Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Крымские иски запахли газом

Украина намерена судиться с Россией из-за добычи газа в Крыму

Антон Линник, Дмитрий Кириллов, Владимир Дергачев, Игорь Крючков 23.08.2016, 11:15

Власти Крыма сообщили, что готовы подать иск к Киеву за «20-летие грабежа». Это ответ на украинский иск к России, который касается добычи газа у берегов Крыма и строительства Керченского моста. Истец заявляет, что не давал разрешения на реализацию подобных проектов в своих территориальных водах. Шансы на победу в непростом деле украинские юристы считают высокими, но взыскать компенсацию с России практически нереально.

«Крым вправе подать встречный иск и требовать с Украины возмещение ущерба за грабеж, который осуществлялся на полуострове на протяжении двух десятилетий, — заявил 23 августа вице-премьер правительства Крыма Руслан Бальбек. — Под «шефством» киевских властей проводилось разбазаривание крымских земель, недвижимости, забирались подчистую все собранные налоги, при этом в развитие инфраструктуры и экономики региона ничего не вкладывалось».

Это был ответ на юридические претензии украинской стороны к России. 22 августа глава украинского МИДа Павел Климкин объявил, что в международные судебные инстанции будут поданы иски о нарушениях Россией ее обязательств в рамках Конвенции ООН по морскому праву. Чиновник также уточнил, что заявление уже готово и будет распространено «в ближайшее время». До этих пор ведомство хранит молчание и не раскрывает деталей претензий.

Уже сейчас известно, что Украина обвиняет Россию в нарушении своих прав в акваториях вокруг Черного и Азовского морей, Керченского пролива, где происходила добыча природных ресурсов украинского континентального шельфа.

Все эти территории расположены возле Крыма, который Киев считает «оккупированным».

Это уже не первое судебное разбирательство между странами. По состоянию на начало августа Украина подала четыре межгосударственных иска в Европейский суд по правам человека. Все заявления разделены на две части: одна затрагивает Крым, вторая — Донбасс. Основные претензии касаются событий во время горячей фазы военного конфликта на востоке Украины, а также вывоза донбасских детей-сирот в Россию, который, по уверению истцов, был произведен незаконно.

В каждом из исков в будущем будет предусмотрена конкретная сумма компенсации, говорит первый заместитель министра юстиции Украины Наталья Севостьянова.

«Это не компенсация за то, что у нас забрали Крым. Это компенсация за то, что наши права были нарушены и было ограничено право пользоваться нашей государственной собственностью на нашей территории», — прокомментировала она нынешний иск.

Украинские власти заявляют, что направили в Международный уголовный суд в Гааге материалы, которые касаются событий в ходе революции «евромайдана», присоединения Крыма к России и конфликта на востоке Украины. В общей сложности украинские граждане подали около 700 исков к России.

Дорогой газ

Самый ценный актив в крымской прибрежной зоне — это газ, который добывает компания «Черноморнефтегаз». В 2012 году украинский «Нафтогаз», владевший частью акций «Черноморнефтегаза», оценивал запасы газа только на месторождении Палас в 150 млрд кубометров. Ежегодно Украина могла бы добывать не менее 20 млрд кубометров в год.

В 2012–2013 годах Украина, добывавшая лишь 1 млрд кубометров ежегодно, увеличила добычу, закупив для этих целей две плавучие буровые платформы. Все это должно было позволить нарастить объемы добычи до 3 млрд кубометров к 2015 году.

«Таким образом, мы на 10% сократим импорт газа из России, на треть обеспечив потребление жилищно-коммунального комплекса своим газом», — заявлял тогда директор департамента «Нафтогаза» Александр Зейкан. Годовые потребности полуострова в газе составляли всего 2,5 млрд кубометров в год, поэтому часть топлива можно было бы направлять в другие регионы страны. Для увеличения объемов добычи планировалось привлечь инвесторов.

Однако после присоединения Крыма к России «Чероморнефтегаз» был национализирован новыми властями полуострова.

«По предварительным оценкам специалистов, до сих пор осуществляется добыча украинского природного газа на шельфе в исключительной морской зоне Украины. Газ поставляется на оккупированный полуостров. Фактически используется то, что, согласно конституции Украины, является собственностью народа Украины», — отметил министр по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (так официально его пост называется на Украине) Вадим Черныш.

