Чубайс всех освободил

Анатолий Чубайс просит не сажать в тюрьму обвиняемых в покушении на него

ИТАР-ТАСС
Анатолий Чубайс, на которого пять лет назад было совершено покушение, просит не сажать в тюрьму Владимира Квачкова и других обвиняемых, чтобы не делать из них героев. Суд по делу о попытке убийства экс-главы РАО ЕЭС подходит к концу. На прошлом процессе отставного полковника Квачкова и его предполагаемых сообщников присяжные оправдали. Так будет и на этот раз, уверен главный обвиняемый.

Экс-глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс, на которого 17 марта 2005 года было совершено покушение, просит суд не отправлять фигурантов дела за решетку. Заявление Чубайса, копия которого имеется в распоряжении «Газеты.Ru», во вторник обнародовал сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман. «Несмотря на очевидную виновность подсудимых, несмотря на их дикие взгляды и уголовное прошлое, я прошу суд во имя сохранения мира в стране при любом вердикте присяжных принять такое решение, чтобы с учетом отсиженного во время следствия и предыдущего процесса Квачков и его подельники остались на свободе», — говорится в заявлении потерпевшего.

Гозман пояснил, что потерпевшая сторона не хочет «делать из преступников героев и надевать на них терновый венок». Возможные последователи главного обвиняемого Владимира Квачкова могут начать мстить, считают представители Чубайса.

Как уточнил во вторник адвокат Андрей Шугаев, представляющий на процессе в Московском областном суде интересы потерпевшего, разбирательство по делу о покушении уже вступило в завершающую стадию. Сторона обвинения закончила представление доказательств, уже допрошены свидетели защиты. По мнению Шугаева, адвокаты подсудимых затягивают процесс в надежде, что коллегия присяжных распадется: сейчас в ней остались только три запасных заседателя. «Мы занимаемся читкой материалов, которые частично уже оглашались перед присяжными», — говорит Шугаев. Он прогнозирует, что вердикт будет вынесен не раньше середины лета.

Разбирательство по делу о покушении на Чубайса началось в Мособлсуде в октябре 2009 года. Это уже второй процесс — летом 2008 года всех подсудимых признала невиновными коллегия присяжных, их отпустили из зала суда. Но позже Верховный суд отменил оправдательный приговор, направив дело в Генпрокуратуру, а уже оттуда материалы вернулись в областной суд для нового рассмотрения. На скамье подсудимых все те же: 62-летний полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков, 46-летний спецназовец в отставке Роберт Яшин, 42-летний Александр Найденов, бывший десантник, работавший в разное время милиционером и охранником криминальных авторитетов. Всех их задержали в первые дни после покушения на Чубайса, а четвертый подсудимый, 29-летний Иван Миронов, почти год скрывался от следствия. Миронов был задержан в декабре 2006 года, теперь уголовное дело в отношении него объединено с делом Квачкова и других, а сам он предстал перед судом вместе с предполагаемыми сообщниками. Еще один подозреваемый, сын Квачкова Александр, пропал в день покушения и объявлен в розыск. Следователи считают, что у Квачковых, Найденова, Яшина и Миронова были и другие сообщники, но они проходят в материалах как «неустановленные лица».

Следствие полагает, что готовиться к покушению группа Квачкова начала за несколько месяцев. Взрывать Чубайса было решено на выезде из дома в подмосковном поселке Жаворонки: возвращался он всегда в разное время, а выезжал в рабочие дни в промежуток времени с 8.00 до 9.30 утра.

С февраля 2005 года, за несколько недель до покушения, за тогдашним главой РАО ЕЭС начали следить. Квартиру на четвертом этаже дома № 10 по улице 30 Лет Октября снял Роберт Яшин. Хозяйке он представился Игорем, сказал, что арендует жилье примерно на три месяца. Из окна дома просматривалась дорога, по которой каждый день проезжал бронированный BMW Чубайса. Как выяснили следователи, один из сообщников следил за автомобилем из окна квартиры, другой выходил на лестничную площадку. О том, что у окна в подъезде по утрам стояли незнакомые мужчины, позже вспомнили соседи. 22 марта 2005 года, через пять дней после покушения, квартиросъемщик Игорь (позже хозяйка опознала Яшина) скрылся, не оставив даже ключей.

