Два инсульта: умер Константин Крылов

Умер писатель и политик-националист Константин Крылов

Прослушать новость
Остановить прослушивание
«Сегодня в 12.00 умер Константин Анатольевич Крылов», — сообщила на своей странице в Facebook его жена Надежда Шалимова. Одному из главных лидеров националистического движения в России, политику, писателю и философу было 52 года.

20 апреля у одного из лидеров националистического движения в России Константина Крылова случился инсульт. На своей странице в Facebook Шалимова регулярно сообщала о состоянии здоровья мужа, которое долгое время оставалось удовлетворительным.

В разговоре с «Газетой.Ru» Надежда Шалимова рассказывает, что Крылов шел на поправку: «У него все было хорошо». Писателя выписали из Боткинской больницы и перевели в реабилитационный центр «Три сестры».

Уже там, 3 мая, с Крыловым случился второй инсульт.

Из реабилитационного центра Крылов был госпитализирован в Пушкинскую районную больницу им. Розанова. С 3 по 12 мая политик находился в реанимации. «Врачи понимали, кто поступил к ним, и сделали все возможное. Он сам дышал, говорил, ел, общался, цитировал выдержки из классиков. Когда уже стабилизировали давление, сегодня ночью его состояние резко ухудшилось. Он впал в кому, его подключили к аппарату ИВЛ», — рассказывает Шалимова.

По ее словам, официальная причина смерти будет известна только 13 мая. Сейчас непонятно, что стало причиной такого резкого ухудшения состояния Крылова. «Когда Константин был в «Трех сестрах» он пошутил и сдал два анализа на коронавирус. Один — как Константин Крылов, второй — как Михаил Харитонов (творческий псевдоним Крылова. — «Газета.Ru»). Сегодня пришел анализ, что у него, как у Харитонова, подтвердился коронавирус. Хотя, когда он выписывался из Боткинской, ему сделали КТ: легкие были чистыми», — говорит Шалимова.

Константин Крылов запомнится современникам как необычайно деятельный человек. Свою жизнь он посвятил писательству, публицистике, академической работе и политике.

Пик политической карьеры Крылова пришелся на протесты 2012 года. Тогда он был избран в координационный совет российской оппозиции от националистов. Этому предшествовало создание в том же году Национал-демократической партии России (НДП).

Как пояснял сам Крылов, организаторы движения, разделяя демократические ценности и стремясь к «восстановлению демократии в России», хотели создать классическую европейскую национально-демократическую партию.

Националисты обещали бороться с коррупцией, отстаивать интересы русских за рубежом, а также настаивать на перераспределении полномочий между федеральным центром и регионами. В программе НДП говорилось и о конституционной реформе, состоящей в ослаблении власти президента и ответственности правительства перед парламентом.

Политической субъектности НДП так и не добилась. Минюст в 2014 году отклонил запрос партии на официальную регистрацию.

Несмотря на статус незарегистрированной партии, НДП имеет отделения в 50 регионах страны.

Говоря о политической жизни Крылова, нельзя не упомянуть о его уголовном деле. Осенью 2011 года политик был обвинен по статье 282 в разжигании межнациональной розни. Поводом стало его выступление на митинге «Хватит кормить Кавказ!» на Болотной площади. Приговор был вынесен в январе 2013 года: Замоскворецкий суд назначил Крылову 120 часов исправительных работ.

В последние годы политическая жизнь Крылова не была сильно насыщенной. В 2016 году он стал одним из членов-основателей «Комитета 25 января». Эта площадка объединила сторонников национально-освободительного движения в Донбассе, в том числе покойного Эдуарда Лимонова, публициста Егора Просвирнина и экс-министра обороны самопровозглашенной ДНР Игоря Стрелкова, который взял на себя роль председателя движения.

Однако проект не взлетел: темы Донбасса оказалось недостаточно, чтобы объединить непримиримых между собой националистов и сталинистов.

Крылова часто называли ведущим идеологом умеренного русского национализма. Он был частым гостем на федеральных телеканалах, но в умеренности в отношении властей его обвинить нельзя. В отличие от ряда других видных националистов,

Крылов неизменно высмеивал все консервативные и националистические системные проекты, оставаясь принципиальным оппозиционером.

«Он мог прожить гораздо дольше, но здоровье у него было ни к черту, о чем он сам часто писал. Финансовое положение его также оставалось достаточно тяжелым. Тем не менее, он никогда не унывал и звериной серьезностью никогда не отличался. Хотя, когда он переходил в своей веселости на абсолютно серьезные программные речи, ему даже не нужно было делать для этого какие-то оговорки. Потому что человек был гениальный риторически, очень харизматичный и очень искренний», — рассказывает «Газете.Ru» автор телеграм-канала «Февральский снег» и соратник Крылова Марк Братчиков-Погребисский.

Крылов отстаивал свои взгляды и в деятельности, напрямую с политикой не связанной. Он был главным редактором газет «Спецназ России» и «Русский марш» (а также какое-то время принимал участие в организации одноименных политических акций). Под его началом издавался академический журнал «Вопросы национализма». За свою жизнь он успел выпустить несколько авторских книг, в том числе исследований «Поведение» и «Особенности национального поведения», публицистических сборников «Нет времени» и «Прогнать чертей».

Последняя его работа — вторая часть, как он сам ее называл «нечеловеческой комедии», «Золотой ключ, или Похождения Буратины» — была издана в 2020 году. С этой работой связаны его последние контакты с публикой. В декабре 2019 года автор «Газеты.Ru» видел Крылова на книжной ярмарке non-fiction, где писатель с довольным лицом рассказывал читателям о втором томе своего последнего романа, много шутил и раздавал автографы.

Надежда Шалимова рассказала «Газете.Ru», что после похорон совместно с читателями будет принято решение о наследии Константина Крылова. Писатель уже начал и продолжал работу над третьим томом «Буратины», оставался неопубликованным ряд его личных философских работ. «Если издатели и читатели захотят, чтобы все это было издано, я буду всячески этому содействовать. Делать все, чтобы его труды не были забыты, не были напрасно написаны», — сказала Шалимова.