Похоронная дипломатия снова в действии

Дмитрий Медведев простился с экс-канцлером Германии Гельмутом Колем

__is_photorep_included10724603: 1
Мир прощается с экс-канцлером Германии Гельмутом Колем, на период правления которого пришлось объединение ФРГ и ГДР. На церемонию, которая проходит в Страсбурге, приехали политики из разных стран мира, в том числе премьер-министр России Дмитрий Медведев, который прибыл в Страсбург на одном самолете с экс-первой леди страны Наиной Ельциной. О том, как уход из жизни влиятельных фигур помогает восстановить дипломатические связи, — в материале «Газеты.Ru».

Церемония прощания с канцлером Германии Гельмутом Колем, во время правления которого объединилась Германия, проходит 1 июля в Страсбурге, и это имеет символическое значение. Именно в этом французском городе проводит свои заседания Европейский парламент, именно Коль был одним из главных проводников идеи единой Европы и сделал немало для создания Европейского союза.

После церемонии в Страсбурге гроб с телом политика доставят в Германию. Здесь, в соборе города Шпейера, на родной для канцлера земле Рейнланд-Пфальц, пройдет панихида, а затем уже вечером — захоронение под звуки военного салюта.

На прощание с патриархом германской политики прибыли канцлер ФРГ Ангела Меркель, бывший президент США Билл Клинтон, израильский премьер-министр Бенджамин Нетаньяху, глава европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, президент Франции Эммануэль Макрон, президент Украины Петр Порошенко. Россию на церемонии будет представлять премьер-министр Дмитрий Медведев.

Дмитрий Медведев поднялся в траурную комнату, в которой находится гроб с телом бывшего канцлера, и почтил его память минутой молчания. Российский премьер оставил запись в книге соболезнований. Кроме Медведева во Францию проститься с Колем прибыла экс-первая леди России Наина Ельцина.

Любые похороны — это траурное событие, но прощание с политическими и государственными деятелями — это еще и возможность для гостей церемонии провести друг с другом неформальные беседы, а также наладить политические контакты.

Возможно, они станут поводом для президента Порошенко в очередной раз обменяться мнениями с европейскими политиками, а для Дмитрия Медведева — сверить часы с теми, кого он хорошо знал во времена своего президентства.

Подобные встречи и разговоры иногда могут помочь наладить отношения враждующим государствам или помирить врагов.

Саммит у гроба

В политике подобные «саммиты» называют «похоронной дипломатией», пишет британский профессор-историк Дэвид Данн, автор книги «Дипломатия высочайшего уровня. Эволюция международных саммитов». Как пишет автор, переговоры во время похоронных церемоний дают возможность «сформировать контакты» с новыми людьми в руководстве той или иной страны.

В качестве примера автор приводит и самого Гельмута Коля, который, посещая похороны советских лидеров Леонида Брежнева, Юрия Андропова и Константина Черненко, использовал их как возможность наладить «плодотворные контакты» с лидером ГДР Эриком Хоннекером. Эти переговоры стали почвой для нормализации отношений между двумя Германиями.

Церемония похорон Юрия Андропова была использована и в британской дипломатии для установления необходимых политических контактов. Как вспоминал тогдашний глава МИД Великобритании Джеффри Хау, он и премьер Маргарет Тэтчер встретились тогда с различными политиками — «двухсторонние встречи в то время организовать было трудно». Среди политиков, с которыми встретились британцы, были испанский премьер-министр Филипп Гонсалес и пакистанский генерал-диктатор Мухаммед Зия-уль-Хак.

Автор книги отмечает, что неформальным контактам способствовал тот факт, что похоронные церемонии стали более светскими: «Секуляризация позволила снять табу для дипломатов на проведение деловых встреч на подобных мероприятиях».

Церемония прощания с последним советским лидером брежневской эпохи Константином Черненко дала возможность главе делегации, тогдашнему вице-президенту США Джорджу Бушу-старшему в неформальной обстановке пообщаться с его преемником Михаилом Горбачевым.

Переводчиком на той знаменитой встрече был будущий посол США в России Джон Байерли. Разговор двух политиков продолжался целый час, и за это время оба сумели обсудить вопросы советско-американских отношений.

Для самого Горбачева участие в похоронах лидера Коммунистической партии Италии Энрико Берлингуэра в 1984 году стало возможностью познакомиться со многими итальянскими руководителями, которые пришли почтить память популярного в Италии политического деятеля.

Как писал в своей книге «Михаил Горбачев — Борис Ельцин» консультант ЦК КПСС Федор Бурлацкий, именно на этих похоронах Горбачев произнес, прощаясь с Берлингуэром: «Дорогой Энрико, мы никогда не забудем твоих советов о необходимости демократизации нашей страны». Эти слова были с вниманием восприняты в мире и прочитаны как факт подготовки реформ в СССР.

Стоит отметить, что первоначально на эту церемонию в ЦК КПСС хотели послать другого человека — Бориса Пономарева, осуществлявшего контакты с мировым коммунистическим движением. Однако итальянская сторона настояла на Горбачеве, который лично знал Берлингуэра.

You die, I fly

Американская сторона часто использует церемонию государственных похорон для неформальных саммитов. Обычно американскую делегацию возглавляет вице-президент, второе лицо в США, и для некоторых лидеров из стран третьего мира это единственная возможность поговорить с влиятельным мировым политиком.

В этой связи в США часто используется шутливое выражение «You die, I fly» (Ты умрешь, я прилечу), что во многом отражает политическую реальность.

Однако бывают и исключения: несмотря на установление дипломатических отношений Кубы и США, на похороны бывшего лидера Кубы Фиделя Кастро вице-президент США Джо Байден не приехал. На церемонии прощания с лидером кубинской революции присутствовали заместитель советника президента Барака Обамы по национальной безопасности Бен Родс и глава американского диппредставительства на Кубе Джефф Дилорентис.

Прощание с государственным деятелем другой страны — это часто возможность наладить межгосударственные отношения. Так произошло в августе 1971 года, когда из жизни ушел японский политик и государственный деятель Кензо Матсумура, который был активным сторонником налаживания отношений между Китаем и Японией. Воспользовавшись этой печальной возможностью, китайский премьер Чжоу Эньлай отправил на похороны неофициальную, но влиятельную делегацию китайских деятелей, которая использовала поездку для улучшения непростых японо-китайских отношений.

Правда, бывали и случаи, когда участие в траурных церемониях лидеров враждующих стран становилось поводом для скандала. В апреле 2005 года предметом обсуждения в мировой печати стало рукопожатие, которым обменялись президент Израиля Моше Кацав и президент Ирана Мухаммад Хатами.

Инцидент произошел на похоронах папы Римского Иоанна Павла Второго в Ватикане, когда Хатами и Кацав оказались вместе на церемонии за одним столом. Соседом израильского и иранского политиков был и президент Сирии Башар Асад.

Разговор между представителями враждебных друг другу Израилем и Ираном происходил на фарси. Кацав немного владеет этим языком, так как родился в Иране. Рукопожатие Кацава с Хатами вызвало негодование среди политической элиты Израиля. «Иран открыто провозглашает, что он хочет ликвидировать Израиль. Как бы мы отреагировали, если бы руку Хатами пожал президент США?» — заявил один из высокопоставленных израильских деятелей в интервью изданию Haaretz. Хатами отрицал, что сам факт рукопожатия с врагом имел место, и обвинял во всем «сионистские СМИ».

Как отмечали в то время израильские политические аналитики, рукопожатие Кацава и Хатами не привело к дипломатическому прорыву. Однако случается так, что церемония похорон приводит к примирению между бывшими врагами, пускай уже после смерти. Так, похороны президента Бориса Ельцина в апреле 2007 года посетил его оппонент, бывший вице-президент Александр Руцкой, который в 1993 году фактически возглавил восстание против бывшего патрона. Как рассказывали «Газете.Ru» в окружении Руцкого, к приходу на церемонию прощания его сподвигло примиренческое письмо, которое Ельцин написал ему незадолго до ухода из жизни.