Без двух квартир не подполковник

Помощник главкома Сухопутных войск Борис Сегеда приговорен к девяти годам колонии за махинации с жильем

Василий Максимов/Коммерсантъ
Помощник главкома Сухопутных войск Борис Сегеда и его подчиненная Галина Челбанова приговорены к девяти и восьми годам лишения свободы. Московский окружной военный суд признал их виновными в махинациях с ведомственными квартирами Минобороны. Жилье возвращено военным, а Сегеда лишен звания подполковника.

Приговор помощнику главкома Сухопутных войск Борису Сегеде и ведущему инженеру жилищного отдела службы расквартирования Галине Челбановой был вынесен во вторник. Им инкриминировались ч. 3 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), ч. 4 ст. 290 (получение взятки) и ст. 292 (служебный подлог) УК РФ. По данным следствия, в 2007—2008 годах Сегеда и Челбанова, отвечающие в Минобороны за распределение ведомственного жилья, за взятки предоставили в собственность две двухкомнатные квартиры.

Таким образом государство не досчиталось более 7 млн рублей.

В 2005 году Челбанова познакомилась с предпринимателем Алексеем Стрельцом. Он уволился из армии в звании прапорщика еще в 1996 году, но решил обратиться к сотруднице главкомата Сухопутных войск, попросив помочь с жильем. Выйдя на Челбанову, Стрелец, возглавляющий строительную компанию «Русская деревня», пообещал бесплатно построить ей загородный дом в обмен на государственный жилищный сертификат, который помог бы ему получить квартиру. О предстоящей сделке Челбанова рассказала Сегеде, а тот предложил отдать бывшему коллеге одну из квартир в поселке Голубой Солнечногорского района Подмосковья – главкомат как раз получил права на 11 квартир в местных новостройках, которые предназначались для военнослужащих. Получив квартиру, Стрелец свое слово сдержал — построил Челбановой дом во Владимирской области и передал ей $7 тысяч. Дом, по данным СКП, стоил 377,7 тыс. рублей, а квартира площадью 63,4 кв. метра, доставшаяся Стрельцу, стоила более 3,5 млн рублей.

В ноябре 2007 года с предложением к предпринимателю обратился уже сам Сегеда, решивший строить дачу. Он также предложил Стрельцу выполнить все строительные работы, а взамен обещал еще одну квартиру в том же доме, несколькими этажами выше. Дом для подполковника обошелся предпринимателю в 767 тысяч рублей.

Квартирные махинации вскрылись в ходе прокурорской проверки главкомата в 2008 году. Поначалу уголовная ответственность грозила и Стрельцу, но в итоге следователи убедили его дать признательные показания и рассказать о мошеннических схемах Сегеды и Челбановой. Таким образом предприниматель превратился из подозреваемого в главного свидетеля обвинения, что вызывало недовольство защиты Сегеды и Челбановой все полгода разбирательства в Московском окружном военном суде.

Как сообщает «Интерфакс», показаний Стрельца оказалось достаточно для того, чтобы признать подполковника и его подчиненную виновными. Сегеду приговорили к девяти годам лишения свободы с лишением звания подполковника, а Челбанову — к восьми годам.

Ранее гособвинитель Юрий Хализов (он же участвовал в процессе над бывшим военным судьей Владимиром Букреевым) просил для подполковника 10 лет лишения свободы, а для его подчиненной — восемь с половиной лет. Однако суд принял во внимание смягчающие обстоятельства: Сегеда и Челбанова впервые привлекались к уголовной ответственности и частично возместили ущерб государству, так как прокуроры уже вернули похищенные квартиры Минобороны. Кроме того, с обоих подсудимых за сроком давности было снято обвинение по ст. 292 (служебный подлог) УК РФ.

Своей вины Сегеда так и не признал. Выступая перед началом слушаний, он заявил: «Ни я, ни секретарь жилищного комитета, ни даже главком не могли никому предоставить квартиру».

Прокурора Хализова результат судебного процесса полностью устроил. «Вынесенный приговор является законным и справедливым, а назначенное судом наказание соответствует совершенным деяниям», — сказал журналистам гособвинитель. Адвокат Челбановой Михаил Лыткевич заявил, что будет обжаловать незаконный, по его мнению, приговор. «Я не понимаю, — сказал адвокат, – почему они должны нести очень строгое наказание, а другие, как прапорщик Алексей Стрелец, должны быть освобождены от уголовной ответственности».