«Трамп может исправить любой косяк Обамы»

Трамп опроверг смягчение санкций против России

Минфин США смягчил санкции против ФСБ, введенные за кибератаки на США якобы со стороны российских спецслужб, хотя в Белом доме считают, что ограничения были не смягчены, а уточнены. «Газета.Ru» разобралась, какие механизмы отмены ограничительных мер против России есть в арсенале Дональда Трампа и насколько юридически эта процедура осуществима.

Министерство финансов США смягчило санкции в отношении Федеральной службы безопасности РФ, об этом говорится на сайте ведомства. Распоряжение американского минфина разрешает совершать сделки и действия с участием ФСБ.

Кроме того, документ предполагает, что ФСБ может запрашивать, получать, приобретать лицензии и разрешения для экспорта и реэкспорта информационных технологий. Вместе с тем подобные действия в отношении товаров и услуг в Крыму остаются под запретом.

Однако официальный представитель Белого дома Шон Спайсер практически сразу поспешил подчеркнуть, что речи об отмене санкций не идет.

«Мы не ослабляем санкции. Насколько я знаю — это традиционная практика минфина», — отметил он.

Дональд Трамп в свою очередь заявил, что «ничего не ослаблял». Вместе с тем ранее действия, которые новым документом минфина стали допустимыми, были вовсе запрещены. И ограничения могли бы и не подвергаться корректировке со стороны американского ведомства даже после смены руководства Белого дома. Однако после оценки введенных ограничений минфин, вероятно, решил «уточнить» и убрать некоторые из них.

Возможности Трампа ослабить санкционный режим против России вызывают нескрываемое беспокойство конгрессменов. В начале 2017 года американские сенаторы предложили законопроект о «всеобъемлющих» санкциях против российских должностных лиц и иностранных компаний. Авторы документа, в числе которых республиканец Джон Маккейн и демократы Бен Кардин и Роберт Менендес, предлагали принять дополнительные санкции в качестве «симметричного ответа» на кибератаки, за которыми, по их утверждениям, стоит Кремль. Однако этот проект завис в сенате.

Что не менее важно — они пытались придать силу закона четырем исполнительным актам президента США Барака Обамы о санкциях против России. В декабре 2014 года такая попытка уже предпринималась, но тогда Белому дому удалось сохранить временный статус введенных санкций.

Если эти акты примут статус закона, то санкции США против России станут постоянно действующими и их отмена потребует не простого президентского указа, а согласования конгресса США и сложной юридической процедуры.

При этом в конце прошлого года, 29 декабря, власти США уже объявили о введении дополнительных санкций под тем же предлогом — кибератаки, источником которых якобы была Россия. Тогда ограничения коснулись некоторых российских компаний, Федеральной службы безопасности и Главного управления Генштаба ВС РФ. Из США также выслали 35 российских дипломатов и сообщили о закрытии двух российских учреждений в штатах Нью-Йорк и Мэриленд.

Первый и второй указы: физические лица

Американские законы закрепляют за президентом право объявить о наличии «необычайной и чрезвычайной угрозы национальной безопасности, иностранной политике или экономике Соединенных Штатов, источник которой полностью или в значительной степени находится вне Соединенных Штатов» и ввести специальными указами ограничительные меры.

Первые санкционные меры в отношении России были приняты за две недели до присоединения Крыма — 4 марта 2014 года американцы заморозили инвестиционное и военное сотрудничество с Россией. Еще с конца февраля того же года Обама уже выступал с заявлениями о «дестабилизирующем факторе» российского участия в конфликте.

В течение марта президент Обама издал три указа, а спустя полгода еще один — так называемые executive orders, которые и заложили основу будущей санкционной политики США в отношении России.

Сначала два президентских акта — №13660 от 6 марта 2014 года и №13661 от 16 марта 2014 года — установили режим чрезвычайного положения в США, а также ввели персональные санкции. Особенностью акта №13661 стало то, что за секретарем казначейства закреплялось право дополнять санкционный список по согласованию с госсекретарем.

