Взять Женеву после Алеппо

Чуркин и Пауэр обменялись обвинениями на Совбезе ООН

Abdalrhman Ismail/Reuters
Постпред России при ООН Виталий Чуркин и его американская коллега Саманта Пауэр обменялись жесткими заявлениями на заседании Совбеза. Речь зашла о штурме Алеппо и роли России в авиаударах по гражданским в Сирии. Ранее Чуркин заявил об окончательном взятии этого города войсками, лояльными Дамаску. Москва торопится начать новый раунд мирного сирийского процесса в Женеве, чувствуя укрепившиеся позиции после взятия Алеппо.

Заседание Совета Безопасности ООН 14 декабря закончилось словесной перепалкой между российским постпредом Виталием Чуркиным и его американской коллегой Самантой Пауэр. Пауэр обвинила Россию и сирийские правительственные войска в «варварских акциях» в отношении гражданских лиц.

«Ваши бомбы, минометы и удары с воздуха помогли правительственным силам окружить десятки тысяч людей в Алеппо. Вы будете оправдываться или врать?» — говорила она. В ответ на это Чуркин напомнил, что в настоящий момент ни у одной из сторон нет никакой подтвержденной информации о зверствах в отношении жителей сирийского Алеппо, которые якобы творят правительственные войска.

«Вы выступаете как мать Тереза. Пожалуйста, вспомните послужной список вашей собственной страны и подумайте, имеете ли вы моральное право после этого так рассуждать», — ответил российский дипломат.

Москва ищет эффект

Накануне Чуркин в том же Нью-Йорке громко объявил о крупной победе войск, лояльных президенту Сирии Башару Асаду. «Самая последняя информация, которую мы получили в течение последнего часа, состоит в том, что военные действия в Восточном Алеппо прекращены. Сирийское правительство восстановило контроль над Восточным Алеппо», — сказал он.

В этой связи дипломат напомнил слова спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры, который говорил о возможности возобновить межсирийские переговоры после того, как правительство будет полностью контролировать Алеппо.

«Надеюсь, что он (де Мистура. — «Газета.Ru») будет действовать согласно этому заявлению и вновь соберет переговоры», — добавил Чуркин.

«Это хорошая возможность, чтобы работать над общим режимом прекращения огня и подлинными переговорами. Эти две вещи должны идти рука об руку», — сказал журналистам российский дипломат по окончании экстренного заседания Совбеза ООН.

Стремление российских дипломатов ускорить новый раунд международных переговоров по Сирии, которые проходят в Женеве, объяснимо. Взятие Алеппо под контроль правительственными войсками становится мощным импульсом к возобновлению дипломатического процесса, причем Москва надеется на этот раз установить здесь свои правила.

Двусторонние контакты между Москвой и Вашингтоном по Сирии результата не принесли. 14 декабря глава российского МИДа Сергей Лавров назвал переговоры с США по урегулированию сирийского кризиса «бесплодными посиделками».

«Контакты сохраняются, но каждый раз, когда мы о чем-то договариваемся, американцы отруливают в сторону от уже достигнутых договоренностей. Так было в сентябре, так было в начале декабря», — сказал российский дипломат.

Российско-американские договоренности о прекращении огня в Сирии, заключенные в Женеве 10 сентября, продержались считаные дни. Повстанцы и сирийские военные объявили о возобновлении боевых действий уже 19 сентября, а спустя пару дней сирийская армия пошла в очередное наступление на Алеппо.

В начале месяца, 2 декабря, США вновь согласовали с Россией предложения по урегулированию ситуации в Сирии, однако уже 6 декабря Вашингтон отозвал их.

«Мы получили от США сообщение, что они не смогут встретиться для консультаций по Алеппо, потому что они передумали. Свой документ отзывают», — сказал тогда Лавров на пресс-конференции.

Тогда российский МИД оценил действия американских коллег как попытку «купить время», чтобы боевики «перевели дух и пополнили свои запасы». В этом контексте женевский процесс выглядит для Москвы еще одной дипломатической площадкой, которая может быть эффективнее.

Чистка оппозиции

«Видно, что шансов на окончание войны в Сирии в ближайшее время нет. Возможно, новые женевские переговоры станут попыткой найти какие-то новые подходы», — рассказал «Газете.Ru» эксперт Центра Карнеги в Москве Алексей Малашенко.

«Для закрепления на нынешних твердых позициях необходимо возобновлять переговоры с теми из оппозиционеров, кто способен рационально и без истерик участвовать в этом процессе, — считает Елена Супонина, научный советник директора Российского института стратегических исследований. — Это неизбежно, Россия это понимает. Другое дело, есть ли готовность с той стороны к этому процессу. Пока готовность вялая, хотя первые признаки уже есть».

«Баланс сил в Сирии только начал меняться, коренного перелома в настоящий момент нет», — считает Владимир Евсеев, заместитель директора Института стран СНГ, ранее принимавший участие в сирийских переговорах в Москве.

По его мнению, перелом наступит только после освобождения северо-запада Сирии, начало которого положено в Алеппо. На это уйдет еще несколько месяцев активных боевых действий. Поэтому повестка межсирийских переговоров в Женеве на данный момент вряд ли будет отличаться от всех предыдущих этапов, которые не привели к значительному прогрессу в вопросе урегулирования ситуации в стране, считает Евсеев.

Между тем этот период неопределенности также пока играет на руку Дамаску.

«В таких условиях у оппозиции есть только одна возможность — пойти на некий компромисс с властью. Иначе скоро их уже не нужно будет вовсе приглашать за стол переговоров», — считает Владимир Евсеев.

Состав участников переговорной группы от сирийской оппозиции вызывает больше вопросов, чем хоть какой-то определенности. С одной стороны, успехи в Алеппо, а с другой — поражение в Пальмире запутывают и без того туманную повестку будущих переговоров.

Не все представители оппозиции смогут сесть за этот самый стол переговоров в изменившихся условиях. Часть делегации, которую Запад называет представителями «умеренной оппозиции», России, вероятно, удастся вытеснить. Однако детально рассуждать об этом не берется ни один опрошенный «Газетой.Ru» эксперт.

Подготовить Асада

Другая сторона вопроса — готовность самого Дамаска к новому раунду переговоров. Виталий Чуркин утверждает, что эта готовность есть.

Но еще несколько недель назад президент Сирии Башар Асад настаивал только на военном решении конфликта — несмотря на заявления и Москвы, и Вашингтона, что военным методом сирийский кризис решить нельзя.

Готов ли сам Асад на волне военных успехов участвовать в дипломатическом процессе? Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают: даже если сирийский лидер будет против, ему придется сесть за стол переговоров.

Правительство Сирии сейчас находится в куда более выигрышном положении, чем во время прежних раундов переговоров. Владимир Евсеев считает, что США уже отказались от требования отставки Асада, поэтому созданы все предпосылки для того, чтобы его переговорщикам было комфортно в Женеве.

«Но если Асад думает, что Россия будет принимать все его поступки и шаги, то он ошибается», — считает Алексей Малашенко.

Важной стороной предстоящего переговорного процесса станут США, ведь у них сохраняются свои интересы на Ближнем Востоке, однако степень их вовлеченности и активности до инаугурации избранного президента Дональда Трампа остается под вопросом.

«Победа на американских президентских выборах Трампа дает шанс на взаимопонимание между Москвой и Вашингтоном, однако большого оптимизма испытывать не стоит», — считает Елена Супонина.

По мнению эксперта, во взглядах двух стран относительно Сирии сохраняются большие разногласия, а учитывая противоречивость позиции Трампа, на него будут влиять разные советники, у которых будут другие мнения по поводу сирийского конфликта.

«Чтобы договориться со следующей администрацией, надо будет приложить много усилий», — подчеркнула собеседница «Газеты.Ru».

Владимир Евсеев при этом отмечает, что позиция США в настоящий момент на Женеве никак не сказывается, потому что Вашингтон ее так и не обозначил. По мнению аналитика, США и их союзники в лице Франции и Великобритании, возможно, займут пассивную позицию, ожидая некоего компромисса между враждующими сторонами.

«Реальные переговоры с участием США начнутся уже после инаугурации Дональда Трампа, когда мнение нынешнего президента страны Барака Обамы больше никого волновать не будет», — утверждает Евсеев.

По его мнению, новый раунд женевских переговоров будет отличаться также сильным фактором турецкого влияния на Сирию в военной сфере. Турецкие ВС активно развивают военную операцию на севере Сирии, что сильно сказывается в том числе на позиции курдского ополчения.

«Надо понимать, что изменился не только баланс сил, но и внешнеполитический расклад в целом», — считает эксперт.