Ровно за неделю до покушения предполагаемых подрывников видели в поселке Жаворонки охранники Чубайса, сотрудники ЧОП «Вымпел-ТН» Сергей Моргунов и Юрий Клочков. «У магазина «Продукты» были припаркованы две машины, темно-зеленый Saab и серая Honda Accord, — рассказал во вторник «Газете.Ru» Моргунов. — Я записал номера и сделал запись в специальном журнале сводок, в котором мы писали обо всех подозрительных происшествиях». Уже после покушения стало известно, что Saab принадлежит Квачкову, а на Honda Accord ездил Миронов по доверенности (это машина его гражданской жены).

Встреченные в трех минутах езды от дома Чубайса автомобили показались Моргунову подозрительными, потому что вокруг них стояли молодые люди в черных шапках, которым что-то громко объяснял «невысокий пожилой мужчина в военном бушлате».

Позже охранники опознали Квачкова как руководителя этой группы. Моргунов говорит, что еще запомнил «высокого худого скуластого парня», которого на скамье подсудимых нет.

Утром в четверг, 17 марта, машина Чубайса с водителем и помощником показалась на улице 30 Лет Октября. За ней следовал автомобиль сопровождения Mitsubishi Lancer с теми же охранниками, Моргуновым и Клочковым. Из поселка машины выехали на Митькинское шоссе, с которого собирались съехать на Минское шоссе и отправиться в Москву. BMW с мигалкой, в котором находился Чубайс, начал обгонять идущую впереди «девятку», когда в 9.16 раздался взрыв. Фугас, начиненный поражающими элементами, сдетонировал справа от обочины. Несколько осколков попали в кузов машины, пробили правое переднее колесо, на лобовом стекле образовались трещины, но автомобилю Чубайса удалось уехать. Машина охраны остановилась.

Моргунов и Клочков выскочили из Mitsubishi, и по ним открыли огонь. «Мы спрятались за машиной. Думаю, стреляли на поражение — одна из пуль попала в стойку прямо над моей головой, они примерно в эти места целились», — вспоминает Моргунов. Охранники видели двоих стрелявших на расстоянии примерно 30—50 метров от проезжей части. Они были в бело-серых маскхалатах.

Выпустив несколько коротких очередей из автоматов по охранникам, они побежали в сторону Минского шоссе. Там, как утверждает следствие, их ждал полковник Квачков на своем «Саабе».

Двоих мужчин, запрыгнувших в припаркованный на обочине Минского шоссе автомобиль, который после этого рванул с места, видел начальник штаба 10-го спецбатальона 1-го спецполка «Северный» ДПС ГУВД Московской области Сергей Иванов. Он ехал по Минскому шоссе на вызов — дежурный сообщил ему о взрыве и выстрелах на выезде из поселка Жаворонки. Иванов обратил внимание на уезжающий «Сааб» и записал три цифры номера, а уже когда приехал на место происшествия, догадался, что мог видеть преступников. Дальнейшие передвижения машины Квачкова отследили с помощью системы «Поток».

Отставного полковника задержали в тот же вечер. У него на даче в поселке Зеленая Роща Одинцовского района (он находится примерно в 15 км езды по Минскому шоссе в сторону области от поворота на Митькинское шоссе) нашли около 800 патронов, а также рулон поролона. От него сообщники отрезали несколько кусков и использовали их в качестве ковриков, на которых стрелки лежали в засаде. Оперативники обнаружили пять таких «лежек»: в одном из укрытий прятался подрывник, четыре других предназначались для автоматчиков. Коврики лежали на лапнике, между «лежками» сообщники заранее проложили тропы — сугробы в середине марта в лесу были по пояс. Одна из троп вела к поселку Жаворонки, другая — к строительному рынку на обочине Минского шоссе, где был припаркован «Сааб» Квачкова.

После задержания Квачкова оперативники вышли на Яшина, который снимал квартиру на улице 30 Лет Октября, и Найденова — его опознал водитель-частник, подвозивший их с Яшиным в поселок Жаворонки.

