Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Прокурора Довгий не интересует

В Мосгорсуде продолжился допрос Довгия

Обвиняемый в получении 750 тыс. евро в качестве взятки экс-глава ГСУ Дмитрий Довгий рассказал на допросе в суде, что писал в Генпрокуратуру секретные жалобы на своего начальника, Александра Бастрыкина. У гособвинителя вопросов к подсудимому не оказалось.

В четверг в Мосгорсуде продолжился допрос бывшего руководителя Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре (ГСУ СКП) РФ Дмитрия Довгия, обвиняемого в получении взятки в размере 750 тыс. евро от владельца Инвестсоцбанка Руслана Валитова за невозбуждение против него уголовного дела. Сам Довгий, занимавшийся делами замминистра финансов РФ Сергея Сторчака, генерала ФСКН Александра Бульбова и петербургского предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина), утверждает, что его подставили бывшие коллеги по ведомству, откуда его уволили в разгар конфликта с главой СКП Александром Бастрыкиным.

Довгий рассказал, что, еще работая в комитете, жаловался в Генпрокуратуру на «грязные технологии» своего начальника в расследовании дел.

«Я понял, что прокурорский надзор за СК необходим. Чайке же был выгоден мой конфликт с Бастрыкиным, Генпрокуратура могла извлечь из этого выгоду. Поэтому, когда я обратился туда с секретной жалобой по ряду подписанных Бастрыкиным постановлений, которые я счел незаконными, они меня уже знали и ни о каких взятках речи не шло», — сказал Довгий. Он добавил, что прокурорские проверки по его жалобам проводились, но о результатах ему не сообщали.

В ходе допроса обвиняемый рассказал, что Бастрыкин предупреждал его, что Генпрокуратура прослушивает все здание СКП РФ в Техническом переулке. «Поэтому, когда мы с ним разговаривали в его кабинете, он всегда громко включал телевизор. Ходили слухи, что прослушивается вообще все здание. Ну, у меня в кабинете была глушилка, которую я тоже включал в случае необходимости», — рассказал Довгий.

Остальные ответы подсудимого на вопросы адвоката Юрия Баграева не отличались разнообразием. «Нет, никогда», — повторял Довгий, говоря о том, давал ли он какие-либо распоряжения следователю Ширани Эльсултанову, проводившему проверку в отношении Валитова и следователей по делу «Томскнефти», рассказывал ли он Андрею Сагуре (бывший помощник главного военного прокурора России проходит пособником в деле) о ситуации в следственном комитете, просил ли Сагура главу ГСУ помочь лично знакомому с ним Валитову.

Кроме того, Довгий уточнил, что с сентября 2007 года, когда, по версии обвинения, он получил первый «транш» Валитова, до ареста в августе 2008 года он не покупал ни машин, ни квартир и вообще не тратил крупных сумм денег. В Москве он жил в общежитии Генпрокуратуры, ездил на двух служебных машинах. «К тому же я, как госслужащий, регулярно предоставляю декларации о доходах. Родители мои тоже ничего не покупали. Во время следствия даже моих бывших одноклассников проверяли, хотя многие из них занимаются бизнесом и могли бы себе что-нибудь и купить в это время», — говорил подсудимый. Его адвокаты представили протоколы обысков петербургской квартиры Довгия и квартиры его родителей.

Защита обратила внимание, что искать деньги следователи поехали только через месяц после ареста подозреваемого, а, как уточнил сам Довгий, в общежитие Генпрокуратуры они вообще не наведались.

Напомним, что физическое отсутствие «взяточных» денег является одной из главных коллизий процесса и позволяет адвокатам говорить не просто о невиновности своих подзащитных, но и об «отсутствии преступления как такового».

С банкиром Валитовым Довгий действительно встречался лично два раза: уволенный из СКП следователь рассчитывал, что тот организует ему встречу с потенциальным работодателем, главой ФСБ Александром Бортниковым. Во время допроса адвокат Баграев читал вслух расшифровку переговоров Довгия с Валитовым, запинаясь на матерных пассажах бизнесмена, и уточнял у подзащитного, почему он молчал, когда Валитов заводил разговоры о каких-то «его деньгах». «Ну меня же Сагура предупреждал, что Валитов думает, что какие-то его деньги ушли Бастрыкину, а тот поделился со мной, — кратко повторил свои показания двухдневной давности Довгий. — Я один раз сказал ему в начале встречи, что никаких денег не получал, а больше повторять не стал. Мне нужно было попасть с его помощью в высокий кабинет, я не хотел его раздражать. К тому же я думал, что он просит денежной компенсации за помощь в поисках новой работы».