Еще один проект, против которого Украина намерена бороться в международном суде, — это строительство Керченского моста. Этот проект Россия планировала реализовать до 2014 года, что позволило бы увеличить туристический поток на полуостров. Мост до сих пор недостроен.

Примерное поведение

Иск от украинской стороны — это еще один шаг на пути вокруг спора, чей Крым, российский или украинский, считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Павел Гудев. После присоединения Крыма Москва автоматически считает своим не только полуостров, но и его акваторию, в том числе водные живые и неживые ресурсы вокруг полуострова и территорию шельфа. Киев же с этим не согласен.

Эксперт сравнивает ситуацию с конфликтом вокруг Абхазии. «Грузия не считает Абхазию отдельной страной со своей морской зоной. У России же с Абхазией двусторонний договор, наши пограничники защищают общую границу», — заявил он.

«Но Грузия, в отличие от Украины, по этому поводу иски не подавала. Вместо этого, когда судна с российским флагом заходили в абхазский порт, а потом в порт в Грузии, в Тбилиси капитана сажали. Его обвиняли в том, что он не просил разрешения у страны зайти в Абхазию», — объяснил Гудев.

По его словам, Украина при подаче иска могла также руководствоваться опытом Филиппин. 17 июля третейский Гаагский суд удовлетворил иск Филиппин против притязаний КНР на 80% акватории Южно-Китайского моря. До гаагского вердикта КНР не обращала внимание на контраргументы других стран, постепенно увеличивая свое присутствие в Южно-Китайского море.

С точки зрения Украины, Крым является «оккупированной территорией», это же относится ко всему комплексу имущества украинских юридических и физических лиц, поясняет украинский политолог Константин Батозский.

Генеральный директор консалтинговой компании «Нефтегазстройинформатика» Леонид Униговский утверждает, что иск обладает неплохими шансами на успех.

«Все понимают, что речь идет об украинском шельфе, на развитие которого потрачены немалые деньги Украины. На нем Россия ведет добычу, обустройство, используя оборудование «Черноморнефтегаза». Туда пошли буровые платформы под охраной российского Черноморского флота, и они ведут там работы», — объясняет эксперт. Он считает, что иск будет подан на очень большие обоснованные суммы.

Россия не уступит

Украинские юристы не хотят комментировать этот вопрос открыто, но готовы делиться своими соображениями без записи. Директор одной крупной юридической фирмы говорит, что перспектива выиграть дело у страны действительно есть.

«Однако у Украины могут возникнуть сложности с получением возможной компенсации. Посмотрите на дело российского нефтяного концерна ЮКОС», — подчеркивает украинский эксперт.

Гаагский третейский суд обязал Россию выплатить компенсацию бывшим акционерам ЮКОСа в размере $50 млрд. Ответчик не согласился с вердиктом и предупредил, что не будет выплачивать эти деньги. У суда Гааги нет реальных возможностей добиться от той или иной стороны соблюдения вердикта. Так или иначе, российская сторона подала апелляцию, и в апреле 2016 года суд согласился с доводами защиты, что в компетенцию арбитража не входило рассмотрение исков такого рода.

Украинский эксперт считает, что не менее тяжелый процесс ждет и нынешний иск по Крыму. Вполне вероятно, что рассматриваться он будет на протяжении нескольких лет.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин заявил «Газете.Ru», что не ожидает серьезных последствий ни от украинского, ни от крымского иска, если последний будет все-таки подан.

«Все это лежит в большей степени в сфере информационной войны, а не в сфере юриспруденции. Больших перспектив эта тяжба не имеет, поскольку Россия считает Крым своим и не собирается его отдавать. По этой логике шельф тоже крымский, — добавил эксперт. — Претензии Украины по шельфу, в свою очередь, укладываются в рамки общих претензий к Крыму. Киев до сих пор не был эффективен в отстаивании этой позиции».

По мнению Жарихина, главный процесс между Москвой и Киевом — это минские переговоры, которые во многом тормозят из-за неспособности ЕС надавить на украинские власти. «Пока продолжается этот процесс, судебные тяжбы останутся в рамках агитационных кампаний», — говорит эксперт.