Таким образом, администрированием и реализацией этих санкций занялось Агентство по контролю над иностранными активами — OFAC (Office of Foreign Assets Control), являющееся подразделением министерства финансов США, специализирующемся именно на экономических санкциях.

Особенность президентских executive orders заключается в том, что, в отличие от основных политических инициатив в США, президентские исполнительные акты имеют силу закона и не требуют утверждения законодательной ветвью, если они не противоречат конституции.

Гипотетически президент США Дональд Трамп может отменить указы своего предшественника. А отмена президентских актов, в свою очередь, повлечет за собой отмену решений минфина США и санкций в целом.

«Executive orders президент США может издать по любому вопросу. Следующий президент — а это самая большая интрига — росчерком пера может отменить любой подобный указ предыдущего президента. В этом нет никакой проблемы. То есть все косяки, которые наделал Обама, Трамп при желании может отменить. Минфин при этом ничего сделать не сможет», — рассказывает доктор юридических наук (США), профессор ВШЭ Александр Домрин.

По словам эксперта, ситуация с санкциями может усугубиться в случае, если указам о санкциях придадут статус закона, однако и здесь у Трампа останется пространство для маневра: он сможет использовать право вето или просто игнорировать закон. «Эта практика применялась и при Буше, и при Обаме, и при Клинтон. Вы там что-то надумали, а мои юристы говорят, что это антиконституционно», — рассказал эксперт «Газете.Ru».

Еще 22 сентября прошлого года американские конгрессмены внесли на рассмотрение законодательный акт в поддержку Украины, в котором говорится, что санкции с России могут быть сняты лишь после того, как Киев полностью восстановит суверенитет над восточными границами.

Законопроект дает президенту США свободу в том, что касается возможности ввода «дополнительных санкций» в связи с Крымом. Правда, документ завис в сенате, но даже если он и будет принят, у Трампа будет возможность обойти часть положений закона по соображениям «национальной безопасности».

Все акты, связанные с санкциями, принимались на год. Однако перед уходом с должности Барак Обама продлил действие санкций еще на год. В указе президента сказано, что действия России на Украине продолжают представлять «необычайную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности и зарубежной политике США».

16 марта 2014 года стало отправной точкой для нескончаемой вереницы новых и дополненных санкционных списков.

Тот же указ №13661 впервые заблокировал активы и установил запрет въезда на территорию США лиц, «ответственных или участвовавших прямо или косвенно в действиях, подрывающих демократический строй на Украине, действиях, угрожающих миру, безопасности, стабильности, суверенитету и территориальной целостности Украины».

В первый список попали 11 российских граждан — кроме прочих, это были спикер Совфеда Валентина Матвиенко, вице-премьер Дмитрий Рогозин, помощник президента РФ Владислав Сурков, советник главы государства Сергей Глазьев, депутаты Госдумы Елена Мизулина и Леонид Слуцкий, сенатор Андрей Клишас. Также США ввели санкции против премьера Крыма Сергея Аксенова и председателя парламента Крыма Владимира Константинова.

На апрель — май 2014 года пришелся период наиболее активных боев на востоке Украины. Организаторы санкций еще раз обвинили Россию в действиях, направленных на подрыв территориальной целостности Украины, особенно акцентируя внимание на поставке оружия ополченцам.

11 апреля США включили в санкционный список еще нескольких человек, в том числе экс-главу крымского управления Службы безопасности Украины Петра Зиму и российского сенатора от Крыма Сергея Цекова.

28 апреля 2014 года власти США расширили санкционный список еще 7 российскими гражданами и 17 компаниями.

Санкции затронули вице-премьера РФ Дмитрия Козака, главу «Роснефти» Игоря Сечина, первого замглавы администрации Кремля Вячеслава Володина. В список также вошли полпред президента в КФО Олег Белавенцев, глава ФСО Евгений Муров, глава «Ростеха» Сергей Чемезов и глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

16 июля Вашингтон синхронизировал свой санкционный список с европейским. На следующий день, 17 июля, над Украиной был сбит Boeing 777. По мнению руководства ряда государств, это сделали повстанцы, поддерживаемые Россией. Катастрофа запустила новый виток санкций в отношении России несмотря на то, что причастность Москвы к инциденту не доказана до сих пор.

11 марта 2015 года в список попали еще 14 человек. Среди них российский общественный деятель, лидер Международного евразийского движения Александр Дугин, экс-министр здравоохранения Украины Раиса Богатырева, украинский бизнесмен и политик Сергей Арбузов, и.о. начальника Федеральной миграционной службы России в Севастополе Олег Козюра. Кроме того, под санкции попали представители ополчения: замминистра иностранных дел ДНР Екатерина Губарева, глава Центризбиркома ДНР Роман Лягин, бывший министр безопасности ДНР Александр Ходаковский.

30 июля того же года список индивидуальных лиц пополнился 11 новыми именами. В него были включены, кроме прочих, Роман Ротенберг, а также граждане Украины Сергей Курченко, сын бывшего президента Украины Виктора Януковича Александр, один из бывших лидеров Партии регионов Андрей Клюев, экс-министр энергетики и угольной промышленности Украины Эдуард Ставицкий.

22 декабря минфин США опубликовал еще один санкционный список из 34 физических лиц и организаций из России и Украины, которые, по версии ведомства, оказывали содействие России в части вмешательства в дела Украины, — в основном это были командиры и члены правительств самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, а также бывшие украинские чиновники.

1 сентября 2016 года года американское правительство расширило санкционный список еще на 17 человек, среди которых оказались новые крымские чиновники и силовики, а также члены правительств ДНР и ЛНР. 15 ноября того же года США ввели санкции по Украине против шестерых депутатов Госдумы от Крыма.

20 декабря перечень пополнили семь частных лиц, в их числе ресторатор Евгений Пригожин и шесть топ-менеджеров банка «Россия», АБР-Менеджмент и Собинбанка (входят в группу банка «Россия»). Кроме того, в список попали восемь организаций и два танкера — «Маршал Жуков» и «Сталинград».

Третий и четвертый указы: бизнесмены и компании, связанные с Крымом

Третий указ Обама издал 20 марта 2014 года, когда судьба Крыма уже была решена. Акт №13662 позволил США вводить санкции не только против политиков, но и бизнесменов и компаний. OFAC (подразделение минфина США) издало несколько директив, объясняющих, какие именно финансовые операции запрещено вести с лицами, попавшими под секторальные санкции.

Тогда же черный список пополнился еще 19 людьми. В этот раз минфин США стал бить по близким к президенту России бизнесменам, в том числе по Юрию Ковальчуку, Аркадию и Борису Ротенбергам и Геннадию Тимченко.

Также санкции были введены против ОАО АБ «Россия», который в документе проходил как «личный банк высокопоставленных должностных лиц РФ». «Россия» стала первой компанией, в отношении которой США ввели санкции.

11 апреля Вашингтон ввел санкции против крымской компании «Черноморнефтегаз» и семи представителей руководства Крыма.

16 июля 2014 года США впервые ввели масштабные санкции в отношении ключевых секторов российской экономики. В черный список попали оборонные и сырьевые компании: концерн «Алмаз-Антей», Уралвагонзавод, НПО машиностроения и структуры «Ростеха» (концерны «Калашников», «Созвездие», «Радиоэлектронные технологии», «Базальт» и Конструкторское бюро приборостроения).

Также под санкциями оказались «Роснефть», крупнейший в России независимый производитель газа НОВАТЭК, нефтяной терминал Феодосии, Внешэкономбанк и Газпромбанк. Однако санкции в отношении российских банков предполагали не полную заморозку активов, а запрет получать американские кредиты более чем на 90 дней.

29 июля минфин США объявил о введении санкций против Банка Москвы, ВТБ и Россельхозбанка, а также Объединенной судостроительной корпорации РФ.

12 сентября того же года США ввели дополнительные санкции против предприятий оборонно-промышленного комплекса, а также ограничили доступ к рынку капитала для шести банков РФ: Сбербанка, ВТБ, Банка Москвы, Газпромбанка, Россельхозбанка и Внешэкономбанка. Также США ограничили сотрудничество с углеводородными концернами: «Газпромнефтью», «ЛУКойлом», «Роснефтью», «Газпромом», «Сургутнефтегазом», «Транснефтью» и «Ростехом». Американским компаниям запретили поставлять им товары и технологии, необходимые для освоения месторождений нефти на глубоководных участках и арктическом шельфе, а также в сланцевых пластах.

18 декабря Обама подписал принятый конгрессом Акт в поддержку Украины, позволяющий президенту принимать решения о дополнительных ограничительных мерах в отношении России, а также оказывать военную помощь Украине.

На следующий день, 19 декабря, Обама издал четвертый и последний «санкционный» указ — №13685, касающийся ситуации на Украине. Был установлен запрет на американские инвестиции в Крымский регион, импорт и экспорт товаров, услуг, технологий между США и Крымом. Действие указа распространялось в том числе на банки.

С этого же дня США ввели санкции против 24 граждан России и Украины, а также ряда компаний. Среди оказавшихся под санкциями — фонд Marshall Capital Partners Константина Малофеева. 26 декабря из-за санкций США две международные платежные системы — Visa и MasterCard — приостановили обслуживание карт российских банков, работающих на территории Крыма.

11 марта 2015 года власти США ввели санкции в отношении частных лиц и организаций, причастных, по их мнению, к кризису на Украине. В список минфина США вошел Российский национальный коммерческий банк (РНКБ), Евразийский союз молодежи, а также 14 граждан РФ и Украины.

30 июля того же года список увеличился на 11 физических и 15 юрлиц, среди которых «дочки» ВЭБа и «Роснефти». Санкции вступили в силу с 10 августа.

22 декабря в список секторальных санкций были добавлены «дочки» и НПФ Сбербанка и ВТБ, а также Новикомбанк, девелоперская компания «ГАЛС-Девелопмент» и сервис онлайн-платежей «Яндекс.Деньги».

1 сентября 2016 года в черный список, помимо прочего, вошел целый ряд дочерних компаний ПАО «Газпром», включая крупнейший российский медиахолдинг «Газпром-медиа», владеющий, в частности, телеканалами НТВ, ТНТ, «Матч ТВ», «2x2».

6 сентября Вашингтон расширил санкционный список еще на 11 компаний

5 июля 2016 года США впервые отменили часть своих экономических санкций. Крупнейшая в мире платформа онлайн-обучения Coursera получила разрешение вести деятельность на территории Крыма и Севастополя.

20 января, после инаугурации Дональда Трампа, Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей, который был на вашингтонской церемонии, сообщил «Газете.Ru», что в США сегодня обсуждаются идеи, которые могут если не снять проблему антироссийского санкционного режима, то по меньшей мере сделать ее менее острой.

«Здесь есть две стороны. Есть санкции, которые прописаны в законах. И есть санкции, которые в головах, — заявил Титов. — Второй вариант является главным сдерживающим фактором». По словам собеседника «Газеты.Ru», многие американские предприниматели знают, где кончаются границы санкционного режима, но не хотят брать на себя политические риски и взаимодействовать с Россией даже там, где это не запрещено.

«Трампу может быть сложно снять санкционный режим быстрыми темпами и в одночасье. Но он может дать сигнал американскому бизнесу. Мол, санкции санкциями, но развивать деловые связи нужно. Такой сигнал мог бы очень помочь», — добавил Титов.