Познер: выпуск с «госдурой» шел не в прямом эфире, его видел Эрнст и был со всем согласен

Владимир Познер, у которого возник конфликт с депутатами Госдумы после того, как он в своей программе назвал нижнюю палату парламента «государственной дурой», заявил, что тот выпуск передачи шел не в прямом эфире, а в записи, и перед выходом его видел гендиректор Первого канала Константин Эрнст. Об этом телеведущий сообщил в интервью порталу Colta.ru.

«Самое интересное, что она вообще не была в прямом эфире даже на «Орбиту». Это был тот случай, когда я был вынужден записать гостя заранее, поскольку он не мог быть в воскресенье в прямом эфире, поэтому, в принципе, это можно было вырезать и до всякого эфира. Но Константин Львович не сделал этого. Он мог, но больше никто не мог, конечно. К счастью, у меня такая привилегия есть, что, кроме него, никто не может вмешаться в мой текст. Он позвонил мне и сказал, что он ничего менять не будет, потому что согласен с каждым моим словом», — рассказал Познер.

Он добавил, что не понимает, почему его слова вызвали такую резкую реакцию у парламентариев.

«Я над этим не задумывался, но как-то так получается, что когда я говорю то, что и другие говорят, то почему-то реагируют, когда именно я говорю. А когда другие говорят, как-то не реагируют. Когда я высказался довольно критически по поводу Русской православной церкви, шуму было необыкновенно много, хотя я не первый высказывался в этом смысле. Когда еще что-то сказал, Дума очень сильно на это реагировала. Не знаю, почему они выбирают меня в качестве объекта для выражения своего недовольства», — отметил журналист.

В декабре в одном из выпусков своей передачи Познер, комментируя закон о запрете на усыновление российских детей американцами, назвал Госдуму «государственной дурой», но тут же извинился и сказал, что оговорился. Тем не менее депутаты всех фракций Госдумы заявили о намерении разработать законопроект, так называемый закон Познера, запрещающий иностранцам, дискредитирующим Россию, работать в государственных СМИ. После принесенных журналистом извинений они отказались от этой идеи.

Сам Познер позже пояснил, что извинился, так как хотел подчеркнуть, что «главное» — это не его оговорка, а то, что из его речи следовало, что он «не согласен с президентом Путиным». Константин Эрнст также сообщил, что после слов о «госдуре» с Познером провели «разъяснительную беседу».