Следующим вопросы Довгию начал задавать обвиняемый Сагура. Стоя в стеклянной клетке у одного микрофона приятели разговаривали, путаясь в собственных именах:

— Вы привлекали меня к совершению преступления в сентябре 2007 года?

— Я Сагуру ни к чему не привлекал.

— Каким образом я побуждал вас воспрепятствовать проверке в отношении Валитова?

— Вы меня ни к чему не побуждали.

— Как вы в сентябре месяце, когда, по версии обвинения, у нас уже был готов преступный план по получению взятки, умудрились узнать о планах следователя Чернышева возбудить уголовное дело против Валитова, если следователь Чернышев в это время находился в отпуске, а вы с ним еще не были знакомы?

Судья снял этот вопрос как наводящий.

И задал несколько собственных, в одном из которых уточнял, знает ли Довгий, почему Валитов в разговорах звал Бастрыкина «верхолазом».

«Я знаю, я знаю!» — закричал Сагура, но его версию было решено выслушать во время допроса. «Я не знаю, но могу предположить, — сказал Довгий. — Бастрыкин даже по самым пустяковым вопросам бегал в администрацию. Наверное, из-за этого такое прозвище. Только непонятно, откуда Валитов о таких его привычках знает».

У гособвинителя Марии Семененко вопросов к подсудимым не оказалось. Но она, сидя вплотную к трибуне присяжных, активно демонстрировала свою позицию: шумно вздыхала, качала головой и вполголоса комментировала ответы экс-главы ГСУ адвокатам. «Ваша честь, ну что там прокурор все время поясняет?! За нас отвечает присяжным! Пусть у нас спрашивает!» — не выдержали в конце концов Довгий и Сагура. Семененко примирительно взмахнула руками.

Допрос Довгия закончился, и защита зачитала несколько документов из материалов дела, в частности постановление об аресте ключевого свидетеля — Валитова. Он был арестован 15 июля 2008 года, а спустя восемь дней ему была изменена мера пресечения — с ареста на подписку о невыезде. Адвокаты обратили внимание присяжных на то, что именно в этот день, 23 июля, Валитовым были даны показания о том, что он давал взятку Довгию. Расшифровку телефонных разговоров подсудимых адвокаты решили оставить на следующее заседание, которое состоится 1 июня.

Поделиться:
Новости и материалы
В РПЛ потроллили выступающего на ЧМ Ловрена за пропуск драки в матче «Зенит» — «Спартак»
В ЛНР разбили 80-ю бригаду ВСУ, которая может быть причастна к расстрелу российских солдат
В Петербурге влюбленные поженились на футбольном поле в перерыве матча
В дипмисии США раскрыли подробности встречи главы ЦРУ с Нарышкиным
СК возбудил уголовное дело по факту крушения вертолета Robinson под Тверью
Эксперт Широв заявил, что предыдущие кризисы закалили россиян
«Не понимаю, что он делает в «Спартаке»: Радимов о форварде красно-белых
В Татарстане началось серийное производство российского внедорожника Aurus Komendant
В Турции заявили, что начало новой эры в отношениях страны и Сирии возможно
Левое правительство Чили отказалось снижать цены на топливо для бастующих водителей фур
WarGonzo показал кадры уничтожения элитного пикапа ВСУ из пушки «Рапира» под Авдеевкой
Минфин предложил снизить целевой показатель взявших льготную ипотеку до 933 тыс. человек
В Индии муж помог жене спрятать тело ее любовника, умершего во время секса
В ФРГ рассказали, как США готовили Украину к конфликту с Россией с 2014 года
Экс-чемпион UFC Макгрегор назвал россиянина Лобова крысой после скандального иска
Регина Тодоренко намекнула, что планирует третьего ребенка
В Австралии под суд попал звезда реалити-шоу из-за гибели собирателя яиц крокодилов
В Москве в понедельник ожидается до -4°С
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть