Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Санкционные войны: чем ответить Америке

Трамп подписал закон о санкциях против России

, , ,

Президент США Дональд Трамп подписал предложенный конгрессом закон о санкциях против Ирана, России и Северной Кореи. С учетом подавляющей поддержки закона в обеих палатах парламента и негативного информационного фона другого варианта у него не было. Остается открытым вопрос: какие ответные шаги может предпринять Россия?

Американский президент Дональд Трамп подписал предложенный конгрессом США закон о санкциях, направленный в том числе и против России. США объявляют настоящую экономическую войну если не всей России, то значительной части ее элиты.

Реклама

В качестве знака, что бой Москва принимает, было сокращено число сотрудников американской дипмиссии в РФ и изъята из их пользования дача в Серебряном Бору. Но это лишь демонстративный жест. «Газета.Ru» не без труда уговорила нескольких экспертов пофантазировать и составила список по-настоящему действенных контрмер, которые есть в арсенале Москвы. Впрочем, многие из этих ответных шагов связаны с серьезными рисками, которые Кремлю стоит хорошо обдумать.

Ракеты

Одним из самых значительных ответов на санкционное давление США может стать провокация гонки вооружений путем строительства баллистических ракет средней и малой дальности, формально не подпадающих под российско-американские договоры по ограничению вооружений. Это вызывает немало беспокойства в Вашингтоне, так как эти ракеты являются серьезным сдерживающим фактором для развития военной доктрины США. Вашингтон на этом основании активно обвиняет Россию в нарушении Договора о ракетах средней и малой дальности (РСМД), являющегося краеугольным камнем системы международной безопасности.

США считают, что Россия испытывает крылатую ракету на базе комплекса «Искандер» с дальностью стрельбы более 500 км. Россия, в свою очередь, обвиняет США в том, что установки ПРО в Румынии и Польше могут использоваться для размещения помимо ракет-перехватчиков и наступательных ракет «Томагавк».

Член Совбеза Сергей Иванов, например, не раз заявлял о необходимости выхода из договора, называя его «реликтом «холодной войны». Он отмечал, что Россия должна обладать подобными ракетами, так как они есть на вооружении у третьих стран.

Правда, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов считает, что расшатывание режима РСМД постройкой таких ракет создаст гораздо больше проблем для самой России. Прежде всего, эти ракеты технически не могут достичь США. Ракеты средней и малой дальности смогут пригодиться лишь для нанесения удара по американским союзникам в Европе и Азии, где и так сейчас сдерживают многие американские санкционные инициативы.

В США же выход из договора РСМД вряд ли воспримут с огорчением. Группа лоббистов в конгрессе давно подталкивает к этому администрацию Дональда Трампа, чтобы спровоцировать новую гонку вооружений с Москвой, которую та не потянет.

Уран

Более действенными мерами может стать прекращение поставок в США российского урана, обеспечивающего до 20% потребностей американских АЭС. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что в этом случае в США действительно образуется дефицит топлива, но от этого пострадают и российские обогатительные комбинаты.

По мнению главного редактора отраслевой газеты «Страна «Росатом» Юлии Гилевой, Москва вряд ли пойдет на такой шаг: «Росатом» всегда стремится оставаться вне политики. Это видно по строительству АЭС «Аккую» в Турции и «Бушер» в Иране, например. В случае с США сотрудничество по контракту ВОУ-НОУ (поставки высокобогащенного урана из ракет для американских АЭС. — «Газета.Ru») не останавливалось ни разу за 20 лет [действия соглашения]».

Ближний Восток

Одним из возможных направлений, на котором Россия может принять политические контрмеры, является Ближний Восток как сфера перекрестных интересов Москвы и Вашингтона. Несмотря на то что на полях недавнего саммита G20 президенты РФ и США смогли достичь первого по-настоящему значимого шага — перемирия на юге Сирии, Россия может сменить позицию в конфликте с умеренно-переговорной на принципиальную, заключающуюся в безоговорочной поддержке единственного легитимного правительства в Дамаске и непризнании никаких других сторон конфликта, в том числе поддерживаемых Америкой.

Однако дестабилизация региона, по мнению опрошенных экспертов, станет «актом самосожжения». Советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина считает, что если кто и пойдет на разрыв сотрудничества на ближневосточном направлении, то это будут скорее американцы, которые и так допускают безответственные шаги вроде ракетного обстрела авиабазы Шайрат.

