Волковой, в том числе из-за поездки адвоката в США. «Катя предъявила претензию, что в Америку не взяли ее хорошего знакомого, который переписывался с Йоко Оно и по сути добился вручения премии (речь идет о премии мира «LennonOno», которую вручили активисткам Pussy Riot 21 сентября. — «Газета.Ru»). На что Волкова ответила очень грубо. Тогда Катя и решила отказываться от этих адвокатов», — комментирует источник.

Источник, близкий к группе, сообщил, что адвокатами недовольна не только Екатерина Самуцевич, но и Мария Алехина. Впрочем, адвокат Алехиной Николай Полозов эту информацию не подтвердил.

Адвокаты отказались называть имена тех, кто сыграл роль в расколе между активисткой и ее защитниками. Между тем накануне вечером Виолетта Волкова написала в своем микроблоге в социальной сети Twitter: «Началось так: Анно Комаров (ЛГБТ-активист. — «Газета.Ru») заявил, что письмо о нобелевке мы подделали. Обвинил нас, что мы на свои деньги его за премией не взяли». (Ранее адвокаты опубликовали письмо, в котором активистки Pussy Riot просили дать Нобелевскую премию мира своим защитникам, позже адвокаты ездили в США на переговоры с представителями американского отделения международной правозащитной организации Amnesty International, которая уже признала Pussy Riot узниками совести.)

На вопрос, что случилось, Анно Комаров ответил, что «не хочет играть в испорченный телефон».

Однако, прежде чем он успел сказать что-либо еще, к нему бросился Петр Верзилов, отвел в сторону и недовольно зашипел: «Мы же договаривались, ты не даешь никаких комментариев».

Друзья Самуцевич хотели бы видеть ее новым адвокатом Дмитрия Динзе, представляющего правозащитную ассоциацию «Агора». «К нам пока еще никто не обращался, мы о вступлении в дело пока не думали, — рассказал «Газете.Ru» глава ассоциации Павел Чиков. — Если к нам обратится Катя или ее отец, мы, конечно, без защиты ее не оставим».

Уже не в первый раз процесс тормозится из-за проблем, касающихся Екатерины Самуцевич. Ранее, во время летнего процесса, выяснилось, что свидетель обвинения, отец активистки Станислав Самуцевич, изначально дал следствию, как он сказал, ложные показания. То есть при первом допросе он утверждал, что, когда его дочь познакомилась с Надеждой Толоконниковой и Петром Верзиловым, она сильно изменилась. Ему так не нравилось влияние новых друзей дочери, что он просто запретил им появляться у них дома. Позже Станислав Самуцевич утверждал, что сказал следователю неправду, надеясь таким образом выгородить дочь.

Пока адвокаты Pussy Riot общались на улице с журналистами, православные активисты с иконами и крестами в руках и георгиевскими ленточками в петлицах громко пели молитвы и крестились. А некоторые вставали на колени. Их пытались перекричать сторонники Pussy Riot, скандируя «Свободу Pussy Riot».