При задержании Квачков заявил, что действительно был на Минском шоссе — отвозил к строительному рынку сына, который зачем-то ушел примерно на полчаса, потом, уже после взрыва, вернулся злой и сел в машину. Отец и сын Квачковы уехали на дачу, полковник ни о чем не спрашивал Александра, а потом тот отправился домой в Москву и после этого исчез. В версию Квачкова следователи не поверили.

Подсудимые не скрывают, что разделяют националистические взгляды и являются антисемитами.

Квачков называет себя «русским христианским националистом», рассуждает о «еврейской оккупации» России и признается, что разделяет взгляды Бориса Миронова — бывшего главы Минпечати, которого судили за разжигание национальной розни, признали виновным, но отпустили на свободу за истечением срока давности.

«Уничтожение Чубайса не является преступлением», — рассуждал в эфире «Эха Москвы» Квачков. Ему и остальным подсудимым предъявлены обвинения по ст. 30 и ст. 105 (покушение на убийство), ст. 167 (уничтожение и повреждение имущества), ст. 222 (незаконное хранение оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ) и ст. 277 (посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля) УК. Потерпевшая сторона полагает, что никаких «вышестоящих заказчиков» у группы Квачкова не было, сообщники действовали по собственной инициативе. Обвинение уверено, что покушение было реальным, а не инсценированным, как утверждает защита подсудимых. Как заявил во вторник адвокат Чубайса Андрей Шугаев, мощность бомбы составила от 3 до 11 кг в тротиловом эквиваленте.

По его словам, экс-главу РАО ЕЭС спасло то, что, во-первых, машина пошла на обгон и оказалась дальше от обочины, а во-вторых, фугас устанавливали вечером, а к утру, после ночного мороза, он покрылся ледяной коркой, из-за чего взрывная волна пошла вверх.

В суде уголовное дело о покушении на Анатолия Чубайса рассматривалось с марта 2006 года. По просьбе подсудимых слушания проходили с участием коллегии присяжных. Вынести вердикт заседателям удалось лишь с третьего раза: первую коллегию распустили из-за того, что старшина присяжных представил в суд ложные сведения и получал за участие в процессе больше денег, чем должен был. Вторая коллегия была распущена из-за того, что одна из заседательниц, как выяснилось после начала процесса, состояла на учете в наркодиспансере. 16 июня 2008 года присяжные признали Найденова, Яшина и Квачкова невиновными, и их освободили прямо из зала суда. Однако Верховный суд отменил приговор Мособлсуда, усмотрев в разбирательстве процессуальные нарушения.

До оправдательного приговора четверо обвиняемых в покушении находились в СИЗО (Квачков, Найденов и Яшин провели за решеткой около трех лет, Миронов — два года), сейчас они отпущены под подписку о невыезде.

Они настаивают на своей невиновности и уверены в оправдательном вердикте.

«Присяжные — достаточно люди умные и понимающие. Они уже в течение семи месяцев слушают эту галиматью обвинительную. Я думаю, у них уже сложилось чёткое и ясное мнение, поэтому на присяжных это как-то повлиять не может», — прокомментировал заявление Чубайса в эфире «Русской службы новостей» сам Квачков. При этом обвиняемый обвинил экс-главу РАО ЕЭС во лжи: Квачков не верит, что Чубайс действительно примет любой вердикт присяжных и попросит суд назначить подсудимым наказание ниже низшего предела.

«Я согласен с самими подсудимыми, что это выступление Чубайса — пиар-акция накануне очередного оправдательного вердикта. Я расцениваю это как попытку оказать давление на присяжных», — заявил «Газете.Ru» во вторник адвокат Руслан Коблев, представляющий в суде интересы обвиняемого Найденова. Защитник считает, что Чубайс вопреки его заявлению знаком только с материалами гособвинения, а присяжные в курсе позиции обеих сторон, а потому могут сделать собственные выводы. По мнению Коблева, Квачков «предельно ясно, на пальцах», доказал присяжным несостоятельность обвинений, за что его и удалили из зала суда до начала прений (та же участь постигла Яшина). Официальная причина их удаления — неподчинение указаниям судьи. Адвокат Коблев настаивает на невиновности своего подзащитного: «Найденова вообще невозможно назвать политическим экстремистом, это совершенно далекий от политики человек». Другие подсудимые также отрицают свою вину.