«Прекратить всякое сотрудничество — это было бы из серии «назло бабушке отморозить себе уши», — прокомментировала «Газете.Ru» эксперт..

По мнению члена научного совета Московского центра Карнеги Алексея Малашенко, любые попытки как-то надавить на Вашингтон через раскачивание ситуации на Ближнем Востоке обернутся непропорционально большим ущербом для самой Москвы. Будь то разрыв всех совместных соглашений или принятие курса на общую дестабилизацию региона через конфликтные узлы вроде Палестинской проблемы.

«Если мы встанем во главе интифады, как вы говорите, кому мы навредим? Себе только», — говорит Малашенко. Эксперт обращает внимание, что американский закон об ужесточении санкций направлен в первую очередь на самих американцев — Россия, как и Северная Корея и Иран, просто стала разменной монетой во внутренней игре. И какими бы ни стали ответные меры, они, скорее всего, будут так же идеологически заряжены.

«Для Кремля эти санкции даже выгодны. Потому что Путин продолжит формировать и укреплять повестку о «плохих» американцах», — считает Малашенко. По мнению собеседника «Газеты.Ru», единственная позитивная возможность сгладить углы — это грамотно разыграть «европейскую карту». «И действовать через государства, которые заинтересованы в сотрудничестве с Россией: Германию и, например, Италию», — продолжает Малашенко.

Титан

В своем интервью «России 1» президент Владимир Путин отдельно упомянул взаимодействие РФ с США в области авиастроения. Можно предположить, что подразумевал он в первую очередь наши поставки необходимого для строительства современных самолетов титана. Корпорация «ВСМПО-Ависма» согласно информации на ее сайте обеспечивает до 35% потребности Boeing, производящего не только гражданские, но и военные самолеты. Российский титан используется в двигателях Pratt & Whitney, GE Aviation, компрессорах Honeywell. Разрыв этих производственных связей теоретически может стать самым сильным ударом по экономике США, ущерб мировой гражданской авиации будет колоссальным.

Но и отечественная корпорация понесет таким образом невосполнимые потери — нигде больше в мире сопоставимого рынка для титана найти невозможно.

Космос

Другой момент, о котором упоминал президент России в интервью, это совместное освоение космоса. Прекращение доставки американских астронавтов на МКС, свертывание научного сотрудничества в этой области можно вынести за скобки — это будет удар не столько по США, сколько по интересам всего человечества в целом. Другой момент, который часто упоминается в последнее время в связи с законом о санкциях, это поставки российских двигателей РД-180, используемых в первых ступенях ракет-носителей Atlas. Их отсутствие, конечно, спутает карты США в освоении космоса, но не сильно.

Прекращение поставок двигателей лишь даст дополнительный толчок «импортозамещению» в этой сфере, конгресс выделит дополнительное финансирование и уже находящийся на стадии поздней стадии тестирования американский аналог BE-4 быстро заменит РД-180.

Союзники

Иран и КНДР, которые упоминаются вместе с Россией в тексте санкционного закона США, гораздо ближе к «горячей» стадии конфликта с руководством Трампа, чем официальная Москва. Иранское общество жило в ожидании войны с Израилем и Америкой много лет, пока Тегеран отстаивал свою ядерную программу. Северокорейское общество готово к атомной войне с «американским капитализмом» еще дольше — Пхеньян обещает это десятилетиями.

Российское руководство может воспользоваться этой ситуацией, для того чтобы обострить отношения Вашингтона с Тегераном и Пхеньяном и втянуть первого в международный конфликт, который будет годами вытягивать американские ресурсы.

КНДР в этом контексте — наиболее перспективный вариант. Пхеньян с его бурно развивающейся военной ядерной программой — главный военный раздражитель для США. Военный конфликт между двумя державами (если северокорейские баллистические ракеты перестанут падать в океан и теоретически смогут достичь американской территории) может привести к непредсказуемым последствиям. Кроме того, покровителем КНДР в регионе является Китай. Главный риск для России заключается в том, что территория КНДР расположена близко от восточных отечественных границ.

Во время своей первой зарубежной поездки Дональд Трамп, выступая перед лидерами арабских государств в Эр-Рияде, четко дал понять, какую страну считает главным врагом в регионе. Попытку Барака Обамы смягчить отношения США с Ираном с приходом новой администрации, очевидно, можно считать провалившейся. Что в новых условиях открывает новые перспективы сближения Москвы и Тегерана, в первую очередь в сфере военно-технического сотрудничества.

