Пенсионный советник

Инородное дело

Банда петербургских нацистов предстала перед присяжными

Александр Вологдин (Санкт-Петербург), Елена Шмараева 27.02.2009, 17:50
ИТАР-ТАСС

В Петербурге судят скинхедов-убийц: банда Боровикова и Воеводина три года нападала на африканцев, азиатов и кавказцев. Националисты, в прошлом входившие в группировки «Шульц-88» и Mad Crowd, были вооружены ножами и обрезами и с самого начала задавались целью не просто калечить, а «убивать инородцев».

В пятницу в Городском суде Санкт-Петербурге началось рассмотрение дела так называемой банды Боровикова — Воеводина — выходцев из национал-экстремистских группировок «Шульц-88» и Mad Crowd. На счету обвиняемых, по версии обвинения, многочисленные вооруженные нападения, несколько убийств выходцев из Африки, Азии и Кавказа, а также известного петербургского ученого-этнолога Николая Гиренко. Кроме того, националисты убили двух своих приятелей, Ростислава Гофмана и Алексея Головченко, — из опасения, что те могут выдать их милиции.

На скамье подсудимых 23–24-летние молодые люди: бывшие студенты, солдаты, грузчики и безработные — всего 14 человек.

Для обеспечения дополнительной безопасности обычный конвой в горсуде Петербурга в пятницу был усилен сотрудниками ОМОНа. Дело «банды Боровикова — Воеводина» слушается коллегией присяжных. На первом заседании по существу сторона обвинения вкратце изложила заседателям перечень вменяемых подсудимым преступлений. Большинство нападений и убийств, считает прокуратура, экстремисты совершили на почве расовой и национальной нетерпимости — некоторые из членов группировки сами признавались в этом на допросах. Также подсудимых обвиняют в бандитизме, разжигании межнациональной розни, незаконном обороте огнестрельного оружия и боеприпасов. Как отмечает гособвинение, несколько обвиняемых нападали на людей не только в банде, но и поодиночке.

Из главарей группировки до суда дожил лишь Алексей Воеводин. Идейного вдохновителя «боевой террористической организации» Дмитрия Боровикова застрелили милиционеры.

Следователи считают, оружие против Боровикова оперативники применили законно: когда его пытались задержать в мае 2006 года, скинхед бросился на милиционеров с ножом. Именно Боровиков, считает следствие, был в банде «генератором идей», а Воеводин — организатором их претворения в жизнь. Исполнителями преступлений были Павел Гусев, Дмитрий Ерофеев, братья Андрей и Алексей Костраченковы, Андрей Малюгин, Роман Орлов, Артем Прохоренко, Сергей Румянцев, Денис Харчев и Ярослав Воробьев. Еще три националиста — Андрей Конаков, Евгений Закалистов и Николай Павленко — обвиняются в пособничестве. Как пояснил присяжным представитель гособвинение, не все подсудимые участвовали в каждом преступлении банды — некоторых обвиняют лишь в незаконном обороте оружия, а также наркотиков.

Еще один участник банды, студент четвертого курса Педагогического университета им. А. И. Герцена Павел Румянцев, вместо суда отправился в психиатрическую больницу — медэкспертиза признала его невменяемым.

По версии предварительного следствия, результат которого лег в основу обвинительного заключения, петербуржцы Боровиков и Воеводин организовали банду в 2003 году. В прошлом оба скинхеда были активными участниками неонацистских группировок «Шульц-88» и Mad Crowd. После разгрома двух этих банд сотрудниками питерского УБОПа Боровиков и Воеводин решили строить собственную «боевую террористическую организацию» — на принципах строгой дисциплины и жесткой иерархии.

Названия своей группировке националисты не придумывали в целях конспирации, а «инородцев» изначально планировали не просто бить, а убивать.

Боровиков и Воеводин подобрали себе соратников из бывших членов тех же «Шульц-88» и Mad Crowd. Главари разработали правила, обязательные для всех участников организации: не обсуждать по телефонам (в том числе мобильным) подробности предстоящих «операций», постоянно иметь при себе нож и газовый баллончик, чтобы быть готовыми в любой момент принять участие в «акции». Тех, кто забывал выполнять эти требования, штрафовали, а деньги шли в «общак», куда помимо штрафов все члены организации ежемесячно отчисляли по 300 рублей. Деньги поступали «казначею» Прохоренко. Сначала Воеводин и Боровиков руководили скинхедами сообща, а после ареста Воеводина в декабре 2004 года его приятель стал единственным главарем группировки.

Как считает обвинение, «банда Боровикова — Воеводина» была прекрасно вооружена — в их распоряжении были не только газовые баллончики и ножи, но и огнестрельное оружие. Националисты купили у «черных следопытов» обрез карабина «Маузер» (из него застрелили ученого Николая Гиренко), обрез винтовки Мосина, автомат ППШ. Имелось и более современное оружие — 6 карабинов «Сайга» и помповое ружье ТОЗ.

На первом заседании главарь неонацистов Воеводин и еще несколько наиболее активных членов банды заявили, что вины ни в чем не признают и не раскаиваются.

От всех предъявленных обвинений отказались Прохоренко, Малюгин и Алексей Костраченков. Еще несколько подсудимых — Андрей Костраченков, Ерофеев, Заклистов и Конаков — заявили, что вину признают полностью, остальные признались лишь в некоторых нападениях.

Следующее заседание по делу «банды Воеводина — Боровикова» назначено на 13 марта. Перед присяжными выступят свидетели и потерпевшие — в частности, избитые скинхедами армяне Манвел Эламирян и Лиана Туманян, а также нигериец Омордион Лавренсе. Кроме того, суд допросит родственников гражданина КНДР Ким Хен Ика, убитого в 2003 году, ученого-этнографа Николая Гиренко и сенегальца Самбо Лампсара, ставшего в 2006 году последней жертвой банды Боровикова.