Причем вооружить Иран С-400 или Су-27 возможно, даже не нарушая международных договоренностей.

«Мы можем просто продать оружие в Сирию — она же не под санкциями. А та взамен может передать эту технику в лизинг своему союзнику. Возникнут определенные сложности с обучением персонала, но и их, уверен, можно будет обойти, отправив в отпуск инструкторов куда-нибудь в Латакию», — предложил в разговоре с «Газетой.Ru» вариант один из экспертов в области ВТС.

Болевые точки

Есть и другие страны и регионы в мире, где Россия может открыто начать играть против интересов США. Дышащий на ладан режим Николаса Мадуро в Венесуэле может внезапно получить серьезную экономическую поддержку. Куба Рауля Кастро, примирительный курс Барака Обамы навстречу которой опять же был остановлен новой администрацией, также вновь, как в былые времена, может начать сближение с Москвой как в экономической, так и в военной сфере.

У России есть также вариант забыть о своей нынешней позиции не оказывать материальную поддержку никаким политическим силам, кроме официальных властей иностранных держав. Примерно с весны этого года в американских СМИ начали появляться сообщения, что Россия, возможно, снабжает оружием афганское движение «Талибан», воюющее с центральным правительством в Кабуле и контролирующее сейчас примерно половину территории страны. Об этом, в частности, говорил министр обороны США Джеймс Мэттис. Еще в 2015 году спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов признавал, что запрещенные в РФ талибы могут получить статус признанной политической силы, поскольку те воюют и против запрещенного в России ИГ.

Россия официально поддерживает связи с рядом палестинских организаций, которые в Израиле считаются радикальными. Среди них — движение ХАМАС.

Один из экспертов, указавший на эти «болевые точки» США, отметил, что Россия может идти по такому пути, но чем дольше она будет продолжать это делать, тем меньше она получит в финале. «Представьте себе, что конечная сделка — это такой торт, — предложил аллегорию собеседник «Газеты.Ru». — В 2013 году нам предлагали от него 40%, а мы на правах великой державы требовали 50%. Через два года санкций мы будем согласны на 20%, а получим пять».

Героический образ

При правильном изменении позиционирования оказавшаяся с введением санкций в тяжелом положении Россия может стать олицетворением популярной по всему миру идеи борьбы с глобализацией и диктатом мировых корпораций. Евроскептики в Западной Европе, антиглобалисты Северной Америки, боливаристы Америки Южной смогут в идейном плане ассоциировать себя с несломленной Россией как со страной, наиболее пострадавшей от западного империализма. Принт с образом Владимира Путина сравнится по популярности с каноническим принтом Че Гевары. Такая мировая разветвленная сеть искренне сочувствующих может стать серьезным раздражителем для Вашингтона.

Впрочем, экономике России от этого легче не будет. А сотрудничество с радикальными организациями, как показал опыт тех же США в Афганистане, далеко не самая безопасная тактика. Российские власти это, кажется, понимают до сих пор.

Европа

Еще одним связанным с кардинальным изменением позиционирования (и самым радикальным среди опрошенных «Газетой.Ru» экспертов) предложением стало резкое сближение с Европой. Предложение европейскому капиталу таких условий для инвестирования в различные не подпадающие под американские санкции отрасли экономики России, от которого было бы крайне тяжело отказаться.

Разумеется, это было бы связанно с частичной приватизацией некоторых госкомпаний и предоставлением гарантий безопасности капитала. Но дало бы стимул для развития экономик ЕС и России, сделав при этом РФ своеобразной базой снабжения для этого роста.

«Конечно, нет никакой речи о том, чтобы вытянуть Францию, Германию, Италию или Испанию из сферы экономического влияния США, — объясняет свое предложение собеседник «Газеты.Ru». — Но таким образом на фоне растущих протекционистских тенденций на Западе мы бы выступали ярким примером свободного рынка и развития и заставили бы союзников Вашингтона, менее склонных к конфронтации, все больше проявлять недовольство его курсом». Впрочем, связанный с экономическими экспертными кругами эксперт признает, что выполнить такой маневр без потери доли суверенитета будет крайне сложно.